Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 31

Из писем архимандрита Софрония (Сахарова) в Россию. Письмо 31

Письма к Марии Семеновне Калашниковой. Письмо 31

Интуиция, сны и выводы нашего рассудка.
Об истинном суде. О молитве за больных


The Old Rectory,
12 января 1968 г.

...Мои поздравления я послал раньше, чем получил ваши. Затем поток жизни увлек меня, и я уже не смог написать тебе еще раз.

Естественно нам, христианам, начинать наш контакт с нашим ближним молитвою и благословением. И у меня создалась потребность в этом, почему я всякое мое письмо к тем, за кого уверен, что они примут мое благословение, начинаю с этого.

Теперь, когда ты так обеспокоена, я должен не замедлить с ответом. Но прости, скажу тебе откровенно, что ты поставила меня в трудное положение. Объясню, как.

Ты пишешь: «Раньше меня интуиция никогда не обманывала, а сейчас я была бы рада узнать, что я ошиблась». Если я скажу, что на сей раз твоя интуиция действительно ошиблась или, как ты говоришь, «обманула», то боюсь, что ты не будешь по-настоящему довольна и рада этому. Тем более что со мной и с теми, кто здесь, это уже не первый раз, что ты обманываешься.

Если же я ничего не скажу по этому поводу и замедлю с письмом, то ты уверишься в своей интуиции, и дело будет совсем неблагополучно. В связи с этим прежде всего поговорим и об этом. Со многими людьми было и бывает так, что сны их нередко оказывались как бы пророческими. И так они [1] привыкли «верить» своим снам. И это чрезвычайно опасно по нашим аскетическим понятиям. Подобно сему у многих бывает и с их интуицией... Когда речь идет о маловажных предметах, тогда ошибка не так уж важна. Но если речь идет о вопросах ПОСЛЕДНЕЙ важности, то всякая ошибка будет иметь своим результатом последнюю катастрофу. И нечто подобное происходит в мире постоянно со множеством людей.

Не менее важно также и с нашим выходящим за пределы должного доверием к решению нашего рассудка [2]. В моей книге я пишу об этом весьма коротко, говоря о пределах нашей логики, то есть нашего «логического мышления», о том, что выводы нашего рассудка НИКОГДА не бывают абсолютно правильными [3]. Так же и с нашими суждениями о людях. Почему и дана заповедь тем, кто ищет Истины, – не судите!... [4]

Какого суда мы ищем в конце концов? Несомненно – абсолютно истинного, если мы подлинно «человеки», а не «до-человеки». Так же и в нашем искании познания мы стремимся в предельном напряжении всего нашего существа не к меньшему, чем АБСОЛЮТНОЕ познание ИСТИНЫ. Для всякого НОРМАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, т.е. воистину по образу Божию созданного, это совсем естественно, и другого нет. В нашем же «логическом мышлении» есть неизбежный порок: недостаточность основания.

Итак, обычно, психологически, людям представляется вывод их рассудка ПРАВИЛЬНЫМ до очевидности. Но если они способны на самоанализ, то также логическим путем они смогли бы прийти к пониманию, что сия очевидность обманчива. И останавливаться на ней – не должно.

Для абсолютно истинного суда, суждения и подобное нам необходимо быть носителями всеобъемлющего опыта и всеисчерпывающего познания. Мы же все знаем лишь отчасти, как сказал апостол Павел [5]. Конечно, и ты, и всякий другой скажете: «Тогда как же возможно жить, то есть действовать в нашей повседневности?» Да, это и не просто. Наша наука слишком велика, стоящие перед ней цели настолько грандиозны, что всякая иная «наука», гордая собою, пред нею «НИЧТО», как, например, движение современных «лунатиков» или «венериков» – ничто в сравнении с беспредельностью мира. О, несомненно, мы в этом мире всегда как-то страдаем. Естественно для нас устремление к БЕЗНАЧАЛЬНОМУ БЫТИЮ и ИСКАНИЕ единства с ПЕРВОНАЧАЛОМ всякого Бытия, но в пределах Земли и в ущелии нашей плоти мы не достигаем совершенства. Отсюда наше страдание. Мы забываем «мелочи» этого земного плана; мы уступаем место всякому существу; мы отдаем себя нередко даже на поругание, вместо того чтобы СТРОИТЬ нашу карьеру, какую бы то ни было. Мы бессильны не потому, что действительно бессильны, но В СИЛУ любви нашей к Богу и к со-человеку мы отступаем и уступаем.

Итак, из этих коротких слов, прошу тебя, сделай соответствующий вывод, то есть, во-первых, умери доверие к своей интуиции, и тогда у тебя будет меньше ошибок. И любить тебя станет значительно легче, и сама ты будешь свободнее в своей любви к людям. Поверь, что ты более чем однажды холодно прошла мимо проявленной к тебе искренней любви. Зная тебя, как горячо стремящуюся к ПРАВДЕ и к СОВЕРШЕНСТВУ, решаюсь сказать и о том, что, по слову все того же апостола Павла, мы можем быть должниками во многих отношениях, но только не в любви... [6] Ты скажешь, что это переделка слов Павла. Да, это переделка, чтобы подчеркнуть, как мне кажется, смысл наставления, который заключен в том, что все мы должны любить других, во всяком случае, не меньше, чем они нас любят. Правда, Ν. тебя любит, но не больше, чем некоторые другие. Также и сделала она тебе много меньше, чем некоторые другие, никогда не перестающие думать о том, что бы еще можно было сделать, чтобы как-нибудь порадовать тебя. Больше не «коли» их.

На днях я получил письмо от Ν. Она пишет: «Вот NN. – человек, о которого не ушибешься, не оцарапаешься». Таким был и Старец Силуан. И хотя не все подобны этим людям, но постараемся и мы быть немножко более «легкими»...

...Я много раз говорил людям, что если они не намереваются в случае исцеления по молитве коренным образом изменить свою жизнь, то лучше они сделают, если будут пользоваться обычными врачами [7]. Последние получают свою плату, и дело с ними кончается. Сами врачи не берут на себя ответственности более, чем считают это для себя необходимым, и это зависит от тонкости каждого врача. Государственные законы защищают врачей «квалифицированных», то есть с определенным дипломом, от обвинений в случае, когда они действительно вредили людям своей небрежностью. Под этим видом возможны со стороны врачей почти преступления, но они подводят такие небрежности под формулировку: «ошибка диагноза». И далее с ними ничего не сделаешь.

Иное совсем с христианской молитвой. Молящийся внутренне берет на себя, отчасти, страдания того, за кого молится, и, кроме того, ответственность за человека пред Богом. Говорю об этом, но не с тем, чтобы отказаться от молитвы за Ν., а с тем, чтобы сказать, что мы и Бога ставим в невозможное положение. Долго об этом говорить, но так или иначе мы довели Его до Креста, убили Его, а теперь создаем «богословие» о «мертвом Боге» [8]. Современная наука значительно продвинулась в области обладания силами природы. Но какой результат: Творец природы каждый раз вытесняется все больше и больше из мира и из человеческого сознания. Чем глубже открываются подлинные «чудеса» мира, тем менее чувствителен к «чуду» человек... [9]


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию. – 3-е изд. – СТСЛ, 2010.


Примечания

[1] Слово «они» в настоящем варианте стоит вместо «многие неразумные».

[2] В первоначальном варианте письма о. Софроний продолжил свою мысль: «...Рассудочная деятельность мозга имеет внутренне для нас страшную убедительность. Трудно найти таких людей, которые понимают свою ограниченность (чтобы не сказать – невежество), и в силу этого весьма осторожны в своих выводах. Я уже писал по этому вопросу коротко (как я всегда стремлюсь делать), что они ясно осознали, что выводы нашего рассудка никогда не бывают абсолютно правильными, так как для сего понадобилось бы нам стать воистину всеведущими и всеобъемлющими, носящими внутри себя все мироздание и соединенными совершенно с Творцом всяческих...»

[3] Архим. Софроний. Старец Силуан. С. 69.

[4] Мф. 7, 1.

[5] Кор. 13, 8.

[6] Ср.: Рим. 13, 8.

[7] О. Софроний касается этой темы в ответ на просьбу Марии молиться об одной их родственнице. В своем письме от 2 января 1968 г. Мария пишет: «Ее не крестили. Сейчас она смертельно больна – у нее родовая травма... Окружена она любящими людьми, и заботятся о ней очень, но мне хочется, чтобы о ней ты вспоминал иногда».

[8] О. Софроний имеет здесь в виду некоторые формы радикального богословия 60-х годов. Главная идея «богословия о мертвом Боге» состоит в том, что понятие Бога, как и Сам Бог, потеряли какое-либо значение для современного Запада, так как бытие может быть объяснено и без Него. Сторонники этого направления, считая себя последователями Христа, попытались радикально переосмыслить христианство в понятиях современного секуляризованного общества.

[9] На этом письме о. Софроний приписал: «Этого письма я не послал Марии, боясь, что она воспримет его не без боли и тогда отношения станут еще более ״деликатными“». В вышеприведенном варианте письма о. Софроний внес частичные изменения в начальный текст. Дело в том, что в предыдущем письме, от 2 января 1968 г., Мария, отвечая на рождественское поздравление о. Софрония, написала: «... Странное дело, несмотря на то, что в словах нет ничего, что могло бы навести на мысль, что ты сердишься на меня, у меня было очень определенное чувство, что письмо ко мне писалось без всякого теплого чувства и, может быть, даже с чувством раздражения. Раньше меня интуиция никогда не обманывала, а сейчас я была бы рада узнать, что я ошиблась...».


14 Декабря 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...