Исторические заметки. «Мы – в Посаде, у Преподобного. Ходим по тихим уличкам, разыскиваем игрушечника Аксенова...»

Едва ли ошибемся, предположив, что большинству любящих Троице-Сергиеву Лавру знакома повесть Ивана Сергеевича Шмелева «Богомолье». Написанная в 1935 г. в вынужденной эмиграции, повесть рассказывает о паломничестве московских богомольцев во главе с отставным «на покое» приказчиком Горкиным в Троице-Сергиеву Лавру. Рассказ ведётся от лица мальчика Вани, сына хозяина Горкина - Сергея Ивановича.


Константин Федорович Юон.
Сергиевский Посад

«Богомолье» не только великолепное художественное произведение. Облик старого Сергиева Посада представлен в повести настолько ярко и правдиво, что, с известными оговорками, «Богомолье» можно рассматривать как документальную зарисовку старого Сергиева Посада 1880-х — 1-й половины 1890-х гг., основанную, в том числе, на детских воспоминаниях и впечатлениях Шмелёва от посещений Лавры и окружающего её города.

Центральная фигура среди посадских жителей на страницах повести — купец Аксенов. Он сам, его дом с большим садом описаны столь живо, что невольно хочется разобраться, где же именно стоял или, скорее, мог бы стоять дом почтенного купца.

Аксеновы, действительно, жили в Посаде. В 1869-1881 гг. Иван Михайлович Аксенов арендовал две лавки в гостинице Лавры. В 1885 г. те же лавки арендовал его сын Александр Иванович. В 1889 г. он передал право аренды лавок другому лицу. В начале XX в. в Посаде жил московский купец, торговец игрушками Николай Филиппович Аксенов. Ему принадлежал двухэтажный дом на Дмитровской улице.

Нельзя исключить, что Шмелёв или его родители могли быть знакомы с двумя первыми Аксеновыми. Если же допустить, что именно Н.Ф. Аксенов был прототипом купца в «Богомолье», то расположение его дома на Дмитровской улице все же никак не согласуется с повестью.

Так где же всё-таки мог стоять в старом Сергиевом Посаде дом вымышленного героя повести «Богомолье» купца Аксенова? Чтобы найти это место, необходимо проанализировать ориентиры «разбросанные И.С. Шмелёвым по страницам своей повести».


Константин Федорович Юон.
Солнечный весенний день в Сергиевском Посаде

Итак, перечислим и проанализируем все ориентиры, предоставленные в наше распоряжением автором «Богомолья»; они сосредоточенны в главах «У Троицы в Посаде» и «У Преподобного».

№1.: «Мы — в Посаде, у Преподобного. Ходим по тихим уличкам, разыскиваем игрушечника Аксенова, где пристать. (...) Спрашиваем про Аксенова, а они к овражку куда-то посылают, на бугорок, где-то за третьей улицей».

Ориентир №1 определяет «дом Аксенова» стоящим на бугорке. Чрезвычайно важно и расположение этого «бугорка» «где-то за третьей улицей». Как определить эту улицу? Известно, что путешественники пришли в Посад из Хотькова, то есть вошли в город по улице Воробъевской. Третьей улицей от Воробъевской может быть параллельная ей Рыбная улица или же, наоборот, перпендикулярная ей улица Вознесенская. Возьмём средний вариант и предположим, что искомый «дом Аксенова» мог располагаться где-то в районе пересечения Рыбной и Вознесенской улиц.

№2.: Житель одной из улиц, описанный автором, как «растерзанный какой-то, в халате, толстый», помучив усталых путников расспросами, дал им, наконец, следующие координаты искомого дома: «Направо сейчас, за пожарным двором, что против церкви, дом увидите каменный, белый, в тупичке».

Ориентир №2 уточняет расположение «дома Аксенова»: в тупичке за пожарным двором, что против церкви. Упоминаемый в повести пожарный двор находился на городской Вознесенской площади, что подтверждает следующий ориентир.


№3.: «Приходим на площадь, к пожарной каланче, против высокой церкви. (...) Сидит в холодочке бутошник, грызет подсолнушки. Указал нам на тупичек...»

Пожарная каланча и указанный в ориентире №3 пожарный двор, действительно, находились на Вознесенской площади, севернее Вознесенской церкви и ближе к улице Рыбной. Отсюда путники увидели тупичок, упомянутый «растерзанным» жителем и показанный будочником.

В тупичке путешественники увидели, наконец-то, и дом Аксенова, «хороший дом, с фигурчатой штукатуркой, окна большие, светлые, (...) ворота с каменными столбами, филенчатые, отменные»; встретились они и с хозяином.
Приняв путешественников за гостей своего троюродного брата, хозяин объяснил, как найти его дом. Это объяснение — ценный ориентир в поисках дома самого Аксенова.

№4.: «Вот, через овражек, речка будет... там спросите на Нижней улице».

Ориентир №4 показывает, что искомый «дом Аксенова» стоял через овражек от Нижней улицы (сейчас ул. Митькина), то есть, на правом высоком и крутом берегу Кончуры. Это хорошо соотносится с указанием ориентира №1 «к овражку на бугорок...».

№5.: «Двор громадный, и сад за ним. (...) ...и сюда она [колокольня] смотрит, стоит как раз на пролете между двором и садом».

Ориентир №5 показывает расположение «дома Аксенова» по отношению к Лавре: дом стоял к Лавре боком, почему колокольня была видна в пролёте между двором и садом.

№6.: «Сад... — и конца не видно. ...а ходить — ходите через калитку, садом, в заборе там, в бузине, прямо на улицу...»

Ориентир №6 показывает, что огромный сад за домом купца выходил на некую улицу. Именно через калитку в саду разрешил Аксенов гостям идти в Лавру ко всенощной.

№7.: «Горкин ведет меня на гостиницу, к отцу. (...) Я устал, сажусь у столбушков на краю оврага, начинаю плакать. В овраге дымят сарайчики, «блинные» там, на речке, пахнет блинками...»

Ориентиры №6 и №7 позволяют с большой долей уверенности предположить, что выйдя из сада через калитку, Горкин и Ванюша попали на Блинную горку. Здесь Ванюша, который не успел отдохнуть в прохладном саду, сел у столбушков на краю оврага и заплакал. На какую улицу мог выходить сад, из которого можно было выйти на Блинную горку. Ответ один — улица Вокзальная (сейчас ул. Сергиевская) — кратчайший путь к блинным и к лаврским гостиницам на Красногорской площади, куда и потащил усталого ребенка Горкин.


Фото: pastvu.com

Итак, сопоставление и анализ приведенных выше ориентиров, разбросанных по страницам «Богомолья», позволяют произвести реконструкцию «хождения» героев повести И.С. Шмелева по Сергиевскому посаду в поисках «дома Аксенова».

Войдя в Сергиевский посад по дороге из Хотькова монастыря, наши герои стали искать дом Аксенова, причём узнали, что он находится на бугорке у овражка, «где-то за третьей улицей». Они, надо полагать, блуждали по Воробъёвке; именно на эту улицу выходила дорога из Хотькова монастыря. Здесь им посоветовали выйти на третью поперечную к главной дороге улицу, то есть на Рыбную улицу и искать дом Аксенова за ней, на бугорке, ближе к овражку — русло речки Кончуры.

По совету «растерзанного» жителя одного из посадских домов путники по Московской улице (сейчас проспект Красной Армии) вышли к пожарному двору. Здесь будочник указал им на тупичок, в котором они нашли «дом Аксенова» и самого хозяина дома.

Когда же все недоразумения разрешились, он провёл путников в свой огромный сад за домом, чтобы дать освежиться и отдохнуть. Из сада через калитку можно было выйти на улицу, ведущую к Красногорской площади и Лавре.

Сопоставляя ориентиры, нетрудно заключить, что тупичок, в который выходили ворота и главный фасад «дома Аксенова», равно как и все дворовое владение купца, следует искать между улицами Вознесенской и Вокзальной (Сергиевской). Единственной же улицей, на которую выходила калитка в данном случае могла быть только Вокзальная (Сергиевская) улица. Но, если сад выходил на указанную улицу, значит, сам «дом Аксенова» мог выходить фасадом лишь на улицу Вознесенскую, располагаясь на её восточной или правой, если идти к Лавре, стороне.

Описанный И.С. Шмелевым «дом Аксенова» не сохранился; возможно, он был придуман автором «Богомолья». Тем не менее на страницах повести И.С. Шмелева дом этот стоит нерушимо.

К.А. Филимонов

Источник: STSL.Ru
21 Мая 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...