Иконостас лаврской церкви святых Зосимы и Савватия Соловецких: история формирования и реконструкция

Задачей настоящей работы является систематизация известных и привлечение новых сведений об истории иконостаса церкви прпп. Зосимы и Савватия с целью документальной и графической реконструкции его облика, менявшегося на протяжении XVII-XX вв.

Церковь прпп. Зосимы и Савватия была освящена 5 августа 1637 г. Первое описание ее иконостаса содержится в Описи монастыря 1641 г.: «Деисус, а в нем 13 образов, праздников 14 образов, в третьем ряду образ Пречистые Богородицы Воплощение, да дванадесять пророков». Отдельной статьей обозначены местные иконы. Из текста явствует лишь, что это был четырехъярусный комплекс, включавший в себя, кроме местного, деисусный, праздничный и пророческий ярусы. К сожалению, состав верхних чинов комплекса остается почти неизвестным, так как не отражен ни в Описи 1641 г., ни в более поздних документах.

В местном ряду находились три образа: справа два – «Спас Нерукотворный» и «Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие», слева стояла одна икона с изображением Антония и Феодосия Печерских, предстоящих Богородице, далее находилась дверь в жертвенник.

С целью реконструкции ряда мы обратились к выявлению указаний на размеры образов и к натурным исследованиям. В результате оказалось, что в иконостасе справа оставалось свободное место, заполненное позже. Следовательно, формирование нижнего яруса к 1641 г. еще не было завершено.

Состав местного ряда имел следующие особенности. Зосимовская церковь – единственная из всех монастырских храмов, в которой на самое почетное место, справа от Царских врат, поставлена не «Троица», а «Спас Нерукотворный». Таким образом, начиная с больничного храма, то есть с 40-х годов XVII в., в Троице-Сергиевом монастыре древний обычай ставить «Троицу» справа от врат сходит на нет.

Храмовый образ «Зосимы и Савватия» поставлен согласно традиции вторым справа. Эта икона вместе с окладом создана по заказу келаря монастыря Александра Булатникова и вложена в монастырь 16 августа 1640 г. Что было в иконостасе до 1640 г. и было ли вообще – установить не представляется возможным.

Помещение в иконостас образа Антония и Феодосия, очевидно, связано с личностью основателя монастыря. Тот же иконостас значится в Описи 1701 г. Она дополняет предыдущую сведениями о том, что иконы верхних чинов были написаны «на красках», а каждый ряд помещался в отдельное тябло. Поэтому можно утверждать, что первоначальный комплекс был тябловым, четырехъярусным и представлял собой сплошную живописную стену.

К этому времени в местный ряд на свободное место справа была поставлена икона прп. Михаила Малеина. Маловероятно, что этот образ специально был написан для Зосимовской церкви. Он мог быть перенесен из местного ряда Успенского собора, откуда был убран не позднее 1686 г.

Левая сторона также получила добавление: северная дверь была украшена изображением Ангелов Господних.

Над местным рядом были помещены пядничные образа: 12 икон справа и 12 слева. Проведенное тщательное сличение их описаний с пядницами, висевшими ранее на южной стене в два ряда, позволяет предположить, что эти последние почти в полном составе перемещены со стены в иконостас. К 1701 г. местные образа были украшены подвесными пеленами, иконы правой стороны помещены в нарядный киот, к «Спасу» и «Печерской Богоматери» сделаны серебряные оклады, а к первоначальным Царским вратам добавлена резная корона. Таким образом, лишь во второй половине XVII в. формирование местного ряда было завершено в соответствии с принятой в монастыре традицией.

Учитывая размеры храма, можно приблизительно рассчитать ширину икон в верхних рядах. Она не превышала 50 см. Какой была высота каждого яруса, к сожалению, выяснить не удалось. В церкви сохранялись вертикальные штрабы на южной и северной стенах на месте примыкания к алтарной стене. Они, очевидно, предназначались для иконостасных тябел, но определить по ним высоту ярусов невозможно, так как эти пазы сделаны в виде сплошных желобов, а не локальных отверстий. Тем не менее, учитывая количество икон в чинах, их ширину, строго горизонтальное размещение, а также особенности изображений святых на местных иконах, где фигуры Зосимы, Савватия, Антония и Феодосия показаны подчеркнуто хрупкими, удлиненных пропорций, можно предположить, что композиция всего иконостаса с большим количеством узких икон представляла собой удивительно живописный красочный иконный ансамбль.

Итак, первоначальный тябловый иконостас просуществовал до начала XVIII в. В первой трети XVIII в. он был перестроен. Опись 1735 г. свидетельствовала о нем: «Коностас у всех местных икон и у праздников, и у деисусов, и у пророков столярной с резьбою, золочен сусальным золотом и серебром». Следовательно, конструкция комплекса стала каркасной. Изменилось чинопоследование рядов: деисусный поднят над праздничным, а этот последний поставлен над местным. Сократилось количество икон: в праздниках с 14 до 8, в пророках и деисусе с 13 до 9. Заменены средники: в пророках вместо «Богоматери Воплощение» поставлена икона «Место горнее», а в деисус – «Спас Стоящий».

В этой связи возникает вопрос, могли ли остаться древние иконы в новом иконостасе, или были написаны новые. Отметим, что, во-первых, образа первоначального цикла к 1735 г. простояли в храме около 100 лет и за это время могли «закоптеть» и поблекнуть; во-вторых, в центр деисуса установлен столь непривычный, не встречающийся в древних храмах монастыря новый образ «Спаса Стоящего»; в-третьих, значительное сокращение икон в каждом из рядов вряд ли позволило бы заполнить ярусы целиком, только если бы между образами были очень широкие столбики, что маловероятно. Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что верхние ряды написаны вновь. Но в то же время нам известны случаи, когда древние иконы тяблового иконостаса могли оставаться в рамочном, несмотря на сокращение их числа. Это происходило за счет надставок, приколачивавшихся к боковым полям икон, например как в деисусном чине Успенского собора Лавры. Поэтому вопрос о замене верхних икон остается открытым, так как ни одна из них не сохранилась.

Особенностью нового иконостаса церкви является и помещение над деисусным чином иконы «Воскресение Господне», как и «Спас Стоящий». Описи отмечают, что она сменила «прежний ветхий образ Воскресения», обложенный серебром. Как именно она располагалась в иконостасе, когда впервые появилась и почему установлена - точно сказать нельзя. Известно лишь, что появившись в комплексе в первой трети XVIII в., она была снята уже к середине столетия.

К этому времени состав местного ряда был изменен. Из него убраны «Спас Нерукотворный» и «Михаил Малеин». Справа от врат согласно общепринятой традиции поставлен «Вседержитель на Престоле». Этот образ датируется в литературе концом XVII в., но так как ни в Зосимовской церкви, ни в других храмах похожего местного образа по предыдущей Описи 1701 г. нет, можно предположить, что он создан немного позднее – в первой трети XVIII в. Икону «Михаил Малеин» сменил «Сергий Радонежский в житии», что не удивительно, поскольку к этому времени почти во всех храмах монастыря размещение местных икон с изображением Сергия становится почти обязательным.

К 1735 г. поменялись царские врата. Вместо резных с киотцами в храм поставлены живописные, причем Опись отмечает крайнюю ветхость оклада. Следовательно, в Зосимовскую церковь поставлены древние врата из другого храма.

Итак, появившиеся в первой трети XVIII в. в местном ряду иконы «Спаса Вседержителя» и «Сергия Радонежского» вместе с остававшимися на своих местах «Зосимой и Савватием» и «Богоматерью Печерской», а также древними Царскими вратами к 1735 г. укомплектовали местный чин, состав которого в дальнейшем уже не менялся. Лишь были переписаны северные двери: вместо Ангелов на них появилось изображение архидиакона Стефана.

Таким образом, перестройка иконостаса, осуществленная в первой трети XVIII в., существенно изменила облик храмового интерьера. С этого периода цельная живописная композиция простого тяблового иконостаса приобрела метрический характер за счет резных золоченых рам. Пострадала содержательная сторона комплекса из-за сокращения количества икон. Из более поздних документов узнаём, что четвертый пророческий ярус цикла стоял «в наклон под сводом за малостию места», что свидетельствовало о несоответствии комплекса небольшому бесстолпному храмовому интерьеру.

В 1779 г. намечалась перестройка иконостаса храма, так как он «весь почернел и закоптел». Планировалось заменить его конструкцию, убрать четвертый ярус, Царские врата сделать «пошире и повыше старых, сквозные, решетчатые», поновить имеющиеся иконы, написать во второй и третий ярусы новые центральные образа «Спаса на Престоле» и «Саваофа» «так, чтобы они соразмерны были Царским дверям», то есть равными им по ширине.

В местном ряду правую икону «Спаса на Престоле» хотели «написать вновь шириною и вышиною равно образу Богоматери, имеющемуся на левой стороне». То есть икону шириной, примерно, 70-80 см предполагали сделать около двух метров, увеличив почти в три раза, при этом сохранив старый венец. Икона «Зосима и Савватий», равная по ширине северным дверям, сместилась бы вправо и символизировала бы собой отсутствующие южные двери. При такой перепланировке образу «Сергий в житии» «места способного» не оставалось, и его хотели убрать. Следовательно, предполагалось правую и левую стороны ряда привести «в пропорцию», то есть сделать симметричными друг другу.

Но по каким-то причинам (возможно, из-за больших затрат) задуманное не было осуществлено. Произведено лишь поновление конструкции и икон.

В иконостасе остались прежние Царские врата. К этому времени низ у них был «зашит сукном, что делало безобразие». Поэтому вместо сукна низ «деревом подделали».

До наших дней дошли почти все местные иконы с обрезанными полями и Царские врата с поздними доделками снизу и с боков. Если именно эти врата находились в храме в XVIII в. (а их планировалось расширить), то можно предположить, что их доделка произошла именно в 1779 г., и именно тогда были обрезаны боковые поля всех местных икон. Таким образом, задуманное упорядочение местного ряда было частично осуществлено, так как правые «Спас» и «Зосима и Савватий» по ширине практически оказались равны левой «Богоматери с предстоящими Антонием и Феодосием», а правый «Сергий в житии» – соразмерен левой северной двери.

Главным же результатом работ 1779 г. стала ликвидация пророческого яруса, стоявшего в наклон. Комплекс стал трехъярусным. Таким образом, храм стал выглядеть более просторным, но беднее – в иконографическом содержании.

Эти переделки, вызванные необходимым поновлением, в то же время являлись частью своеобразной комплексной «программы» митрополита Московского Платона по обновлению иконостасов почти всех монастырских соборов.

В силу того, что иконостасная конструкция, по всей видимости, не была заменена, в 30-х годах XIX в. Московскому митрополиту Филарету было представлено два новых варианта. Однако документов, говорящих о каких-либо переделках в этот период, не обнаружено.

В 1862 г. ветхий иконостас, простоявший, вероятно, с первой трети XVIII в., был заменен новым «усердием больничного строителя соборного иеромонаха Авраамия». Если в старом иконостасе иконы верхнего и нижнего ярусов разделялись колоннами (шестью и десятью, соответственно), а средние крепились на 10 кронштейнах, то в новом – местный ряд икон имел 6 колонн, «утвержденных на тумбах», а во втором ярусе находились шесть колонн «с переплетами», разделяющими его на два яруса. Итак, в третьей четверти XIX в. была полностью заменена конструкция иконостаса.

В составе икон произошло единственное изменение. Икона «Богоматерь “Печерская” с предстоящими Антонием и Феодосием» «для удобства помещения во вновь устроенном иконостасе» была разделена на две: центральная часть с изображением Богоматери была выпилена и поставлена слева от Царских дверей, а фигуры Антония и Феодосия соединены в одну и помещены с ней рядом.

Таким образом, задуманная еще в XVIII в. идея приведения в симметрию местного ряда была осуществлена на данном этапе. Если раньше композиционная уравновешенность ряда прослеживалась в соотношении размеров сгруппированных икон, то теперь она проявилась и в сюжетах. По сторонам Царских дверей размещались «Богоматерь на Престоле» и «Спас на Престоле», рядом с ними находились по двое святых: «Антоний и Феодосий» (слева) и «Зосима и Савватий» (с правой стороны). Завершали ряд северные двери с изображением архидьякона Стефана (слева) и «Сергий с житием» (справа).

В связи с тем, что не обнаружены сведения о замене икон на протяжении длительного времени, а есть только данные об их поновлении, то можно предположить, что состав икон не менялся с конца XVIII в. Впервые он назван в Описи 1908 г.

Итак, в истории иконостаса церкви Зосимы и Савватия можно выделить несколько этапов: 1) первоначальный иконный ансамбль был тябловым, четырехъярусным, причем формирование местного ряда происходило до начала XVIII в.; 2) к 1735 г. иконостас стал каркасным, изменилось чинопоследование рядов и сократилось количество икон в верхних ярусах; 3) в 1779 г. он стал трехъярусным.

Следовательно, мы можем говорить о том, что в иконостасе церкви Зосимы и Савватия местный ряд практически не менялся с начала XVIII в., а неизменный состав верхних образов просуществовал с конца XVIII в. до закрытия храма после 1917 г.

Т.Ю. Токарева, В.Н. Хрунова


Источник: Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Материалы III международной конференции / Сост.: Т.Н. Манушина, С.В. Николаева. – Сергиев Посад: Весь Сергиев Посад, 2004. С. 313-327.




7 Декабря 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.

Образ преподобного Сергия в искусстве
Образ преподобного Сергия в искусстве

Преподобный Сергий и созданный им Троицкий монастырь вдохновили не одно поколение мастеров – иконописцев, архитекторов и художников на создание шедевров.

Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км
Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км

Известно, что Елизавета Петровна ходила на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру из Москвы пешком, правда, весьма оригинальным способом...