Из истории храма апостолов Петра и Павла в Сергиевом Посаде

Из истории храма апостолов Петра и Павла в Сергиевом Посаде
С Петропавловским храмом Сергиева Посада (так назывался он по одному из приделов) связаны примечательные события церковной жизни 1920-х годов — служение в нем Святейшего Патриарха Тихона, видных иерархов и церковнослужителей, пострадавших в годы гонений на Церковь.

В 1924 году 24 сентября, накануне празднования памяти преподобного Сергия, в Посад приезжал Святейший Патриарх Тихон. Лавра и храмы ее были закрыты еще в 1920 году. Праздничную всенощную и литургию Патриарх служил в Петропавловском приходском храме невдалеке от Лавры, в сослужении епископов Никона и Василия, на литургии совершил священническую и диаконскую хиротонии иноков Гефсиманского скита. Днем он посетил духовника и затворника Зосимовой пустыни старца Алексия в домике на бывшей Дворянской улице, где старец поселился у Верховцевых после закрытия пустыни в 1923 году. Вечером Патриарх служил всенощную, а на другой день литургию в Рождественском храме с приделом празднуемого в тот день апостола Иоанна Богослова. Тогда же Патриарх посетил еще не закрытый Гефсиманский скит, а на следующий день — Боголюбскую киновию и пустынь Параклит, где встречали его престарелый игумен Паисий с братией. Только на следующий день Патриарх покинул последнее прибежище лаврских и скитских иноков. Это был последний приезд святого Патриарха Тихона в Сергиев Посад.      

Через четыре года 19 сентября 1928 года скончался старец Алексий. Кончина старца привлекла к его гробу множество почитателей и молящихся, и особенно тех, кого направлял он в духовной жизни, — были среди них и епископы, и священники, монахи и миряне. Отпевание старца совершали в Петропавловском храме, точнее же — по главному престолу — в Воскресенском. В отпевании приняли участие 40 священнослужителей — архиереи, архимандриты, многочисленное священство московских и посадских храмов. Шествие с гробом на Кокуевское кладбище к храму Всех святых длилось с остановками, когда совершались литии, несколько часов. Над могилой старца один из епископов сказал о нем: «Не случайно о. Алексия отпевали в Воскресенском храме, не случайно прощальная литургия за него совершена на Воскресенском престоле. Это вполне соответствует нашей уверенности в том, что о. Алексий, отойдя из своей жизни, приобщился пасхальной радости и соединился со Христом, воскресшим из мертвых, и что он воскреснет не воскресением суда, а воскресением живота, воскреснет для вечной блаженной жизни. Не случайно также похоронили о. Алексия при храме в честь Всех святых. Он любил угодников Божиих. Он и в Зосимовой пустыни жил в последнее время при храме в честь Всех святых».

 
Церковь Апостолов Петра и Павла. Фото 1890-1901 гг.        

Так, Воскресенский, иначе Петропавловский, храм стал свидетелем волнующего прощания с затворником Зосимовой пустыни, кому поручено было вынуть жребий на избрание Патриарха на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в ноябре 1917 года.

В 1928 году закрыли Пятницкую и Введенскую церкви, где служили иеромонахи, оставленные сторожами Лавры после ее закрытия. К1928 году в Пятницкой церкви остались всего несколько иеромонахов, иеродиакон и приходский хор под управлением Н. Г. Рожкова. Вместе с настоятелем протоиереем Мироном причт и хор перешли в храм Петра и Павла. В храме сохранялись некоторые традиции лаврского богослужения и монастырского пения.

К наиболее известным и почитаемым священникам Петропавловского храма относимы о. Михаил Шик (в 1918—1920 годы — один из сотрудников Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры), протоиерей о. Сергий Сидоров (1923—1925 годы), настоятель храма с 1925 года о. Мирон (Ржепик) и последний настоятель с 1932 по 1935 год — московский протоиерей о. Димитрий Баянов (1885—1937), разделивший судьбу своих предшественников по храму — о. Сергия и о. Михаила — и многих священников, репрессированных в 1930-е годы.


Автограф С.3. Трубачева

Жизненный путь о. Димитрия сложился необычно. Обладая природным певческим голосом, Димитрий Федорович Баянов получил консерваторское музыкальное образование и стал регентом Чудовского хора. После революции он оказался в Омске, организовал из приезжих петроградских оперных артистов театральный коллектив и дирижировал оперными спектаклями. В Гражданскую войну его призвали в Красную армию, служил он в штабе командарма Егорова, с которым позднее снова встретился в Москве. Дальнейшее течение его жизни предопределил решающий духовный перелом — осознанное намерение перейти всецело на служение Церкви.

По благословению Святейшего Патриарха Тихона он принял священство и служил в церкви Пресвятой Троицы на Шаболовке и в Троицком. В последующие годы церковное служение о. Димитрия проходило в храме св. Мартина Исповедника на Таганке, где служил он уже как настоятель. Когда храм закрыли, перешел в собор города Ногинска, а с февраля 1930 года поселился в Загорске и служил настоятелем и благочинным в Рождественской церкви после скончавшегося настоятеля о. Александра Константиновского. В эти годы с ним сблизился регент церковного хора Н. В. Матвеев, оценивший его музыкальные дарования. Впоследствии он записал на пластинку, вышедшую к 1000-летию крещения Руси, церковные композиции о. Димитрия в исполнении хора Скорбященского храма, что на Б. Ордынке в Москве. В 1932 году Рождественскую церковь закрыли, и весь причт перешел в храм Петра и Павла.

Как настоятель о. Димитрий проявлял большую требовательность к сохранению уставности богослужения, стремился к сочетанию строгой простоты, стройности и возвышенности церковных служб. Нередко о. Димитрий управлял церковным хором и с помощью едва заметных движений руки устанавливал ритмическую точность, слаженность и выразительность исполнения.

Проповеднический дар о. Димитрия, обогащенный богословской эрудицией, отличался ясной, свободной речью, обращенной к слушателям обычно по окончании богослужения. Отец Димитрий и вне храма держал себя достойно своего сана — всегда ходил в рясе, носил скуфью и не расставался в дороге с посохом. Внушительный вид его вызывал невольное почтение, с уважением относились к нему видные церковные иерархи, а Местоблюститель митрополит Сергий приглашал его к сослужению в Дорогомиловский собор.


Список расстрелянных в Бутове, опубликованный в загорской газете «Вперед» 19 января 1995 года

В 1935 году Петропавловский храм захватили обновленцы, и о. Димитрий перешел служить на Кокуевское кладбище, последнее его служение в Москве, в церкви Вознесения на Гороховом поле. Жил он по-прежнему в Загорске на Огородной улице, где и был арестован осенью 1937 года. Только в 1994 году стало известно о кончине о. Димитрия в Бутове под Москвой, 10 декабря 1937 года, тогда же расстреляны наместник Лавры архимандрит Кронид, его келейник Георгий и другие лаврские священномученики.

На месте массовых захоронений в Бутове ныне поставки Крест, перед ним 9 мая 1994 года и 5 февраля 1995 года в день памяти новомучеников Российских совершалось молитвенное поминовение убиенных. Готовится сооружение часовни, и в будущем будет построен храм во имя Новомучеников*.

Имена архимандрита Кронида, протоиерея Димитрия, протоиерея Сергия, иерея Михаила вошли в синодик о пострадавших за веру и Церковь Христову в Бутове.



*)Деревянный храм, воздвигнутый в 1997 году, был построен под руководством скульптора Д. М. Шаховского, сына о. Михаила Шика. (Примеч. сост.)


Источник: диакон Сергий Трубачев. Избранное, Статьи и исследования. - М., Издат. Прегресс-Плеяда, 1998.


12 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».

Пожар в Деулине
Пожар в Деулине

15 (27) июня 1865 года в селе Деулино сгорела деревянная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она была сооружена в 1619–1620 годах архимандритом Троицкого монастыря преподобным Дионисием (Зобниновским) в память заключенного в селе в 1618 году перемирия между Россией и Польшей.