Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 4

Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 4

Письмо 4

О молитве и ее формах в современном мире.
Литургическая молитва. Как надо молиться [*]


Дорогая Мария! Мир тебе и всем вам от Господа.

Приближаются дни Рождества и Нового года. Шлю всем вам мои наилучшие пожелания и благословение. На всякий день умоляю Бога хранить вас и умножать всем вам дарования высшего блага, познания Божия и любви Христовой. Помимо этого также желаю вам всем полного благополучия житейского, мира, достатка, здоровья и долгой жизни.

Итак, значит, мое письмо от 3 ноября дошло до тебя. Долгое твое молчание меня наводило уже на мысль, что оно потерялось. Я уже собирался тебе снова писать, но вот получил твое. Ты настаиваешь, чтобы я ответил тебе на твои вопросы в одном из прошлых твоих писем [1]. Пусть будет, как ты хочешь.

Но так как ты сама отлично сознаешь, что вопросы твои очень сложны, то не ищи разрешения всех твоих трудностей в тех немногих словах, которые я смогу тебе написать.

МОЛИТВА есть внутренний акт нашего духа. Выражаться он может в самых различных формах. Нередко и даже, может быть, особенно часто в молчании нашем пред Богом. Молчим, потому что Бог ведает всю глубину нашей мысли, все чаяния нашего сердца, а выражать их словами мы не всегда способны. Бог же разумеет тайные движения сердца нашего и отвечает на них.

Я немного боюсь, что ты не учитываешь именно этого, то есть сказанного выше; что ты склонна, как очень многие, понимать молитву как стояние перед иконами с произношением веками установленных формул (утренних и вечерних молитв или псалмов и подобное). Конечно, и к этой форме молитвы можно привыкнуть с детства и выполнять ее на каждый день. Но этого совсем недостаточно, и такая молитва вовсе нe исчерпывает вопроса о молитве.

Я замечаю, что современные люди становятся все менее способными именно к такому виду молитвы. Это явление я объясняю усилением интеллектуальной деятельности людей. Умы наши находятся почти в постоянном возбуждении от множества поступающих к нам за день впечатлений всякого рода – «видимых» и «слышимых». С утра начинается включение людей в городах (а теперь и в деревнях) в мировую жизнь, вовлекая наш ум и представление в ход событий и чувства наши в соучастие в них.

Итак, как же достигнуть того покоя ума и ровности сердца, которые так потребны для молитвы? Вот вопрос. К нему мы еще вернемся когда-нибудь, если Бог соблаговолит, а сейчас перейду несколько к другому, к частному твоему случаю.

Ты говоришь, что, заметив свою неспособность найти молитву, когда «становишься на молитву», в этом почувствовала твою ничтожность. И это тебя удручает. Не удручайся. Не очень беспокойся этим обстоятельством. Предстоять пред Богом вовсе не значит «стоять перед иконами», но чувствовать Его в своем глубоком сознании как наполняющего Собою все. Жить Его, как воистину Первую Реальность, после которой следует мир в порядке низшей, второй, производной, тварной реальности. Для этого может быть пригодным всякое положение тела: лежачее, ходячее, сидячее, стоячее и подобное.

Если твой ум и сердце испытывают молитвенное настроение при чтении Святого Писания, то ты оставайся в этом, доколе не прекратится это молитвенное настроение. Правило такое: всякое слово, всякое положение, при котором ум и сердце соединяются в единой жизни памяти Божией, не должно изменять, пока не утомится ум, или сердце, или тело.

Мои наблюдения над современными людьми приводят меня к выводу, что наиболее удобно для них молиться в храмах, особенно на литургии. Литургическая молитва с частым причащением – полнота. Правда, для этого необходимо ее жить и разуметь. Тогда откроется, что Литургия объемлет собою всю жизнь нашу; в ней заключены все планы нашего бытия в его обращенности к Богу. Литургия, если только она живется всем нашим существом, дает нам жить ее как воистину Божественный Акт, вмещающий не только весь этот видимый мир, но и выходящий безмерно за его пределы. Не углубляя своих познаний в этой области, человек легко может впасть в привычку, мертвящую и опустошающую. Необходимо непрестанно возрастать в познании Божием и не допускать, чтобы Литургия превратилась в деталь нашего благочестивого быта. Именно от того, что она стала вместо Литургии «обеднею», был пережит всеми нами глубокий кризис. Люди стали с большим удовольствием обращаться к всякого рода чтению или развлечениям, предпочитая их Литургии. Они, таким образом, лучше отдыхали и даже удовлетворяли свою потребность возрастать в своих познаниях. Это вполне понятно и оправдано. Человек по натуре своей существо, устремленное к совершенству, к познанию и даже абсолютному познанию и полноте Бытия. И вот парадокс: в силу этой устремленности к абсолютному совершенству, свойственной человеческой природе, люди уходят от того «места», которое и было дано Богом для стяжания этого познания и этой жизни.

Немного скажу о том, что, к сожалению, веками установившиеся формы церковной жизни и богослужения не совсем отвечают исканиям и нуждам современных людей. И это понятно –формы эти созидались не нашими эпохами для людей иного интеллектуального и психического развития, иного и опыта житейского. Но вопрос этот чрезвычайно сложен в Церкви, и поэтому пока частные случаи решаются таким порядком. Не получая в церковных формах храмового богослужения ответов на все свои нужды, некоторые люди вынуждаются к тому, чтобы ценою большой затраты сил и времени восполнять этот недостаток дома.

Епископ Игнатий Брянчанинов сто лет тому назад писал, что в его уже время даже монахи, не получая в монастырях чрез храмовое богослужение и личное руководство всего, что им было потребно, должны много читать Писание и творения святых отцов. Без этого они не могли преуспевать [2]. Тем более приходится сказать все это для наших современников, живущих в миру, притом в миру не молящемся и забывающем о Боге.

Итак, не беспокойся своею «неспособностью сосредоточиться», когда «становишься» на молитву. Сохраняй прежде всего память о Боге и мир сердца. Последнее особенно важно для тебя, так как оно у тебя некрепко. Смотри, не надрывай без пользы малых сил твоего тела.

Чтобы найти верный путь, лучше всего просить об этом Бога в молитве: «Господи, Ты Сам научи меня всему... дай мне радость познания воли Твоей и путей Твоих... Научи меня воистину любить Тебя всем моим существом, как Ты заповедал нам... Устрой мою жизнь так, как Сам Ты в Предвечном совете Твоем мыслил о мне... да, даже о мне, ибо Ты никого не забыл и никого не создал на погибель... Я безумно растратила данные Тобою мне силы, но теперь, при конце моей жизни, Ты все Сам исправь, и Сам всему научи меня... но так, чтобы действительно Твоя воля совершилась в жизни моей, разумею я о том или не разумею до времени... Не попусти меня ходить чужими путями, ведущими во тьму... но прежде, чем усну я смертным сном, дай мне недостойной увидеть свет Твой, о Свете Мира...»

И так своими словами молись все о том же. Пройдет некоторое время, и сила слов этих проникнет вовнутрь существа твоего, и тогда потечет жизнь сама собою именно так, как хочет Господь. А внешне рассуждая, ничего мы не решим.

Ведь весь смысл жизни в том, чтобы ум наш и сердце жили Богом; чтобы Бог стал нашей жизнью. Этого Он только и ищет. Для того мы и созданы, чтобы жить Его жизнью, и притом во всей ее беспредельности... Это слово может нас пугать, когда мы видим наше настоящее жалкое состояние, но это так, и веру эту не надо терять. Одна из наибольших опасностей –снизить и умалить замысл Божий о человеке. Всякое наше страдание, даже неправое, знает Бог. Знает и сострадает нам. С Ним необходимо установить «личные» отношения, почти «человеческие»... Я надеюсь, что ты меня понимаешь. Понимаешь, что под этим я разумею внутреннюю, интимную связь с Богом. Ибо к жизни в Нем призван весь человек, то есть не только его высшая способность созерцания – «дух», но и чувства – «душа» и даже тело...

Вот еще молитва:

«Господи Иисусе Христе, единородный Сыне безначального Твоего Отца, отверзи очи омраченной души моея, яко да и аз разумно узрю Тебя, Творца и Бога моего.

Молю Тебя, не отвержи мене от Лица Твоего, но, презрев все мое окаянство, всю мою низость, яви мне свет Твой, о Свете Мира, и даждь мне познать любовь Твою к человеку.

О сладчайший Христе, от Отца ниспославый на святыя Твоя ученики и апостолы Духа Святаго [3], Сего, Благий, ниспосли и на ны недостойныя и тем научи ны познанию Твоему и открый нам пути спасения Твоего.

Возсияй ми, Боже, Боже мой, Свет Твой истинный, яко да во Свете Твоем узрю и аз Славу Твою, яко Единородного от Отца, и да вообразится внутрь мене Образ Твой непостижимый, по нему же создал еси человека.

О Боже, Спасителю мой, Свете ума моего и Крепосте души моея, да вселится в мене доброта Твоя, да пребуду и аз непрестанно в Тебе, присно нося в себе Духа Твоего Святаго, иже да даст ми уподобиться Тебе, Единому Господу моему, якоже быша подобии Тебе вси от века святыя Твоя.

Ей, Господи Иисусе Христе, по неложному Твоему обетованию, прииди со Отцем и Духом Святым и обитель Твою сотвори внутрь мене [4]...»

Sv. Genevieve-des-Bois, 11 декабря 1958 г.

Источник: Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию. – 3-е изд. – СТСЛ, 2010. С. 65-71.


ПРИМЕЧАНИЯ

[*] Письмо адресовано Марии Семеновне Калашниковой, родной сестре о. Софрония, проживающей в России.

[1] В письме о. Софронию от 26 сентября 1958 г. Мария описала в нескольких словах свой духовный путь, то, как произошел «крутой поворот после того, как удалось прочитать о Старце Силуане». «Я действительно поняла, – пишет Мария, – что нам не к кому больше идти, что он (Силуан) один имеет глаголы вечной жизни. И вот с тех пор начались главные трудности. С одной стороны, у меня нет никаких сомнений или недоумений, у меня есть желание пойти по этому пути, и тем не менее я теряюсь. Не знаю, не понимаю, почему у меня такое горячее желание молиться, когда я читаю что-либо из Святого Писания, а как встану на молитву, так не могу ни одного слова произнести, все чувства вдруг затухают, в голове пусто, в сердце холодно. Что это значит? Моя духовная немощь меня ужасает. Я никогда не была ослеплена своими способностями, но, что я до такой степени ничтожна, тоже не подозревала...»

[2] См.: Свт. Игнатий (Брянчанинов). Приношение современному монашеству. В 6 т. Т. 5. - Нью-Йорк, 1968. С. 57, 58, 77.

[3] См.: Ин. 20, 22.

[4] См.: Ин. 14, 23.


19 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...