Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 41

Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 41

Письмо 41

О свободе выбора при принятии дара жизни [*]


The Old Rectory,
21 марта 1969 г.
[1]


Недавно я писал тебе. Главным вопросом для меня в том письме было состояние твоего здоровья. Теперь я сел написать тебе в ответ на твое письмо от 17 января, в котором ты ставишь мне вопрос [2] слишком сложный, чтобы ответ на него был вообще возможен. Иначе говоря, с нашей стороны возможен этот вопрос, но не столько к человеку, сколько к Самому Богу. Почему так? Да потому, что в нашем собственном опыте мы не имеем достаточного свидетельства О ТОМ, БЫЛИ ЛИ МЫ СПРОШЕНЫ ТВОРЦОМ ПРЕЖДЕ НАШЕГО ЯВЛЕНИЯ В МИР, СОГЛАСНЫ ЛИ МЫ ПРИНЯТЬ СЕЙ ПАРАДОКСАЛЬНЫЙ, ПОЧТИ ДВУСМЫСЛЕННЫЙ «ДАР» ЖИЗНИ?.. Дар, связанный с такими страданиями, такими разочарованиями, такой трагической борьбой, таким ужасным по своей бессмысленности «концом», то есть смертью, иначе говоря, полным крахом всего, что стало для нас дорогим. Не правда ли, какой АБСУРД!

Тот же самый вопрос, однако, непрестанно стоит пред нами, и тем острее и глубже, чем больше мы возрастаем в нашем само-сознании. Во всяком случае, в этом порядке мы вполне можем говорить уже на основании нашего опыта. Предо мною он встал с большой, поглощающей меня силой, когда мне было 17-18 лет. Это был в каком-то отношении – СТРАШНЫЙ момент. В то самое время я вовсе не ощутил его «страшным». Теперь я его называю этим именем, потому что позднее мне открылся его смысл. Тогда я решительно двинулся в направлении, которое избирают весьма многие, но которое после предельных для моих сил напряжений внутренних открылось мне как гибельный путь, безумный и тоже абсурдный.

Думаешь ли ты, что я избежал в годы моей монашеской жизни самых болезненных периодов, когда видение гибели бывало столь ужасающим, что не позволено говорить о нем? Но, странным образом, когда эти видения сменялись раскрытием НОВЫХ горизонтов, явлением БЕСПРЕДЕЛЬНОГО СВЕТА иного мира, тогда я не находил слов благодарности к Богу за пережитые мною адские муки, так как в последовательности сих событий духа именно эти напряжения страданий были необходимым условием для развития внутрь самой способности к восприятию вечности.

Задумывалась ли ты над тем, что мы все всегда говорим «на разных» языках? Почему разных? Да потому, что за каждым нашим словом скрыта ВСЯ наша жизнь, весь наш опыт. Мы повторяем без конца одни и те же слова: Время, Пространство, Любовь, Смерть, Смысл, Знание и подобные, но у каждого из нас содержание этих понятий адекватно степени нашего развития, или ступени, на которой мы стоим в порядке «бытийных состояний», или, иначе говоря, ИЗМЕРЕНИЙ нашего личного существа.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию. – 3-е изд. – СТСЛ, 2010. С. 179-181.


Приложения

[*] Письмо адресовано Марии Семеновне Калашниковой, родной сестре о. Софрония, проживающей в России.

[1] От этого письма сохранилась только первая страница.

[2] Из письма Марии: «Когда я в твоем письме прочла фразу «...расскажу Тебе, как я смотрю на жизнь, то есть на наше появление из "ничто", и на смысл нашего явления в сей мир», я очень обрадовалась, думая, что ты, сам того не ведая, разрешишь мой вопрос, который меня сейчас довольно сильно мучает... Заключается он в следующем. Человек рождается не по собственной воле. Справедливо было бы создавать человека (персону), не имея на то его согласия и ставя его перед выбором: либо с Богом, либо без Него? Предположим, человек без колебаний делает выбор: да, с Богом. Тогда его вся жизнь – жестокая борьба с грехом, которая далеко не всегда приводит к победе над ним, и, следовательно, в перспективе – вечные муки! Казалось бы, победи хоть один грех – осуждение. И все хорошо, ибо «не судите, да не судимы будете». Но даже этот один грех победить выше наших (моих) сил. Что же мне ожидать, кроме вечности страдания? Скажи, зачем мне эта жизнь и зачем мне вечность? Я не хочу ни того, ни другого, а уйти в «ничто» нет возможности. Мы чего-то не знаем, потому что если Бог – любовь и бесконечное милосердие, то не может быть, чтобы миллионы душ погибли, даже если они всю жизнь пытались бороться с грехом...»


7 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...