Из воспоминаний о старце Кирилле (Павлове)

Куда бы он ни приезжал к отцу Кириллу: в Переделкино ли, в больницу или в подмосковный санаторий, где Батюшка временами бывал на реабилитации, владыка всегда представлялся – «грешный Онуфрий». И возникало с этим «грешным Онуфрием» порой целое замешательство. Целое такое трогательное недоразумение.

2P20170223-PAL_.jpg

Чин отпевания архимандрита Кирилла (Павлова) в Успенском соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Ну и я еще двадцатилетняя тогда была, ничего не знала толком. И, конечно же, зачем мне надо было помнить все архиерейские имена? Зачем? Я и в титулах не шибко разбиралась, путалась все время.

Звонят с поста на проходной. «Тут какой-то грешный Онуфрий приехал», – вяло доложит сонный милиционер.

«Господи, – думаю, – мало ли народу-то со странностями ходит. Пустишь, так не пойми кого».

И впускали не всех и не сразу. Тем более – таких вот, «грешных».

А потом выяснялось, что это архиерей ждал больше часа под воротами. Может, прошелся за это время по территории Подворья, оглядел знакомые места? Он ведь служил здесь в бытность свою еще насельником Лавры – это мне местные старушки позже поведали, полюбили они его тогда и до сих пор помнили.

Подходить и требовать: скажите, мол, что это не кто-нибудь тут ожидает, а архиерей, – владыка Онуфрий не мог. Просто не умел он этого

Так или иначе, а подходить вторично к постовому и требовать: скажите, мол, что это не кто-нибудь тут ожидает, а архиерей, – владыка не мог. Просто не умел он этого. Ну, бывает такое: солидный опытный титулованный человек, а чего-то, ну хоть убей, – не умеет.

И когда наконец все выяснялось и я с ужасом поднимала свое лицо, чтобы встретить его праведный гнев, вселенское негодование, безудержное возмущение, чтобы получить строгий выговор и беспощадное разоблачение моего разгильдяйства… Когда наконец я поднимала свое лицо… Я видела только веселый огонек в его добродушных глазах и детскую улыбку. Ни тени недовольства на незадачливую послушницу. Ни тени. И почему-то становилось весело и легко. Как после исповеди. Сердиться он, оказывается, тоже не умеет!

kirill_pavlov3_a11.jpg

Отец Кирилл его очень любил. За скромность любил, за непритворное смирение и монашеский настрой.

Как-то владыка приезжал к Батюшке на исповедь, только-только став митрополитом, получив белый клобук. Клобук, само собою, был надежно спрятан в машине, и владыка зашел в келью к старцу в одном подряснике – как обычно, даже без панагии. Стоя на коленях, поисповедовался.

Батюшка потом рассказывал, что он уже знал тогда, что владыка – митрополит, но ожидал, что тот сам объявит ему об этом. Ничего подобного не произошло – не сказал ни слова. Когда же отец Кирилл начал произносить разрешительную молитву и назвал-таки его митрополитом сам – в ответ не последовало никаких возражений. Только и всего.

Батюшку это умилило тогда: надо же! Ничего так и не сказал. Какой скромный.

И когда владыка Онуфрий стал уже Блаженнейшим митрополитом всея Украины, когда на плечи его легла небывалая тяжесть и ответственность – он по-прежнему продолжал регулярно навещать парализованного отца Кирилла, дорогого своего духовника и наставника.

Казалось бы, что ему с этих поездок через московские пробки к нам, в Переделкино? Если несколько лет назад старец мог еще его узнать и даже еле слышно поприветствовать, то теперь эти встречи проходят в молчании. Но несколько раз в году Блаженнейший отодвигал плотный график своих дел и ехал навестить тяжелобольного.

Чтобы несколько минут постоять у его кроватки, помолчать. И как знать, может, и поговорить на том таинственном языке, который ведом только людям духовно близким.

Он уважительно и кротко выслушивал наши скромные, подчас бессвязные рассказы о батюшкином здоровье. И здесь ему важна была любая деталь, любая мелочь: как часто Батюшку причащают, не повышалась ли у него температура, не нужна ли нам какая-нибудь помощь.

Когда отец Кирилл еще немножечко мог говорить, он при виде владыки Онуфрия повторял неизменное: «Наш родной приехал». А мы – сложили это в сердце своем.


Монахиня Евфимия (Аксаментова)


Источник: Православный собеседник «Правми.рф»


18 Мая 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».

Пожар в Деулине
Пожар в Деулине

15 (27) июня 1865 года в селе Деулино сгорела деревянная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она была сооружена в 1619–1620 годах архимандритом Троицкого монастыря преподобным Дионисием (Зобниновским) в память заключенного в селе в 1618 году перемирия между Россией и Польшей.