Художественное шитье в храмах Троице-Сергиева монастыря в XVII – начале XX вв.

На протяжении столетий количество произведений из тканей, находившихся в церквях, их роль в символическом и декоративном убранстве не были одинаковыми. Проблеме бытования художествен­ного шитья, его связи с общей декорацией храма в эпоху средневе­ковья посвящено не одно исследование [1]. К сожалению, сохранивши­еся описи имущества Троицкой обители позволяют сделать подобный анализ только на поздний период — с 30-х годов XVII в. до начала XX в.


Чудо Архангела Михаила в Хонех. Покровец 1501-1503. Вклад великого князя Ивана III  

В самой ранней из дошедших до наших дней описей монастырс­кого имущества — Описи 1641 г. [2], предметы из тканей (различные по назначению, по способу создания, по декоративному решению) значатся во всех храмах. Изделий с вышитыми лицевыми изоб­ражениями всего 16. Это подвесные под иконы пелены, нагробные покровы, хоругви и индития. Нагробные покровы с образами преподобного Сергия и преподобного Никона зафиксированы в Успенской и Никоновской церквях [3]. В Успенской также значатся и две шитые «на обе стороны» хоругви: со сценой Видения чудот­ворца Сергия и с образом Святой Троицы [4]. Индития «спереди образ Живоначальныя Троицы а по сторонам Вечерение Спасово, позади Видение чудотворца Сергия» обнаруживается в надвратной Серги­евской церкви [5]. Лицевые подвесные пелены числятся во всех вы­шеупомянутых храмах. Наибольшее их количество — 5 (3 больших «местных» и 2 малых «пядничных») было сосредоточено в Троиц­ком соборе, здесь же кроме лицевых висело еще и 10 пелен с жемчужно-дробничными крестами.

В то же время, согласно Описи 1641 г., в ризнице хранилось бо­лее 50 пелен, переданных из церкви Святой Троицы (в том числе 20 лицевых). 45 пелен помечены как «отнятые от пядниц в Троицкой церкви в 1635 г.» [6] При описании же Троицкого храма отражено мес­тоположение 23 пелен, 8 из них имеют помету о передаче в ризни­цу. Где конкретно располагались остальные 43 пядничные пелены можно лишь предполагать. В данном случае важен масштаб явле­ния: до 1635 г. в Троицком соборе находилось не менее 66 пелен, из них 25 были с лицевыми шитыми изображениями [7].

Что касается местоположения пелен, зафиксированных Опи­сью 1641 г., то все они располагались в предалтарной части храма: под местными и пядничными иконами иконостаса, под иконами, висевшими на стене и столбе рядом с ракой преподобного Сергия Радонежского.

Иконостас Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря в 1641 г. несколько отличался от современного.


Покров с мощей преподобного Сергия. XV век.
Музей "Ризница". Троице-Сергиева Лавра

Во-первых, все иконы в иконостасе имели драгоценную обклад­ку, преимущественно в виде позолоченной серебряной басмы, за­крывавшей поля и свет икон. Часть образов украшали драгоценные дополнения в виде венцов, цат, ожерелий и других традиционных элементов иконного убора. Во многих случаях эти элементы были выполнены с включением разноцветных эмалей и камней, жемчу­га. Кроме того, почти ко всем иконам нижних рядов (местного и деисисного) были подвешены приклады: мелкие кресты, иконки, панагии, золотые и серебряные монеты.

Второй важный отличительный момент — наличие двух пядничных рядов, располагавшихся на тяблах между местным и деисисным рядами и между деисисным и праздничным. В нижнем пядничном ряду находилось 15 икон, верхний пядничный ряд включал 57 икон.

Не совпадали с современным состав и местоположение икон местного ряда. Но эта разность в контексте данной работы не при­нципиальна [8].

В иконостасе пелены висели под всеми местными иконами, рас­положенными между северной и южной дверьми. Только под об­разом Спаса Нерукотворного, располагавшемся с левой стороны от Царских врат между образами Святой Троицы и Богоматери «Оди­гитрия», в киоте находились небольшие живописные иконы. Такое же многоярусное расположение икон фиксируется в северном углу и, предположительно, в южном. У Похвальных придельных дверей под иконой Умиления висели две келейные иконы преподобного Сергия Радонежского с пеленами, а под ними еще две пядницы.

Таким образом, подвесные пелены в нижней части иконоста­са создавали достаточно мощный цветовой акцент, но не в виде сплошной полосы, а в виде массивных, но фрагментарных вкрап­лений. Кроме того, все пелены разнились по цвету тканей, декора­тивному оформлению.

Из восьми пелен только три имели сюжетные шитые изображе­ния. Под образом преподобного Сергия Радонежского с житием конца XV в., располагавшимся слева у северных дверей, висела «пе­лена, на ней шито шелки Видение Чудотворца Сергия, по полям Святые, а венцы шиты золотом» [9], а справа от Царских врат под ико­ной Троицы письма Андрея Рублева находилась «... пелена, отлас синь средина отлас червчат, на ней вышит образ Живоначальныя Троицы, кругом пелены по полям шиты праздники, ветха» [10]. «Пе­лена шит образ Николы ж Чудотворца золотом и серебром на червчатом атласе, подпись около шита серебром» располагалась под образом Николы Мирликийского, келейным молением Преподоб­ного [11]. Фрагменты лицевого шитья присутствуют в подвесной пеле­не к образу Святой Троицы, находившейся слева от Царских врат: «Пелена камка лазорева, а на ней шито во облаце образ Спасов по сторонам ангели, крест шит волоченным золотом, около пелены бархат золотный ветх» [12].

Из 15 икон нижнего пядничного ряда пелены, в том числе лице­вые, имели пять богородичных образов (5-я и 7-я слева и 3-я, 5-я, 7-я справа) [13], а из 57 икон верхнего пядничного ряда пеленой был отмечен, располагавшийся практически посередине образ Николы Можайского.

Пядницы висели и на южной стене у раки над местным рядом (здесь из 11 богородичных икон пелены были у четырех (3, 6, 9,10) [14] и на столбах в киотах, располагаясь в три ряда. Пелены обнаружива­ются только на правом столбе со стороны клироса. В среднем ряду пелена висела под образом Богоматери «Умиление», в нижнем, под большим пядничным образом Николы Чудотворца, находилось две лицевые пелены — с изображениями Богоматери «Одигитрия» и Богоматери «Умиление», а под большой пядницей Богоматери с Младенцем висела пелена с жемчужным крестом.

В соответствии с пометами в Описи 1641 г. к моменту ее состав­ления количество и расположение малых пелен изменилось. Убра­ли пелены от всех пядничных икон верхних рядов. Часть отдали в ризницу. Некоторым нашли применение здесь же в соборе. От раки, от образа Богородицы «Тихвинская» пелена «около низана жем­чугом а в середках крест низан жемчугом же с каменем на черном бархате» была отдана «... в алтарь на престол», она была нашита на индитию [15]. А лицевые пелены от икон, висевших на нижнем тябле иконостаса, переместили «на правый крылос» на столб: под скла­день (под створку с изображением Богоматери) повесили пелену от иконы Богоматери «Умиление» с соответствующим образом, а под большую пядницу с образом Богоматери «Деисисная» перемести­ли пелену с изображением Богоматери «Коневская». В результате, к 1641 г. на столбе у изголовья раки преподобного Сергия Радонежс­кого оказалось пять пелен, в том числе четыре лицевых.

Таким образом, в Описи 1641 г. ярко проявлена тенденция умень­шения количества пядничных пелен. Почему это про­исходило? Возможно, их снимали по причине ветхости, возможно, потому что мешали восприятию нижестоящих икон, накладываясь на них. Несмотря на то, что как и иконы пядничные пелены были материальным воплощением частного моления, отношение к ним было достаточно формальным. Вкладные комплексы разбивали, икону оставляли, а пелену убирали в ризницу или переносили в другое место. При перемещении важно было совпадение размеров образа и пелены, а не совпадение сюжетов. В то же время переме­щение двух пелен на столб к раке преподобного Сергия Радонежс­кого свидетельствует о том, что тканям по-прежнему придавалось смысловое значение — как предмету почитания святыни, выделе­ния наиболее значимой реликвии.

Сравнение значимости орнаментальных и лицевых пядничных пелен некорректно, поскольку в большинстве случаев икона и пе­лена поступали в монастырь комплектно. В отношении же пелен, висевших под местными иконами иконостаса это вполне допус­тимо. Наличие лицевых пелен под иконами Св. Троицы и образом преподобного Сергия Радонежского с житием, служит свидетельс­твом их особого почитания [16].

Тканями в Троицком соборе также были покрыты престол, жер­твенник, аналои, под иконами на аналоях висели пелены, запрес­тольную икону покрывал сулок.

В целом, говоря о декоративной роли тканевого элемента в ин­терьере Троицкого собора на середину XVII в., следует оценить ее не столь значительной и структурообразующей, как принято считать. Пелены не отличались единообразием, выполненные из шелковых разноцветных тканей они органично «растворялись» в изобилии икон в драгоценных окладах с множеством разномастных приве­сов, не неся акцентированной визуальной нагрузки. В то же время нельзя не отметить роли подвесных пелен в выделении святынь — почитаемых икон и раки преподобного Сергия.

В других храмах ситуация с художественными тканями на 1641 г. была аналогичной. Только пелен было поменьше, и по материалам они были попроще. А полное изъятие пелен от пядниц верхних ря­дов произошло попозже. Во всяком случае, на 1641 г. в Никоновс­кой церкви на стене справа под образом Богоматери «Умиление» еще находилась «пелена камка ала, а на ней образ пречистые Богороди­цы Воплощение по полям четыре святых шито золотом, серебром и шелки» [17]. Перемещения пелен были проведены по тому же принци­пу, что и в Троицком соборе. Две лицевые пелены с образами Бого­матери «Казанская» и Богоматери «Воплощение» от одноименных икон, висевших у гробницы преподобного Никона Радонежского на тябле, перенесли под образ Богородицы «Умиление», находившейся «у Чудотворца Никона во главах» [18].

К началу XVIII в. в интерьере Троицкого собора произошли не­которые изменения. В 1672 г. на средства стольника И.В. Янова ки­оты местных икон были обложены серебром [19]. Иконы поменяли местами. Предметов из тканей стало чуть больше: меж престола и жертвенника появился атласный занавес, у икон на левом и правом столбах пелены повесили с трех сторон, над входом в придел пос­тавили Деисис с пеленой. Почти все местные иконы в иконостасе и у раки Преподобного получили пелены, причем длинные, объ­единявшие несколько образов. Среди всех этих тканей только две были с лицевыми изображениями. Пелена «шит Деисус золотом и серебром по червчатому атласу» [20] располагалась под иконой нижне­го ряда на правом столбе со стороны клироса (у изголовья Препо­добного, там, где раньше висело 5 пелен).

Под образом Св. Троицы письма Андрея Рублева в качестве вто­рой — «повседневной» висела пелена с шитым изображением Живоначальной Троицы, значащаяся еще в Описи 1641 г. В Описи 1701 г. пелена упоминается дважды: вначале как вседневная и «вет­ха гораздо», потом без указания ветхости, с опушкой из золотного бархата. Отмечено, что образ Троицы не вышит, а нашит и камка на кайме — не синяя а лазоревая [21]. Подтверждением переделки пелены служит рассказ Симона Азарьина. В главе под названием «Чудо о жене, сотворившей пелену» повествуется о том, что «в 7153 [1645] году, в 6-й день июня, начальники великой обители Пресвя­той Единосущной Нераздельной Троицы и великих чудотворцев Сергия и Никона захотели снять с многочудесного чудотворного образа Пресвятой Живоначальной Троицы древнюю пелену и сде­лать новую, изобразив на ней Пресвятую Единосущную Троицу и многих святых, по подобию их. Пелену с древним изображением послали некоей женщине, по имени Васса, которая жила недале­ко от обители, наказав ей... изготовить новую пелену к образу Свя­той Единосущной Троицы.... Служившие в той обители... принесли пелену к вышеупомянутой Вассе и повелели срочно приступить к делу... Женщина же, видя, сколь премудро сделана эта вещь и какое необыкновенное искусство здесь требуется, пришла в отчаяние и не могла решить, как ей приняться за такую работу, как сделать столь удивительное украшение. И напали на нее страх, и трепет, и печаль великая, так что задумала она вернуть пелену обратно в обитель, не смея ни прикоснуться к ней, ни начать работу.

По Промыслу Божию случилась в то время сильная буря. Жен­щина, испугавшись бури, закрыла оконца своего дома и, сидя над пеленою, размышляла, что и как нужно делать. В то время как сер­дце ее было занято такими размышлениями, внезапно буря сорвала крышу с ее дома и откуда-то раздался голос, повелевающий ей изго­товить пелену без размышления и со тщанием, как подобает.

Очнувшись и с трудом придя в себя, женщина пошла в пречестную обитель, в церковь Пресвятой Единосущной Троицы и великого чу­дотворца Сергия, и отслужила молебен. После молебна, собрав все от прежней пелены, она начала делать новую и, с Божией помощью, через некоторое время сделала все заново своими руками как подобает» [22].

К 30-м годам XVIII в. из храмов убрали практически все ткани с лицевыми изображениями (за исключением 2-х нагробных покро­вов, находившихся в Никоновской и Успенской церквях и пелены с изображением Деисиса, висевшей у запрестольного образа в церкви Зосимы и Савватия Соловецких). Из Троицкого собора исчезла и пе­лена с образом Деисиса и пелена с образом Св. Троицы. Чудотворный образ письма Андрея Рублева был выделен «вседневной» пеленой с кружевным крестом и пеленой «воскресной» с нашитым крестом из парчи. Кроме того, киот иконы имел завес из зеленой тафты.

Комплект иконы с пеленой зафиксирован в Успенской церкви за жертвенником в киоте среди других икон. Там висел образ Видения Богоматери преподобному Сергию Радонежскому с пеленой, при­несенный на гробе слуги Михаила Митнева в 1734 г. [23] Но это скорее пример бытования иконы в частной жизни, сохранения традиции, а не стабильный элемент системной храмовой декорации в отличие от средневековой практики.

С середины XVIII в. интерьер Троицкого собора все больше на­чинает напоминать драгоценную шкатулку. Внизу иконостаса, под всеми местными иконами были устроены тумбы, обитые позоло­ченной медью. Большинство храмовых икон в 50-е годы XVIII в. получили серебряные позолоченные ризы, изготовленные в основ­ном на средства обители, братии и служителей Троице-Сергиева монастыря. Пядницы переместили в хранилище, в 1777 г. поновили росписи. Пространство храма стал более «читаемым», организован­ным. Тканям отводилась роль цветовых акцентов наиболее важных мест: рака, престол, жертвенник, Горнее место, Царские врата. На престоле на 1789 г. находилось пять индитий, в том числе с выши­тым изображением Спаса на престоле [24].

В 90-е годы XVIII в. наблюдается последний всплеск интереса к лицевым тканям как неотъемлемой принадлежности храмового убранства. До 30-х годов XIX в. в Троицком соборе под иконой Св. Троицы письма Андрея Рублева висела пелена «на которой средина вышита разными шелками, по правую сторону лики Троические, в средине дерево, у древа Авраам, с левой стороны в домике Сарра, внизу гора...» [25] и подзор с изображением Спаса на престоле с пред­стоящими, на котором доличное было шито золотом, серебром и разными шелками, а вот «лички и ручки» у всех святых были жи­вописные [26]. Обе вещи являлись вкладами и собственной работой Натальи Егоровны Баскаковой. В 1797 г. из Петербурга с Троицкого Фонтанного подворья привезли «одежду на аналой» под Евангелие с шитыми изображениями архангела Михаила и архангела Гаврии­ла, ее разместили в Троицком соборе, сделана она была из казенных материалов все той же Натальей Егоровной Баскаковой [27].

В конце XVIII в. также были отремонтированы две древние хо­ругви с образами Видения Богоматери преподобному Сергию [28]. У клиросов Троицкого собора они находились до 60-х годов XIX в.

На протяжении XIX в. количество драгоценного металла в Тро­ицком соборе увеличилось, а тканей уменьшилось до минимума. В самой поздней описи монастырского имущества, составленной в 1908 г. предметы из тканей с лицевыми изображениями не упоми­наются вообще. Что, естественно, не означает, что они не использо­вались. Например, в ризнице хранилось несколько старых больших пелен, предназначавшихся для подвешивания под иконы местного ряда. А вот малые пядничные пелены из описей в середине XIX в. исчезли, древние предметы в небольшом количестве сохранились, но значились в разделе нагробных покровов и покровцов [29].

Касаясь темы бытования лицевого шитья в церковном интерьере нельзя не сказать о нагробных покровах. Покровы с шитыми изобра­жениями святых в Троице-Сергиевом монастыре фиксируются в 3-х местах: в Троицком соборе (на раке с мощами преподобного Сергия Радонежского), в Никоновской церкви (на раке преподобного Ни­кона Радонежского) и в Успенской церкви (на гробе, в котором были обретены мощи преподобного Сергия). Любопытен характер исполь­зования покровов с шитым образом преподобного Сергия во второй половине XVIII — первой половине XIX в. В Описи 1805 г. при описа­нии раки, устроенной Анной Иоанновной, читаем следующее: «Внут­ри оной раки на потолке вставлен покров, состоящий под № 1, на нем образ чудотворца Сергия по опушке с житием» [30]. Речь идет о сохра­нившемся покрове вклада Строгановых [31]. Как видно из текста, он не лежал на гробнице, а был прибит к внутренней поверхности крышки раки. В этой же описи есть еще одна интересная запись: «При правом крылосе позади настоятельского места киот, в нем покров преподоб­ного Сергия, на нем мантия шита золотом, вкруг оной мантии обведе­но мелкой фиолетовой битью с канителью серебряной... дан вкладом от полковника Алексея Алексеева сына Семенова» [32]. В таком виде этот покров просуществовал до 1838 г., когда киот уничтожили за ветхос­тью, а покров переместили на внутреннюю сторону крышки к раке святых мощей преподобного Сергия [33]. Видимо, он заменил, вышеупо­мянутый драгоценный покров вклада Строгановых.

В заключение хотелось бы отметить, что история бытования ху­дожественного шитья в храмах в эпоху позднего средневековья и Нового времени, это история его вытеснения из церковного про­странства. В силу рукотворности, особой фактуры шитые и орна­ментальные изделия из тканей привносили свою неповторимую ноту не только в декоративный, но и в эмоциональный строй хра­мового интерьера, позволяли расставлять определенные смысло­вые акценты.


Источник: Г.П. Черкашина. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. - Сергиев Посад, 2012. С. 268-277.


Примечания

[1] См., например: Антонова В.И. О первоначальном месте «Троицы» Андрея Рублева // Ма­териалы и исследования / ГТГ. - М., 1956. Вып 1. С. 21-43; Бадяева Т.А. Ткани и лицевое шитье в убранстве древнерусского храма XV в. // Проблемы истории СССР. - М., 1974. Вып. 8. С. 56- 75; Маясова Н.А. Памятники средневекового лицевого шитья из собрания Успенского собора // Успенский собор Московского Кремля: Материалы и исследования / ΓΜΜΚ. - М., 1985. С. 180-214; Меняйло В.А. Художественное шитье в храмах Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI века //Древнерусское художественное шитье. Материалы и исследования / ΓΜΜΚ. - М., 1995. Вып. X. С. 14-25; Петров А.А. Древнерусское шитые пелены под иконы. XV-XVI вв. Типология. Функция. Иконография. Автореферат диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. - Μ., 2008.

[2] Существует подлинник и два списка описи. В данной работе ссылки даны на копию XIX в. СПМЗ. Инв. 187 рук. (Далее - Опись 1641 г.)

[3] Опись 1641 г... Л. 158, 181.

[4] Там же. Л. 201, 210. Далее ссылки даны только на сохранившиеся предметы.

[5] Там же. Л. 209.

[6] Там же. Л. 108- 118 об.

[7] Картина, реконструируемая по Описи 1641 г., не совпадает с впечатлениями Павла Алеппского, посетившего Россию в 1655-56 гг. в составе делегации во главе с Антиохийским Патри­архом Макарием. Его описание Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря, в котором: «Каждая икона имеет соразмерную со своей величиной пелену, спускающуюся до земли; на ней вышито то же изображение, что и на иконе, унизано жемчугом и драгоценными камнями...» по отношению к середине столетия является очевидной гиперболой.

[8] О составе местного ряда, его изменениях, а также о количестве и местоположении пядниц см.: Воронцова Л.M. Иконы и фрески Троицкого собора // Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры. - СТСЛ, 2003. С. 75-77.

[9] Опись 1641 г... Л. 25 об.

[10] Там же. Л. 8.

[11] Там же. Л. 11.

[12] Там же. Л. 22. Возможно, при создании пелены использована лазоревая камка, которую за пострижение «ко образу живоначальной Троицы» дал в 1624 г. Савва (Симон) Азарьин. См.: Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря 1673 г. - М., 1987. Л. 821 об.

[13] В целом идентификация икон и пелен, располагавшихся в храмах и ризнице Троице- Сергиева монастыря, с дошедшими до наших дней, достаточно сложная задача (в силу сходства или краткости описаний) и требует специального исследования. Предположительно, в данном случае речь идет об иконах Богоматери «Знамение» (СПМЗ. Инв. 4945 ихо), Богоматери «Уми­ление» (СПМЗ. Инв. 5011 ихо) и Богоматери «Коневская» (СПМЗ. Инв. 4993 ихо). Подробнее об иконах см.: Николаева Т.В. Древнерусская живопись Загорского музея. - Μ., 1977. С. 125. № 202; С. 126, № 203; С. 123-124, № 199.

[14] Предположительно идентифицируется образ Богоматери «Тихвинская» (СПМЗ. Инв. 4986 ихо) и Богоматери «Знамение» (СПМЗ. Инв. 5018 ихо). Об иконах см.: Николаева Т.В. Указ. соч. С.131, № 219; С.111-112, № 169.

[15] Опись 1641 г.... Л. 17.

[16] К образу преподобного Сергия Радонежского с житием предназначалась также драго­ценная пелена вклада царицы Анастасии Романовны (СПМЗ. Инв. 2193 ихо) и, предположи­тельно, пелена вклада великой московской княгини Соломонии Сабуровой (СПМЗ. Инв. 409 ихо). Также об этом см: Манушина Т.Н. Пелена Анастасии Романовны // ПКНО 1980. - Л., 1981 С. 436-438.

[17] Опись 1641 г.... Л. 157.

[18] Опись 1641 г.... Л. 160 - 160 об. Икона Богоматери «Воплощение» с пеленой являлась вкладом в ТСМ по И.Т. Грамотине в 1638 г., а икона Богоматери «Казанская» — вкладом по A.M. Нагом в 1628 г. (Вкладная книга...Л. 235, 960 об.). К 1641 г. оба комплекса были разъединены.

[19] Вкладная книга... Л. 242 об.

[20] Переписная книга Троице-Сергиева монастыря 1701 г. Л. 43 об. РГАДА. Ф. 237. Oп. 1. Ч. 1. Ед. хр. 27.

[21] Там же. Л. 6 об, 13.

[22] Житие и чудеса преподобного Сергия игумена Радонежского, записанные, препо­добным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным. Гл. 85. http://www.stsl.ru/lib/book2/index.htm.

Об этом факте также см.: Маясова Н.А. Методика исследования памятников древнерусско­го лицевого шитья//Материалы и исследования. ГММК. - Μ., 1973. Вып. 1. C. 121.

[23] Опись 1737 г.... Л. 101 об. СПМЗ. Инв. 46 рук. Опись 1737 г. Л. 101 об.

[24] Индития неоднократно опубликована. См.: Балдин В.И. Манушина Т.Н. Троице-Сергиева лавра. Архитектурный ансамбль и художественные коллекции древнерусского искусства X1X-XVII вв. - М„ 1996. С. 386, ил. 311. СПМЗ. Инв. 178 ихо.

[25] Опись ТСЛ прибылых вещей 1790 г. Л. 74. СПМЗ. Инв. 72 рук.

[26] Там же. Л. 68.

[27] Там же. Л. 80.

[28] Там же. Л. 53-54.

[29] См. об этом: Черкашина Г.П. Покровцы на главу преподобного Сергия Радонежского. К проблеме типологии церковных тканей // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духов­ной жизни России. Материалы VI международной конференции 29-31 сентября 2008 г.. Сергиев Посад, 2010. С. 351.

[30] Опись Троице-Сергиевой лавры 1805 г. Л. 38. СПМЗ. Инв. 30 рук.

[31] Покров неоднократно публиковался. См.: Балдин В.И., Манушина Т.Н. Указ. соч. С. 390- 391, ил.315,316. СПМЗ. Инв. 400 ихо.

[32] Опись 1805 г.... Л. 48.

[33] Там же.



5 Февраля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...