Из истории певческой культуры Сергиева Посада

Задолго до образования Сергиева Посада в Троице-Сергиевой Лавре сложились многообразные художественные тра­диции. Корни их — в древнерусском искусстве, не только изоб­разительном, но также и певческом. Троицкий монастырь из­давна был одним из крупных певческих центров Московской Руси, славился певцами, головщиками, уставщиками, упоми­наемыми в рукописных певческих сборниках.


Известны устав­щик Филарет, головщик и выдающийся распевщик Логин, племянник его Максим — современники преподобного Диони­сия. Сохранились троицкие нотные рукописи XVI—XVII ве­ков, в начале XX века издан Троицкий Ирмологий. И в руко­писных, и в печатных источниках содержатся местные распе­вы. Особую группу их составляют песнопения из Службы преподобному Сергию. Своеобразие монастырских напевов при­суще и песнопениям Троицына дня.

Записи напевов Лавры в конце XIX века осуществил архимандрит Аарон. Заметный след оставила деятельность другого лаврского регента — иеромонаха Нафанаила (Бочкало). Его своеобразные гармонизации монастырских напевов и поныне звучат в исполнении лаврского хора, руководимого ар­химандритом Матфеем (Мормылем).

В Лавре, до ее закрытия, обучали пению мальчиков. Как и в Московском Синодальном хоре, в главном хоре Лавры звучала группа детских голосов (дисканты и альты). Из этой группы вышел известный ныне регент Николай Матвеев.

В стенах Лавры, как и теперь, находилась Московская духовная академия. Студенты пели в церковном хоре, изучали церковное пение по Обиходу, но примечательно, что в акаде­мии поддерживался интерес к классической музыке — там не­редко музицировали, на музыкальных вечерах исполняли на­родные песни, романсы на стихи русских поэтов.

После закрытия Лавры в 1920 году монастырское пение все же сохранялось в Пятницкой церкви, куда перешли мона­хи, оставленные для охраны музея, созданного на территории Лавры. В приходских храмах Рождественском, Петропавлов­ском, Вознесенском, Ильинском, Никольском, Всехсвятском (на Кокуевском кладбище) пели смешанные хоры любителей церковного пения. Небольшими церковными хорами управля­ли бывший регент Лавры Рожков, Зубачевский, Цветков*, Матвеев, Плющёв, Маслов. Закрытие храмов привело к уп­разднению церковных хоров. К началу 1940-х годов остался только один храм — Ильинский, где сформировался прекрас­ный хор, руководимый Н.В. Матвеевым. Позже он перешел в Покровский храм в Тарасовке, а с 1950-х годов поет в мос­ковском Преображенском храме на Б. Ордынке.

Давние певческие традиции Сергиева Посада, казалось, угасали, новые — только нарождались. Найденные в доме Цветковых документы — распоряжения Сергиевского уезд­ного Отдела народного образования — подтверждают созда­ние в Посаде в 1920-е годы музыкальной школы, где обучали пению, игре на скрипке и фортепиано. Однако положение шко­лы, обеспечение ее музыкальными инструментами находилось в бедственном состоянии. Президиум Исполнительного Комитета Сергиево-Посадского районного Совдепа 14 января I 1920 года удовлетворил ходатайство музыкальной школы о передаче органа (очевидно, фисгармонии) из бывшей Вифанской духовной семинарии и постановил: «Орган предоставить 1 Сергиевской музыкальной школе» (выписка из протокола за­седания Президиума Исполнительного Комитета выдана ' 27 апреля 1920 г., № 1886).

18 мая 1922 года Отдел народного образования потребовал «в двухдневный срок представить опись инвентаря музыкальной школы». Требование это 26 мая подтвердил прези­диум Исполкома, но, по-видимому, и в 1922 году школа не располагала необходимым инструментарием, что и вызвало отрицательную оценку ее материального положения. Об этом свидетельствует справка, выданная Сергиевским уездным Отделом народного образования Совету Сергиевской музы­кальной школы (10 июня 1922 г.):

«По поводу музыкального вечера мая с. г., на котором воспитанники младших групп и старших продемонстрировали номера (так и сказано в документе. — С. Т.) рояля, скрипки и сольного пения, считаю долгом констатировать, что исполне­ние этих номеров позволяет считать подготовку учащихся дан­ной школы удовлетворительной, тем более, если принять во внимание катастрофическое материальное положение школы в истекшем году. Завед. Усоцвосом...».

Несмотря на материальные трудности, школа успешно осуществляла учебные и просветительские задачи. Силами преподавателей и учащихся проводились концерты в помеще­нии школы и вне ее. Об одном из прослушиваний программы концерта сохранилась памятная запись в семейном архиве П.А. Флоренского:

«В воскресенье слушал в гимназии Цветковой репети­цию концерта; певица исполнила "Серенаду" и "Форель" Шуберта. Это мне остро напомнило детство мое (1920.VI. Четверг)». Краткая запись П. А. Флоренского отчасти дает представление о классическом репертуаре концертов и позво­ляет сделать предположение о том, что Сергиевская музыкаль­ная школа находилась в том же доме, что и «гимназия» Цветновой, после 1917 года преобразованная в начальную школу. Именно в эту школу ходил по Вифанке Никита Фаворский и его друг Вадим Рекст (о чем писал он в своих воспоминаниях).

«Гимназия» и музыкальная школа в доме В.П. Цветко­вой могли быть притягательным центром встреч любителей пе­ния, деятелей культуры, поселившихся в Сергиевом Посаде.

В небольшом уездном городке, каким был Сергиев Посад в начале века, традиции художественной культуры, естественно, были связаны прежде всего с Лаврой и духовной академией. Но когда упразднили монастырь — Посад оставался еще некоторое время средоточием выдающихся представителей русской куль­туры, и это именно определяло направленность его художествен­ных интересов, высокий уровень культуры дома, семьи, родствен­ной «усадебной культуре» XIX века.

Общение местных деятелей культуры, приезды художни­ков, писателей, музыкантов — вспомним имена Нестерова, Юона, Танеева, Дурылина, Шергина, Архангельского, Васи­ленко, да и кто в Посаде тогда не был! — длительное пребыва­ние в нем П.А. Флоренского, В.А. Фаворского, М.М. При­швина, Ю.А. Олсуфьева, М.В. Боскина, братьев Соколовых, Анатолия Александрова, М.В. Шика, влечение к Сергиеву Посаду В.В. Розанова, С.Н. Булгакова и многих других, кто, приезжая в Лавру, посещал и тех, кто обрел в Посаде новое «гнездо» (Голицыны, Трубецкие, Олсуфьевы, Раевские, Ман­суровы, Гончаровы) — уже само по себе свидетельствует о сло­жившемся здесь прочном укладе замкнутой семейной жизни и особом мире интеллектуальных интересов, где переплетались древность и современность, исконные традиции и поиски ново­го, народное и аристократическое, — говорит о единственности этого мира в условиях подмосковного Посада. Создание музы­кальной школы в те переломные годы отвечало запросам и куль­турным потребностям той части жителей Сергиева Посада, где не исчезли еще традиции воспитания, неотделимые от семейного музицирования, от наполнения жизни с юности живительными соками классической музыки и русской песенности.


Источник: диакон Сергий Трубачев. Избранное. Статьи и исследования. - М., Прогресс-Плеяда, 2005.


ПРИМЕЧАНИЕ

* Скорее всего, имеется в виду Цветков Анатолий Николаевич (годы жизни не установлены). Другим регентом, носившим фамилию Цветков, явля­ется Павел Васильевич (ум. в 1911 г.), навряд ли имевший отношение к Сергиеву Посаду (примеч. сост.).




Источник: STSL.Ru
5 Июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».