К 4-й годовщине преставления иеромонаха Германа (Щепихина). Письмо духовной дочери

К 4-й годовщине преставления иеромонаха Германа (Щепихина). Письмо духовной дочери

Старец есть сердце всех
верующих сердец, получающих от него свет.

Прп. Серафим Вырицкий

22 июня 2018 года исполнилось 3 года со дня преставления иеромонаха Германа (Щепихина), духовного отца многих православных не только из Сергиева Посада, но и из других российских городов.

Батюшка родился в многодетной московской семье. По его рассказам, когда мать шла в роддом, то подумала, что если родится мальчик, то пусть будет священником, сделала еще шаг и уточнила – монахом! Семья была благочестивой, детей регулярно приводили к Причастию в храм Иконы Божией Матери «Знамение», что в Переяславской слободе. Настоятель храма начинал причащать стоящих к Святой Чаше с будущего иеромонаха Германа, обращаясь к его матушке: «Давай, Мотя, своего!»

Отец Герман многое впитал из православного быта благочестивой среды, в которой был воспитан. Позже он старался передать нам, окормлявшимся у него, как можно больше из того, что было получено им во время своего взросления.

У батюшки были замечательные наставники. Они относились к тому поколению, которое пережило гонения и участвовало в возрождении Церкви. На всю жизнь сохранил отец Герман к ним большую любовь, делился с ними радостью и горем. Для батюшки слово духовного отца было законом. Однажды он пришел в храм в рубашке с короткими рукавами и получил замечание о ненадлежащем виде. Сразу же побежал домой переодеваться и бегом назад, чтобы успеть к службе. Из этого времени – его поучения об уважении к сану, почитанию наставников, благочестивому поведению в храме и надлежащей одежде православного христианина, тем паче в день Причастия и церковного праздника.

Из тех же времен его любовь к духовному чтению. Несмотря на трудный доступ к духовной литературе, ему часто давали книгу-другую для чтения, а однажды подарили даже полное собрание сочинений свт. Иоанна Златоуста, и он прочитал его полностью. Батюшка потом рассказывал, что в духовной академии это очень ему помогло при ответе на сложный вопрос – он единственный со всего курса смог ответить на него правильно.

P1000126.JPG 

Иеромонах Герман (Щепихин)

Были школа, техникум, институт, занятия на вечерних курсах повышения квалификации при мехмате МГУ, работа. Но мирская жизнь не складывалась, не получалось и жениться. От нас сокрыто, с какими мучительными сомнениями принято было им решение стать священнослужителем, но, получив благословение и рекомендацию, он поступает сначала в семинарию, а затем в Московскую духовную академию. Потом постриг, в Троице-Сергиевой Лавре. Батюшку рукополагают в сан иеродиакона, а вскоре – во иеромонаха. В Лавре он стал духовным чадом приснопоминаемого архимандрита Кирилла (Павлова) и остался им до своего преставления. По благословению старца он исполнял послушание лаврского духовника.

Батюшка рассказывал о том, что в начале монашеской жизни отец Кирилл с ним как-то несколько часов беседовал до поздней ночи, давал наставления на всю последующую жизнь.

Господь наделил отца Германа даром дерзновенной молитвы, проявившейся еще в детстве, когда он молился за свою тяжело болящую мать. Он старался этому научить и нас, как припасть к «бесконечному океану благодати» и неотступно просить: «Подай, Господи!» По его благодатным молитвам утихали раздоры, решались житейские проблемы, находились нужные врачи и творились исцеления. Не могу перечислить то множество случаев, когда по батюшкиным молитвам людские жизни буквально воздвигались «из пепла».

Помню, как-то стоим мы с сыном у братской проходной, в конце очереди к отцу Герману. Идет монах, останавливается рядом с нами и говорит «Какие же вы счастливые! У вас духовный отец – старец!»

Батюшка повторял нам: «Работайте Господеви со страхом и радуйтеся ему с трепетом». Он так и служил Господу всю свою земную жизнь. Он все делал очень тщательно. Когда служил в церкви на Литургии, всенощной, молебне, панихиде, то без торопливости и сокращений. Из алтаря после служб выходил последним, когда помолится за нас, грешных, по нашим запискам и без них. Эта тщательность служения чувствовалась во всем. В тяжелых случаях просил писать записки, чтобы раздать сильным молитвенникам Лавры. Когда дело касалось заболеваний телесных, то отправлял за советом к лаврским врачам: «Вон идет отец Моисей, бегите, спросите у него…» Это чтобы дать совет наверняка.

Проповеди батюшки были особенными. Он знал о каждом, кто с чем приехал, и давал ответ, не дожидаясь личной беседы.

С 2002 г. батюшка принимал всех приходящих к нему на улице у проходной к братским келиям. В любую погоду – мороз, зной, дождь, снег – по нескольку часов. Как ни оденься, промерзаешь, а батюшка терпеливо стоит, разговаривает, выслушивает, дает советы. Бывало, что потом и простудится, и заболеет – весь сплошная болячка. Однажды, простояв с нами на улице несколько часов у проходной, остался еще ждать кого-то из Владивостока. Совет батюшки для этого человека, пребывавшего в крайне сложном душевном состоянии, оказался особенно полезен.

В последние годы местом служения отца Германа стал скит Св. равноапостольной Марии Магдалины в отдаленном пригороде Сергиева Посада. На службу приходило мало народа, но батюшка говорил, что, бывает, Господь посылает служить и ради одного человека.

Нас он учил страху Господню и боязни остаться неблагодарными Богу, Пресвятой Богородице, святым, к которым обращались с молитвой о помощи. Я молилась преподобному Сергию, когда у сына были проблемы с работой. Через некоторое время все устроилось. Батюшка сказал: «Заказывай благодарственный молебен Преподобному. Это он».

Как-то отец Герман задал вопрос перед молебном: «Что лучше: поставить свечку на подсвечнике в храме или большую свечу в алтаре, чтобы она горела во время нескольких служб?» И мы покупали большие свечи и передавали их в алтарь. Батюшка приводил примеры, когда неблагодарность Господу за Его благодеяния, на нас изливаемые, приводила к несчастным случаям.

Батюшка считал для себя неприемлемым «молчанием предавать Господа». Не позволял женщинам в брюках подходить к нему с вопросами, объяснял, что брюки – не женская одежда, нельзя их им носить не только в святом месте, в храме, но и везде. Вразумлял, что это большой грех, соблазн, который ложится на детей и семью.

Рассказывал, что в прежние времена даже Патриарх Иерусалимский, когда приезжал в Лавру, то у Святых врат опускался на колени и дальше передвигался на коленях, потому что каждая пядь земли здесь свята. Кощунственно входить в Лавру неподобающе одетым.

 
Могила иеромонаха Германа (Щепихина)
на братском кладбище в с. Деулине

Быв не единственным ребенком в семье, он на деле знал, что такое родственная, братская любовь. Переживал очень, когда с кем-то из братии случалось нехорошее. Чувствовал так, как если бы это случилось с ним, молился о каждом и старался помочь.

Батюшка тщательнейшим образом исследовал глубины человеческой души. И Господь открывал ему не только поступки, но и помыслы. Бывало, во время исповеди вдруг обнаруживался давно забытый мною грех. Батюшка никогда не указывал прямо – это было откровение в виде притчи, цитаты из святых Отцов, наставлений арх. Кирилла, рассказа из собственной жизни, из наставлений схимонахини Марии, его горячо любимой матери. Если сразу не вразумилась, приедешь в следующий раз – батюшка повторит. Ага! Раз повторяет, значит неспроста. И вдруг – озарение! Это про меня. Осталось только покаяться. Для меня 14 лет регулярных поездок к батюшке остались незабываемыми.

…Приезжаешь к концу братской трапезы. Вот батюшка выходит к нам, страждущим, беседует с каждым. Доходит очередь и до меня. Он говорит о том, о сем, и ни одного слова без пользы, без смысла. Только то, что необходимо. Запомни и подумай. Иногда в завершение угощает или яблочком с братской трапезы, или булочкой или говорит: «На, возьми "антидорчик" – его у нас только архимандриты едят». Разливается в душе благодать, горячо благодаришь батюшку. Возможно, это утешение перед предстоящей скорбью. Приезжаешь домой и понимаешь, что, действительно, оно было необходимо.

Иногда при встрече батюшка немногословен, разговаривает несколько сухо и быстро благословляет на обратный путь. В душе понимаешь, что «кошка чье-то мясо съела». Иди и думай, в чем согрешила.

Батюшка учил: «Надежда, покрывай все любовью». Свет батюшкиной любви навсегда останется в наших сердцах. Вечная память дорогому отцу Герману!


р. Б. Надежда Маликова 

(публикуется с разрешения автора)


22 июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Модуль 'Реклама, баннеры' не установлен.

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.