Из истории Смоленской церкви Троице-Сергиевой Лавры

Некоторых этапов истории строительства и перестроек Смоленской церкви касались П. Пономарев, А.В. Горский, Е.Е. Голубинский, И.В. Трофимов, Г.И. Вздорнов, В.И. Балдин. Многие авторы с большими или меньшими подробностями говорят о том, что су­ществующей церкви, построенной в 1746-1748 гг., в основном, за счет средств графа А.П. Разумовского, предшествовала некая другая — тоже Смоленская — 1735 г. строения [1].


Церковь Смоленской иконы Божией Матери. Фото периода 1900—1910 гг.

Б.Д. Комаров, занимавшийся реставрацией церкви в 1950-х го­дах, авторство существующей Смоленской церкви приписывает Д.В. Ухтомскому. Основным аргументом он считает почти стершу­юся подпись на чертеже с изображением Смоленской церкви из собрания СПМЗ [2]. Также он увидел прямые аналогии, сличая детали декора Смоленского храма и Красных ворот Д. Ухтомского в Мос­кве (1753) [3]. М.А. Ильин тоже придерживается мнения, что архитек­тором церкви был Д. Ухтомский [4]. Довольно полно историю храма прослеживает, опираясь на источники, В.П. Зубов [5]. И все же поп­робуем более детально рассмотреть историю Смоленской церкви.

Принято считать, что в XV в. примерно на том месте, где сей­час стоят Колокольня и Смоленская церковь, располагались мо­настырские каменные трапезная и поварня (1469). Их строителем считается В.Д. Ермолин. В 1624 г. «за братцкою поварнею» была поставлена кирпичная кузница [6]. В составленной через несколько лет Описи 1641 г. сообщается, что по сторонам той братской повар­ни располагаются еще две каменные поварни, в которых «стряпают ...в государев приход» [7].

На 1701 г. известно, что это место занято кузницей и двумя пала­тами, в которых «кормятся работные люди» [8]. Что это за две палаты — сказать трудно. Это могут быть, как две из трех упомянутых (воз­можно, перестроенных) поварен — одной братской и двух госуда­ревых, — так и отстроенные заново сооружения. Немного севернее них располагалась Оружейная палата.

Итак, место напротив Больничных палат в начале XVIII в. было достаточно густо застроено. Изображение этого участка монасты­ря имеется на гравюре И. Зубова второй четверти столетия. Но из изображенных на нем строений трудно вычленить какую-либо конкретную постройку.

Смоленская часовня впервые упоминается в середине 30-х годов XVIII в. [9] Так как большинство монастырских документов сгорело в пожар 1746 г., то события этого времени можно примерно восста­новить по известию, приведенному исследователями XIX в. В. и Г. Холмогоровыми, и «письменной сказке», взятой через десятиле­тие после устройства часовни — в 1746 г. — у одного из старожилов.

«Имелся де образ пр. Богородицы Одигитрии Смоленския на стене между старых каменных палат, что к больнице, из коих в пер­вой была поваренная для приуготовления работным людям пищи, а во второй, где имелась трапеза, тех работных людей кормили пищею». В 1730 г. после видения во сне этого образа псаломщик Кузь­ма Матвеев, страдавший сухорукостью, получил исцеление. Со­бытие сочли настолько важным, что псаломщик был представлен императрице Анне Иоанновне [10].

В 1731 г. в монастырских документах был записан приказ архи­мандрита Варлаама Высоцкого собирать вклады, прилагаемые к этому образу на строение церкви [11]. То есть вскоре после считающе­гося произошедшим исцеления от иконы, возникла идея о строи­тельстве храма.

Однако только через три года, в 1734 г., императорским указом было предписано Смоленскую икону «выняв из стены перенести в полату и построить во оного чудотворного образа в той каменной полате церковь». Но без благословения Синода этого сделать не посмели. В сентябре 1735 г. из Синодального Казенного Приказа был выдан указ архимандриту монастыря Варлааму, согласно ко­торому велено «вышепредъявленную полату устроить церковью по церковному чиноположению» [12].

Но в Описи монастыря 1735 г., которая начала составляться в октябре, то есть через месяц после данного указа, говорится не о церкви. В ней сказано, что «к стене против» Больничных палат «прикладена» «новопостроенная часовня деревянная», у которой «две стены дощатые» [13]. Часовня названия не имеет, но указано, что в ней находится каменная икона Смоленской Богоматери. Таким образом, в 1735 г. существовала только часовня с двумя деревянны­ми стенками, созданная специально для этой иконы. Складывается впечатление, что, возможно, это был своеобразный навес с двумя «дощатыми» стенками над иконой, помещенной на стене. В следу­ющей Описи, составленной через два года, уже говорится не о ча­совне, а о каменной церкви [14]. Итак, Смоленской церкви 30-х годов XVIII в. предшествовала часовня. Сооружена она могла быть как в г., сразу же после императорского указа, так и в 1735 г.

В поздней «сказке» говорится, что в 1735 г. из первой палаты «которая была поварнею, устроена помянутая церковь, ... а другая устроена к той церкви трапезою» [15]. Это мнение утвердилось и в ли­тературе.

Обычно вновь отстроенный храм в монастырских документах еще долго назывался «новопостроенным» [16]. Однако в 1737 г. цер­ковь таковой не названа в отличие от «новопостроенной» часовни в Описи 1735 г. Вероятно, этот термин по отношению к ней не был применен потому, что для нее не было построено отдельное здание, а произошло приспособление названных палат под храм именно в период между 1735 и 1737 годами.

1737 г. — дата существования церкви, а не часовни, не вызывает сомнения. Но сведения о вкладе в феврале 1736 г. иконы в серебря­ном позолоченном окладе, отданной по приказу келаря «для поставления» в Смоленскую церковь, [17] позволяют считать, что обращение палат в церковь произошло не позже начала данного года. В Описи 1734 г. в часовне кроме каменной иконы Богоматери Одигитрии не названа больше ни одна икона. Это является косвенным подтверж­дением нашего предположения о существовании первоначально своеобразного навеса над иконой, ведь иконостас под навесом не располагали. То, что в 1736 г. вкладываются иконы, вероятнее всего говорит уже об основательном сооружении. Да и запись во Вклад­ной книге называет не часовню, а церковь.

 

В. и Г. Холмогоровы называют дату освящения строения - 1 декабря 1735 г. Они применяют термин «церковь». Возможно, что именно к этому времени после сентябрьского приказа из Синода и после начала составления Описи 1735 г. часовня была разобрана, а две монастырские палаты обращены в церковь.

Итак, для Смоленской церкви не было построено отдельное зда­ние, а произошло приспособление двух старых палат, вероятнее все­го, к декабрю 1735 г. Возможно, одной из них было помещение Ер­молинской поварни XV в. Неизвестно, соединялись раньше палаты между собой или стояли отдельно друг от друга. Можно говорить лишь о том, что при устройстве (или еще до устройства) церкви они были объединены в одно здание. Это было единое сооружение со входом с юга, «по правой стороне церковных дверей» располагался иконостас, а «на левой стороне» от входа находилась трапезная [18].

На плане, составленном через несколько лет, в начале 1740-х годов, напротив Больничных палат мы видим Оружейную палату, «погреб и над ним галерею». С южной стороны от погреба под ли­терой «О» показана Смоленская церковь. Она изображена внутри строения, обозначенного буквой «г». В экспликации к плану ука­зано, что это Смоленская церковь, которая «по прожекту отца на­местника вновь строению быть надлежит». То есть в начале 1740-х годов ее собирались строить заново (ил. 1).

На генеральном плане 1745 г. из Архитектурного альбома Лавры Смоленская церковь изображена крестообразным в плане сооруже­нием [19] (ил. 2). Любопытен не только план, но и фасад этой построй­ки. Это двухъярусное строение, фасад и купол которого выполнены почти так же, как фасад и купол изображенной рядом колокольни, находившейся тогда еще в процессе строительства. Фактически от­личие составляет количество ярусов: три у колокольни (тогда еще не существовало проекта ее надстройки до 5 ярусов, выполненного Д. Ухтомским) и два — у Смоленской церкви (ил. 3). Таким образом, Смоленская церковь должна была представлять собой своеобраз­ную уменьшенную копию Колокольни, но крестообразную в плане (в отличие от квадрата Колокольни).

Если автором проекта трехъярусной колокольни являлся при­дворный архитектор И. Шумахер, то кто создавал проект Смоленс­кой церкви, зафиксированный в Альбоме чертежей, до сих пор ос­тается неизвестным.

Этот проект или другой должны были осуществить, мы не знаем, но «зимой 1745 г. на будущую строительную площадку уже подвози­ли материалы...». Однако строительство было заморожено. Работы по возведению Смоленской церкви возобновились следующим ле­том. «Каменные работы продолжались всего один год. Столько же времени потребовалось на устройство кровли, изготовление ико­ностаса, выстилку полов и прочую внутреннюю и внешнюю отде­лку» [20]. К осени 1748 г. храм был отстроен.

Возвращаясь к предположению Б.Д. Комарова, основанному на почти невидимой надписи на чертеже из собрания СПМЗ о том, что проект Смоленской церкви был создан Д.В. Ухтомским, отме­тим, что на этом чертеже, точная дата создания которого неизвестна, Смоленская церковь изображена с одним крыльцом. Два из трех су­ществовавших у храма крылец были разобраны в 1784 г. Если данный чертеж является обмерным, говорить об авторстве Д. В. Ухтомского не представляется возможным, так как, рассорившись с лаврскими властями еще в 1760-х годов, в 80-х годах XVIII в. он в монастыре не появлялся. Только в том случае, если музейный чертеж был проектом разборки двух крылец и создавался за очень долго до даты их сно­са (что маловероятно), Д. Ухтомский мог иметь к нему какое-либо отношение. Таким образом, вопрос об авторе проекта Смоленской церкви и чертежа из собрания музея остается открытым.

По каким-то причинам отделка фасадов храма осталась неза­конченной: «у отстроенной Смоленской церкви установленные в кладку стен белокаменные блоки капителей пилястр остались не завершенными » [21].

Построенный в 1748 г. храм был освящен только 1753 г. [22] в при­сутствии императрицы Елизаветы Петровны. Данные о более ран­нем освящении отсутствуют [23]. Почему 5 лет храм стоял неосвя­щенным, и на каком этапе был изменен его проект — неизвестно. Очевидно лишь, что существующий храм, освященный в 1753 г., кардинально отличается от его проекта, зафиксированного Аль­бомом 1745 г.

В 1768 г. при церкви упоминаются «три крыльца из белаго кам­ня» [24]. Но были ли они у храма изначально? Мы можем говорить лишь о том, что девятью годами раньше при описании церкви у нее названы только три двери и никаких крылец при них не упоминает­ся [25]. В 1784 г., как уже упоминалось, два боковых крыльца — север­ное и южное — были разобраны, из дверей сделаны окна, а западное крыльцо было разобрано и сделано заново [26].

Таким образом, вновь упоминаются только три крыльца храма. Между тем Б.Д. Комаров во время реставрационных работ 1956 г. нашел следы от четырех крылец церкви [27]. Но никаких письменных свидетельств существования четвертого крыльца до сих пор не об­наружено.

Можно предположить, что восточное крыльцо, если и сущест­вовало, было декоративным, и вело к нише, имеющейся на восточ­ной грани стены церкви. Находилось ли что-то в ней в начальный период — документальных данных не обнаружено. В более позднее время над ней был устроен «металлический полуциркульный зонт», а в ней — «на деревянной горке укреплено деревянное Распятие» [28]. В декабре 1979 г. в нише была установлена каменная резная икона Богоматери Одигитрии Смоленской.

Сопоставляя планы церквей, имеющих центрическое построе­ние (церкви в Дубровицах (1690-е годы), церкви Петра Митрополита Высокопетровского монастыря в Москве (1690), церкви Спаса Нерукотворного в селе Уборы (1693), Куракинской церкви в Моск­ве (1731-1732) и других), Б.Д. Комаров пришел к выводу, что только в композиции плана Смоленской церкви входы на лестницы крылец-гульбищ расположены на диагоналях плана, тогда как в других храмах лестницы расположены на осях входов [29]. Таким образом, Б.Д. Комаров выявил индивидуальную особенность Смоленского храма Троицкого монастыря.

Крыльца были восстановлены: в 1958 г. — западное, южное и се­верное под руководством Б. Д. Комарова, и восточное — в 1977 г. под руководством В.И. Балдина. Но в период 2006-2008 гг. во время работ, которые проводились Патриаршим архитектурно-реставрационным центром, все четыре крыльца, как требующие ремонта, были разобраны и воссозданы только два — западное и восточное - вопреки документальным данным [30].

Западное крыльцо церкви просуществовало до середины XIX в. В 1853 г. вместо него была сделана паперть «в виде полукружия» с крыльцом [31]. В ней установили иконостас. Большие работы были проведены в самой церкви. В том числе произошла замена (или пе­ределка) иконостаса. Из золоченого он становится покрытым искусственным мрамором, что существенно меняло его восприятие в интерьере храма. В подвальной части здания была сложена духовая печь - храм стал теплым.

В 1856 г. «круглое помещение под церковью...с благословения... митрополита...Филарета было обращено... в часовню-усыпальницу для неусыпного псалтырного чтения по братии, вкладчикам и бла­готворителям обители. После кончины М. Филарета часовня была упразднена и чтение псалтыри перенесено в храм у гроба почивше­го Святителя, 7 мая 1868 г.» [32]

По завершении строительства стены Смоленской церкви были покрашены в красный цвет [33]. В 1781 г. она была «расписана вся го­лубою краскою на масле с пристойными украшениями» [34]. В 1823 г. ее фасады были покрашены «розовою краскою» [35]. Розовыми или красными стены церкви оставались до 1964 г., когда под руководс­твом В.И. Балдина их покрасили в тон голубовато-бирюзовому цве­ту стоящей рядом Колокольни [36].

К северо-востоку от Смоленской церкви располагалось кладбище. В 1841 г. вокруг него была поставлена ограда так, «чтобы в черту оно­го пришел угол с березами противу Каличьей башни» [37]. В 1898 г. была выстроена новая ограда по проекту лаврского архитектора А.А. Латкова. Ограда представляла собой обыкновенную кирпичную стенку. А ворота были поставлены большие, выполненные в русском стиле с вкраплениями белокаменных деталей. Возведение краснокирпичной ограды в то время, в какой-то мере, могло быть оправдано крас­ным цветом Смоленской церкви и стоящей рядом Колокольни. Но в целом крупные ворота довольно грубовато вписывались в монас­тырский ансамбль, их стиль резко диссонировал со стоящими рядом строениями. В 1940-х годах они были разобраны.

Службы в Смоленской церкви прекратились, как и во всех хра­мах монастыря, после октябрьских событий 1917 г. Через 10 лет после закрытия Лавры на ее территории предполагали открыть дом отдыха «не менее чем на 500 человек». Для отдыхающих собирались приспособить Больничные палаты, а под — кухню Смоленскую церковь [38]. Но это проект осуществлен не был.

До конца 1941 г. церковь была занята Загорским Отделением Заготзерно. А после Великой Отечественной войны в ней раз­местили каменнорезную мастерскую Художественно-ремеслен­ного училища № 59, созданного для подготовки специалистов-реставраторов [39]. В 1947 г. архитектором И.В. Трофимовым была осуществлена разборка поздней паперти [40]. Ко времени передачи Смоленской церкви Патриархии (Приказ по МК РСФСР № 50 от 5 сентября 1956 г.) ее помещение было занято фондами скульпту­ры Государственной Третьяковской галереи (40 произведений) [41]. В 1956 г. в храме взамен утраченного был установлен близкий по времени иконостас из московской церкви Параскевы Пятницы «что в Охотном ряду», разобранной на рубеже 1920 — 1930-х годов [42]. В 1961 г. в цокольной части храма была устроена небольшая крипта, где был погребен митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич).

Итак, в результате проделанной работы было выявлено, что:

- в 1731 г. впервые зафиксирована идея возведения новой церкви для размещения каменной иконы Богоматери Одигитрии Смолен­ской;

- Смоленской церкви середины 30-х годов XVIII в., устроенной из двух палат, предшествовала часовня, не упоминаемая ни в одной публикации;

- в начале 1740-х годов Смоленскую церковь предполагали пере­строить;

- по проекту перестройки 1745 г. это должно было быть кресто­образное в плане двухъярусное сооружение, фасад и купол которого выполнены почти так же, как и фасад, и купол, строившийся рядом по проекту И. Шумахера Колокольни. Проект, в корне отличаю­щийся от существующей постройки. Кто являлся автором проекта храма - неизвестно;

- в 1746-1748 гг. было выстроено каменное здание церкви. Но ее освящение последовало только через пять лет после окончания строительства. Почему так, и на каком этапе произошла кардиналь­ная смена проекта храма, возможно, выявят будущие исследования. Вероятно, они же прояснят, сколько крылец было у церкви, и су­ществовали ли они изначально.


Η.В. Холодкова. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России, Сергиев Посад, 2012 г., С.64-74

Примечания:

[1] Пономарев П. Краткое историческое описание Свято-Троицкие Сергиевы Лавры. М. 1796; Горский Л.В. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы лавры. 1879; Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра. М., 1909; Трофимов И.В. Па­мятники архитектуры Троице-Сергиевой лавры. М. 1961; Вздорное Г.И. Архитектурный альбом 1745 - 1789 гг. Архив СПМЗ. Инв.НА - 310. 1961.; Балдин В. И. Загорск. М., 1984.

[2] СПМЗ. Инв. 67 арх. ΚΠ 10202. В настоящее время подпись на чертеже визуально практи­чески неразличима. Требуется специальная аппаратура для ее прочтения.

[3] Комаров Б.Д. Смоленская церковь (Одигитрии) - памятник архитектуры XVIII в. // За­горский государственный историко-художественный музей-заповедник. Сообщения. Вып. 2. Загорск, 1958. С. 62-63.

[4] Ильин М.А. Загорск. Л., 1971. С. 119.

[5] Зубов В.П. Церковь Одигитрии. Архив СПМЗ. Инв.НА -159. 1942.

[6] Краткий летописец Святотроицкия Сергиевы лавры. СПб., 1865. С. 8.

[7] Опись Троице-Сергиева монастыря 1641 г. (Далее - Опись 1641 г.). СПМЗ. Инв. 289-ихо. JI. 520 об. «Против больниц полата каменная куют в ней кузнецы мнстрское всякое железное дело подле кузнечной полаты поварня братецкая каменная... По сторон той братецкой поварни ж каменные стряпают в них в гдарев приход у поварен же хлебенная изба».

[8] Опись Троице-Сергиева монастыря 1701 г. (Далее - Опись 1701 г.). РГАДА. Ф. 237. On. 1. Д. 27. Л. 406 об.- 407.: «Против болнишных келей на другой стороне оружейная полата...да подле келей, где живет оружейной старец, болшая кузница каменная... да подле той же болшой кузницы две полаты, где кормятся работные люди».

[9] Опись Троице-Сергиева монастыря 1735 г. (Далее - Опись 1735 г.). СПМЗ. Инв. 54-рук. Л. 293 об.

[10] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Д. 984. Л. 15, 15 об. Любопытно отметить, что хотя первое чудо у этой иконы произошло в 1730, а еще одно — в 1735 г., в монастырских документах учета 1735 г. и 1737 г. древняя икона чудотворной не именуется. (СПМЗ. Опись 1737 г. Л. 293 об.; Инв. 46-рук. Л. 169 (Далее - Опись 1737 г.). Впервые таковой она названа в Описи 1756 г. (СПМЗ. Инв. 47-рук. Л. 80 об.). Интересно и то, что в рукописном варианте Краткого исторического описания Лавры П. Пономарева о чуде 1730 г. сказано, а в печатном виде эти сведения опущены. Токарева Т.Ю. Хмодкова Н.В. СПМЗ. Рукопись. 2006.

[11] Горский А.В. Указ. соч. С. 12.

[12] В. и Г. Холмогоровы. Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII столетий. Радонежская десятина Московского уезда. //ЧОИДР. 1886. Кн. 4. С. 198.

[13] Опись 1735 г. Л. 293 об.

[14] На разницу записей о Смоленской церкви в Описях 1735 и 1737 годов впервые обратила внимание Т.Ю.Токарева.

[15] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Д. 984. Л. 15 об.

[16] Временную протяженность термина «новопостроенный» применительно к храмам оби­тели по монастырским описям прослеживала Т.Ю. Токарева.

[17] Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С. 296;

[18] Опись 1737 г. Л. 166 об, 170 об. Южное крыльцо к церкви изображено на плане ТСМ И. Мичурина 1740 г.

[19] СПМЗ. Инв. 5562 ИХО. Л. 5.

[20] Вздорное Г.И. Указ соч. С. 80.

[21] Комаров. Б.Д. Указ соч. С. 62.

[22] В коллекции СПМЗ имелся антиминс в Смоленскую церковь освящения 6 июня 1753 г., (Инв. 9691 ИХО), переданный Патриархии. Отметим, что в Ведомости 1768 г. говорится, что строена церковь «в 753 г. лаврскою суммою с присоединением вклада графа Алексея Григорь­евича Разумовского» (РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Д. 297. Л. 13). В этом случае остается неясным, сделана эта запись на основании имеющегося в храме антиминса, или по воспоминаниям оче­видцев, бывших свидетелями каких-либо перестроек храма. Все же добавим, что в цитируемом документе не все сведения приводятся точно.

[23] «Известно немало случаев, когда церкви освящались много лет спустя после заверше­ния их строительства. На Руси существовала даже особая практика малого и большого освяще­ния, позволявшая совершать службы в новоотстроенных соборах или больших церквах до тех пор, пока их не освящал какой-либо архиерей» (Вздорное Г.И. Заметки о памятниках русской архитектуры конца XVII - начла XVIII в. // Русское искусство XVIII века: материалы и иссле­дования. М., 1973. С. 20).

[24] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Д. 297. Л. 13.

[25] Опись Троице-Сергиева монастыря 1759 г. (Далее - Опись 1759 г.). СПМЗ. Инв. 48-рук. Л. 72.

[26] РГАДА. Д.24034. Л. 2: 1783 г.: «Словесным приказом его высокопреосвященства веле­но...представить о разломке двух боковых крылец при Смоленской церкви, а из дверей зделать окны, от больницы крыльцо починить»; РГАДА. Д. 1207. Л. 12:1784 г.: «Состоящие при Смолен­ской церкви, что против больницы два боковых крыльца разобрать и сделать по фасаду 2 окна как приказано будет так и с западной стороны крыльцо разобрать до фундамента зделать вновь из старого имеющегося при тех крыльцах камня, есть ли же старого камня доставать не будет, то употребить новой».

[27] «Белокаменный цоколь...ранее был окружен открытыми крыльцами - папертями с ши­рокими парадными лестницами, с четырех сторон обрамлявшими храм резными белокаменны­ми баллюстадами. В земле частично сохранилась белокаменная кладка с профильными тягами и рустовкой углов и резные белокаменные балясины балюстрад». Комаров Б.Д. Указ. соч. С. 60-61.

[28] Опись Троице-Сергиева монастыря 1908 г. (Далее-Опись 1908 г.). СПМЗ. Инв. 42 рук. Л. 233.

[29] Комаров Б.Д. Указ. соч. С. 61.

[30] Осенью 2011 г. были воссозданы северное и южное крыльца.

[31] РГАДА. Д. 19953. Л. 45,48 об. В литературе обычно указывается 1854 г.

[32] Опись 1908 г. Л 224 об. Речь идет о приделе Филарета Милостивого у Духовской церкви (разобран в 1939 г.)

[33] Вздорное Г.И. Архитектурный альбом... С. 80.

[34] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Д. 984. Л. 14 об.; Пономарев П. Указ соч. С. 25.

[35] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1.

[36] Опись 1908 г. Л. 223 об.: «Стены здания окрашены в бело-розовый цвет, пилястры и вы­ступы в белый, а цоколь — в красно-бурый цвет».; Комаров Б.Д. Указ. соч. С. 61: Стены снаружи были окрашены турецким баканом, цоколь, пилястры и архитектурные детали — белые. (Бакан — багряная краска, добываемая из червца). В октябре 2011 г. стены церкви были покрашены в цвет разбеленной терракоты.

[37] РГАДА. Д. 5595. Л. 5.

[38] Архив СПМЗ. Инв. НА- 1/45. Л. 4. Прот. № 12 от 13 января. 1929 г.

[39] Архив СПМЗ. Инв. НА- 1/120. Л. 24.

[40] Архив СПМЗ. Инв. НА-1/127. Л. 96.; 1946 год разборки паперти назван в книге И.В. Трофимова Указ. соч. С. 180.

[41] Архив СПМЗ. Инв. НА-1/.206. Л. 37.

[42] Архив СПМЗ. Инв. НА 1/271. Л. 49.



9 Февраля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...