Как учить детей добродетели

Как учить детей добродетели

"Страннолюбия не забывайте!"  так любил часто повто­рять угодник Божий преподобный Сергий. Странноприимство было любезно ему с детства; вспомните, как он, будучи семилетним мальчиком, встретил в поле под дубом странного инока, как со слезами упрашивал это­го старца Божия зайти в дом его родителей: "Родители мои,  говорил святой отрок, — очень любят таких, как ты, отче! Не лиши их своего благословения". Видно, его праведные родители строго внушали детям не опускать случая позвать к себе в дом путеше­ствующего инока или другого какого-нибудь усталого странника.

Есть и теперь такие благочестивые родители-страннолюбцы. Вот что, например, рассказывает один богобоязненный странник: "Проходя по Тобольской губернии, увидел я на самой дороге не­богатое село и небольшую деревянную церковь. Проходя мимо, мне пожелалось воздать поклонение храму Божию, и я вошел на паперть церковную и помолился. Около церкви на лужке играли двое малюток лет пяти или шести. Я подумал, что это дети свя­щенника, и, помолившись, пошел дальше. Не успел я отойти ша­гов десять от церкви, как слышу за собой крик: "Нищенькой, нищенькой, постой!" Это кричали и бежали ко мне малютки – маль­чик и девочка, Я остановился, они подбежали и, схватив меня за руки, сказали в один голос: "Пойдем к маменьке – она нищих любит!" – "Я не нищий, – говорю им, – а дорожный человек". – "А как же у тебя мешок-то?" – "Это мой дорожный хлеб", – го­ворю. "Нет, пойдем непременно, –упрашивали детки, – маменька даст тебе денег на дорогу". – "Да где же ваша маменька?" – спросил я. "Вот за церковью, за этой рощицей".

Они повели меня в прекрасный сад, среди которого увидел я большой господский дом; мы вошли в палаты, навстречу к нам выбежала барыня. "Милости прошу! – говорит. – Откуда тебя Бог послал к нам? Садись, садись, любезный!" Она сама сняла с меня сумку: "Дети, – говорит, – возьмите сумочку странника и отнесите в образную комнату: там он у нас и ночует".

Далее странник рассказывает, как он хотел уединиться в саду, чтобы помолиться там, но хозяйка сказала, что дети не дадут ему покоя: "Как только тебя увидят, то не отойдут от тебя ни на мину­ту: они любят нищих – Христовых братий и странников".

Не правда ли, читатель, как счастливы родители, которых Бог благословил такими детьми! Поистине такие дети – Божие бла­гословение: они не только в себе самих носят это благословение небесное, но и собирают его, так сказать, отовсюду, чтобы при­влечь на дом родительский!

Но ведь это счастье благочестивых родителей вполне ими за­служено; кто как не сами они воспитали в детских душах эти святые чувства любви к меньшим братьям Христовым? А если так, то что мешает и всем Христианским родителям заслужить такое счастье?

Учите своих детей страннолюбию, учите их всякой добродете­ли, и вы будете так же счастливы, как были счастливы родители преподобного Сергия и им подобные. Посмотрите, как радуется добрая мать-христианка, каким счастьем сияет ее взор, когда она видит свое дитя, так умильно, в простоте детской души моляще­еся пред святой иконой! Тихо горит лампада пред ликом Матери Божией, и как отрадно льется этот тихий свет на доброе невинное личико малютки-богомольца! Будто сама Матерь Дева кротко и нежно взирает на младенца-молитвенника, и кто же посмеет усом­ниться, что эта молитва БУДЕТ УСЛЫШАНА, что и на этого младенца, и на его отца, и на мать, и на всех, в доме том обитаю­щих, по молитве той, как роса небесная, сойдет благословение Божие? А кто научил дитя этой благодатной молитве? От кого он впервые научился произносить своими невинными, детскими ус­тами преблагословенное имя Небесного Отца? О, конечно от ма­тери, и вот ей за то достойная награда: она теперь несказанно сча­стлива, она любуется, как горячо за нее молится ее милое дитя!

А как крепка и сильна бывает детская молитва – вот тому пример. "В нашем селе, – рассказывал один старец, вспоминая свои детские годы, – случился пожар: загорелся дом, бывший с нами по соседству, почти рядом. Было утро, середина ноября. "Ро­димые детушки, – с криком вбежала к нам в комнату матушка, – вставайте скорее – горим!" Началась суматоха. Нас, детей, на­скоро обули и отвели в то место, куда стаскивали все наше имуще­ство. Дым густым, черным столбом взвивался в воздухе; огонь страшными языками рвался в разные стороны. С минуты на ми­нуту надо было ожидать, что вдруг вспыхнет соломенная кровля и нашего двора. "Детушки, батюшки, молитесь!" – крикнула нам матушка и побежала поскорее еще вытащить что-нибудь из огня. Я взглянул на церковь, ринулся на колена и начал молиться, горя­чо, по-детски молиться. "Мороз даже меня по коже подрал, – так потом говорил батюшке один крестьянин, – когда я увидел вашего мальчугана на коленках; молись, говорю, младенчик | Христов, а я побегу за водой". То была молитва еще семилетнего ребенка. Глубокий вопль растерзанного сердца матери живо вос­принят был детским сердцем, материнский призыв к горячей молитве и теперь будто слышится в моих ушах. Я молился, три раза загорался наш дом, но Господь простер Свою Всесильную десницу и защитил его от всесокрушающего пламени".

Так заключает свой рассказ почтенный старец. Такова сила детской молитвы. Учите, родители, своих детей молиться Богу; слагайте их нежные персты и учите полагать на себе крестное зна­мение: никогда нашей собственной молитве не сравняться с дет­ской! Так она чиста и Богу приятна!

Вот еще картина. Дети играют на улице. Мимо них проходит священник. Посмотрите, с каким почтением бегут к нему эти ма­лютки, чтоб получить от него благословение, с какой любовью смот­рят они на служителя Божия! Или вот несут по селу святые иконы; смотрите, с каким усердием эти малютки кладут земные поклоны пред ними, с каким благоговением прикладываются к святыне, когда ее вносят в дома их родителей. Полюбуйтесь, как чинно-благоговейно стоят эти юные богомольцы в церкви Божией, как они весело бегут туда по первому удару благовестного колокола!

Посмотрите, как умная, благочестивая мать дала дитяти в руки монету, как дитя кладет эту трудовую монету родителей на блюдо церковное или подает ее нищему и убогому, подает с чистым дет­ским восторгом, и как этот нищий калека со слезящим взором бла­годарности призывает Божие благословение на дитя, и на мать, и на всех присных Его!

Счастливы вы, добрые родители, если с детства приучаете руку дитяти творить дело доброе: давайте ему чаще эти монеты; Его ру­кой подавайте милостыню; Его рукой ставьте свечу пред иконой и знайте: за это осеняет вас благословляющая десница Отца Небес­ного! Приучайте дитя считать себя приставником Божиим у благ земных; учите его любить Матерь нашу – Церковь Православную; пусть звон церковного колокола будет самой сладостной музыкой для его детского слуха; пусть на чистой мягкой скрижали его серд­ца неизгладимо-глубоко напечатлеваются священные звуки церков­ных песнопений: что за беда, что они непонятны слабому уму его? Ум позже успеет понять их – лишь бы полюбил он их сердцем сво­им! А полюбит – тогда до глубокой старости они будут служить ему отрадой во всех горестях жизни его. Помните, други: сердце дитяти – чистая страничка: что на ней напишете, то на ней оста­нется. А не успеете добра написать – враг начертит на нем свои письмена гибельные, и тогда трудно будет их отчистить.

Источник: Троицкие листки. Духовно-нравственное чтение для народа. – М.: ОАО «Молодая гвардия». С. 371-374.



1 Июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».

Пожар в Деулине
Пожар в Деулине

15 (27) июня 1865 года в селе Деулино сгорела деревянная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она была сооружена в 1619–1620 годах архимандритом Троицкого монастыря преподобным Дионисием (Зобниновским) в память заключенного в селе в 1618 году перемирия между Россией и Польшей.