Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 55

Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 55

Письмо 55

О человеческой неблагодарности, и как мы должны при этом поступать.
О сострадании человечеству. О пути к достижению мира во всем мире [*]


...Твое последнее письмо я получил недавно. В настоящий момент я даже не найду, где оно. Но отвечу на память. Конечно, первым делом относительно молодых людей [1]. Скажу тебе, что за мою жизнь я так много раз встретился с тем явлением, о котором ты мне пишешь. В связи с этим я старался вспоминать мое поведение в прошлом: не сделал ли я сам подобных поступков? В моем детстве я не понимал, каким трудом, какими страданиями достается моим (нашим) родителям воспитание наше. Мой ум работал, скорее, сосредотачиваясь на мне самом, на моем будущем, на моих нуждах, а не на том, как мне отблагодарить родителей, отца и мать. Или и других, так или иначе помогавших мне в моем детстве и молодости. Теперь я думаю о тех молодых, с которыми я встретился, для которых я старался сделать как можно больше добра, помочь им строить их жизнь; умом моим я старался предвидеть возможные трудности для них в дальнейшем и подобное. И большая часть из них ничего не понимали; некоторые даже думали, что я нуждался в них, потому и делал что-либо доброе для них.

Больше того: в моей работе не только молодые, но и пожилые не понимают, что стоит для меня послужить им. Как только их нужда или беда прошли, так они забывают обо мне совершенно, даже в таких случаях, когда, казалось бы, очевидно было вмешательство свыше, быть может, по моим молитвам.

Таким образом, и молодые, и пожилые научили меня многому. Подобно тому, как Бог повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных [2], так и мы должны действовать «по образу и подобию», если мы и созданы именно «по образу и подобию» Его.

Учение сие принесено нам две тысячи лет тому назад, но даже до сих пор Земля не восприняла его; а ведь в нем, этом учении, заключена жизнь вечная. Что и сколько сделал Христос для людей, будучи с нами на земле? И какой ответ Ему? Помнишь маленькую песнь [3], которой учили раньше детей:

Был у Христа Младенца сад,
И много роз взрастил Он в нем...
Когда же розы расцвели,
Детей еврейских созвал Он.
Они сорвали по цветку,
И сад был весь опустошен...
А из шипов они сплели
Венец терновый [4] для Него.

Такой путь всем нам предложен, чтобы затем вечно пребыть с Ним: не искать благодарности ни от кого за все, что мы ни сделали бы для них; благотворить всем, если возможно, сострадая им, ибо они не ведают еще истину вечной любви Отца Небесного.

Когда кто-нибудь из близких нам претерпевает какую-либо беду, или катастрофу, или падение нравственное – тогда мы страдаем сильно. Но так же надо сострадать, когда беда постигает соседа или даже далекого человека. Сила того переживания, которое выпало на нашу долю, несомненно, в тот же самый момент посещает множество других людей, быть может, многие миллионы их [5]. И, чтобы научиться состраданию всему человечеству, нужно воспринимать каждое из наших переживаний как откровение о страданиях всего мира. Так только может человек стать воистину универсальным, преодолев свою «индивидуальность», став «ипостасью» по образу Ипостаси Христа-Бога.

Доколе все люди не станут по подобию Христу, дотоле не приходится ждать радикального исправления жизни на Земле. Если люди пребудут всегда эгоистами, тогда как возможно всемирное братство людей? Как возможно, чтобы весь мир познал Отца всех нас? Если мы одарены больше, чем тот или иной наш брат, то поможем ему возвыситься, не ища от него даже благодарности. Если мы будем носить в себе сознание, что по уходе отсюда мы войдем в иную форму Бытия – Божия, тогда всякое доброе дело, кто бы его ни сделал, всякое достижение человека, творившего добро ближним, все прочее, подобное сему, будет нашим вечным достоянием. В вечности ничто не скроется от нас. Здесь мы не завидуем никому; здесь мы не ищем славы нашей; здесь мы радуемся всякому доброму успеху всякого человека, содействуя всем, кому возможно; помогаем кому в наших силах, и за это малое мы унаследуем безмерно великое вечное бытие. Да и здесь лучше страдать за добро и мирствовать в духе нашем, чем временно насилием над ближним торжествовать, как звери, упитываясь кровию братий. Быть может, из тех долгих и безумных страданий, какие были пережиты миром в течение хотя бы сего двадцатого века, люди станут более восприимчивы к Слову Христа и научатся жить всем человечеством как одной семьей, работая для блага сей семьи безвозмездно. И доколе не будет сего, дотоле не прекратятся братоубийственные войны; дотоле не переменится образ жизни мира сего; насилия и эксплуатация в том или ином виде – не будут преодолены.

Итак, необходимо всем людям стать в христианском смысле универсальными, тогда воцарится мир на Земле, тогда Земля вся уподобится Раю. Но оставим других действовать в меру их сознания. Если нам дано понять сие и уразуметь, благословим Бога о сем даре свыше и постараемся жить согласно этому сознанию.

В истории был такой момент, когда некая группа людей пробовала жить именно так; когда у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее [6]. Когда люди живут с этим чувством, то есть что все человечество и в прошлом, и в настоящем, и в будущем – является МОЕЮ жизнью, тогда восприятие присутствия Бога в мире станет возможным. Все четыре Евангелия начинаются с пророчества Исаии: «...глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны [да] выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и узрит всякая плоть СПАСЕНИЕ Божие» [7].

О каких холмах и горах говорит пророк? О неравенстве людей на Земле, о несправедливости в дележе имений и, что важнее, в дележе страданий от чрезмерного труда одних и «чрезмерного» комфорта других. О рабстве одних и о господстве и насилии со стороны других. К сожалению, до сего дня в мире едва-едва где-то встречается такое христианское отношение ко всему происходящему. И мы должны почитать себя избранниками не по достоинству, получив сие познание, и стараться служить всем и каждому без искания от них благодарности; придет час, когда все сделанное «втайне», как заповедал Христос, станет «явным», и тогда воссияет солнце над нами. Не унывай, не печалься о материальных потерях. Ты с голоду не умрешь теперь. Тебе и мне осталось немного жить. Вот 4 октября тебе исполняется 72 года, а мне уже 79. Нам ли печалиться о чем бы то ни было, кроме как о самих себе, что не достигли мы жизни воистину христоподобной.

Мария, прости, пишу, страшно торопясь, хотя готов был бы беседовать с тобою часами. Я знаю, что ты любишь Бога и людей. Я глубоко ценю тебя и люблю. Итак, постараемся еще и еще напрягаться, чтобы наше умное сознание величия нашего христианского звания обрело полную силу в сердцах наших. Нет и не может быть большего счастья, чем знать Вечную Истину. Знание сие вселяет в душу покой и радость при всех неудачах Земли. Все становится поверхностным волнением на короткое время. Но нет ничего более страшного, чем не знать этой Истины. Тогда при всех богатствах земных мира в душе не может быть, кроме, разве на короткий час, некоторого «удовлетворения» тем или иным положением.

Я вспоминаю всех вас с любовью. Болею за всякого из вас. Хотя не знаю, кто и в какой мере и от чего, так или иначе, страдает.

В настоящее время я должен писать книгу. Хотел бы писать в полноте МОИ подлинные мысли о мире людском. Но знаю, что далеко не всем доступны подобные мысли. И в этом для меня огромное препятствие при писании: все кажется – да стоит ли писать об этом? Впрочем, напишу так или иначе в черновике, а потом будь что будет...

The Old Rectory, 26 сентября 1975 г.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию. – 3-е изд. – СТСЛ, 2010. С. 219-224.


ПРИМЕЧАНИЯ:

[*] Письмо адресовано Марии Семеновне Калашниковой, родной сестре о. Софрония, проживающей в России.

[1] В письме от 11 сентября 1975 г. Мария с горечью писала о. Софронию об одной их молодой родственнице; о ее неблагодарном ко всем отношении, что вызывало беспокойство как со стороны ее родителей, так и со стороны других родственников. «Ее эгоизм и превозношение себя не имеют границ. Она ко всем подходит потребительски, на всех смотрит свысока. Свою мать она буквально эксплуатирует, впрочем, не упускает случая также всех использовать для своей пользы. Я сейчас обижена и оскорблена ее отношением ко мне и хочу спросить твоего совета: как мне быть? Все 23 года ее жизни я баловала ее и задаривала дорогими подарками. Я все ей передарила, что у меня было хорошего. Ни одна другая родственница не пользовалась в такой мере моими вниманием и заботой, как она. И что же в результате? Она все принимает как должное и нисколько не оценила ни моей любви, ни доброты. Последний ее выпад против меня (за очень заслуженное замечание) показал мне, что она относится ко мне как к совершенно чужому человеку... С. мне сказал, что я должна все это побороть и забыть, а мне кажется, что это будет непедагогично. Мне очень важно, что скажешь ты. Как скажешь, так и сделаю».

[2] Мф. 5, 45.

[3] Плещеев А. Легенда о Христе.

[4] В наиболее известном варианте «венок колючий».

[5] Ср.: 1 Пет. 5, 9.

[6] Деян. 4, 32.

[7] Лк. 3, 4-6.


6 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...