День памяти преподобного Стефана Махрищского, собеседника преподобного Сергия Радонежского

День памяти преподобного Стефана Махрищского, собеседника преподобного Сергия Радонежского

Пре­по­доб­ный Сте­фан был совре­мен­ни­ком и бли­жай­шим со­бе­сед­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Ро­дил­ся и вос­пи­тал­ся он в Ки­е­ве, при­нял ино­че­ство в Пе­чер­ской оби­те­ли, где про­во­дил жизнь в стро­гом воз­дер­жа­нии, непре­стан­ной мо­лит­ве и пол­ном по­слу­ша­нии у стар­цев. Несколь­ко лет свя­той Сте­фан про­жил в Ки­е­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре, все бо­лее со­вер­шен­ству­ясь в ино­чес­ких по­дви­гах. Но мир­ное те­че­ние мо­на­ше­ской жиз­ни в Ки­е­ве бы­ло на­ру­ше­но под­чи­не­ни­ем юж­ной ча­сти Рос­сии кня­зьям ли­тов­ским, а за­тем – поль­ско­му ко­ро­лю. Ка­то­ли­ки уси­ли­ли свое вли­я­ние и ста­ли при­тес­нять пра­во­слав­ных: от­би­ра­ли у них хра­мы и устра­и­ва­ли в них ко­сте­лы, не до­пус­ка­ли пра­во­слав­ных до зна­чи­тель­ных долж­но­стей, бра­ни­ли и да­же из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков и мо­на­хов. Го­не­ние на пра­во­сла­вие осо­бен­но уси­ли­лось в се­ре­дине XIV ве­ка. В то вре­мя мно­гие ино­ки в Ки­е­ве и его окрест­но­стях по­ки­ну­ли свои мо­на­сты­ри и уеди­ни­лись в без­вест­ных де­брях и пу­сты­нях для по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы. Пре­по­доб­ный Сте­фан так­же ушел из Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры и от­пра­вил­ся на се­вер, в пра­во­слав­ную Моск­ву.

Свя­той Сте­фан при­был в сто­ли­цу Рус­ско­го го­су­дар­ства в кня­же­ние ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на II (1353–1359), сы­на Ка­ли­ты и от­ца св. бл­гв. кн. Ди­мит­рия Дон­ско­го (па­мять 19 мая/1 июня), ко­то­рый пред­ло­жил по­движ­ни­ку из­брать для жи­тель­ства лю­бой мо­на­стырь в Москве. Но свя­той Сте­фан ре­шил по­се­лить­ся в пу­стыне и от­пра­вил­ся на се­ве­ро-во­сток, где из­брал се­бе ме­сто в лес­ном уро­чи­ще Махри­ще, в 35-ти вер­стах от оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия. Во­дру­зив де­ре­вян­ный крест, по­движ­ник сру­бил се­бе кел­лию, вы­кор­че­вал во­круг лес для воз­де­лы­ва­ния зем­ли и стал жить там, под­ви­за­ясь в по­сте, мо­лит­ве и тру­дах. Ко­гда о свя­том от­шель­ни­ке ста­ло из­вест­но в окрест­но­стях, к нему на­ча­ли при­хо­дить рев­ни­те­ли бла­го­че­стия. Сна­ча­ла пре­по­доб­ный Сте­фан, стре­мясь к без­мол­вию, не раз­ре­шал им по­се­лить­ся око­ло него, но за­тем усту­пил их прось­бам. Не позд­нее 1358 го­да по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го († 1378; па­мять 12/25 фев­ра­ля), пре­по­доб­ный Сте­фан ос­но­вал мо­на­стырь. Бра­тия по­стро­и­ли храм во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, тра­пез­ную и кел­лии, ко­то­рые об­нес­ли огра­дой. Свя­ти­тель Алек­сий ру­ко­по­ло­жил пре­по­доб­но­го Сте­фа­на во иеро­мо­на­ха и по­ста­вил игу­ме­ном но­вой оби­те­ли.

Устро­ен­ная пре­по­доб­ным Сте­фа­ном оби­тель чрез­вы­чай­но рас­про­стра­ни­лась, ру­ко­во­ди­мая им по уста­ву об­ще­жи­тия. Неле­ност­но крот­ки­ми и ти­хи­ми на­став­ле­ни­я­ми по­учал бра­тию пре­по­доб­ный о пу­тях спа­се­ния, о бла­го­чи­нии цер­ков­ном и обя­зан­но­стях ино­ка, на­по­ми­ная им сло­ва Гос­под­ни: «На ко­го воз­зрю, ес­ли не на крот­ко­го и мол­ча­ли­во­го и тре­пе­щу­ще­го Мо­их сло­вес» (Ис. 66:2). Еще бо­лее, чем сло­вом, по­учал игу­мен при­ме­ром, ни­чем не от­ли­ча­ясь от бра­тии в одеж­де и пи­ще, об­ле­чен­ный в ру­би­ще, как бы один из по­след­них, пер­вен­ствуя толь­ко на мо­лит­ве, ибо всех пре­ду­пре­ждал в хра­ме Бо­жи­ем и ни­ко­му не усту­пал в тру­дах. Не толь­ко ино­ки, но и ми­ряне сте­ка­лись к нему из окрест­но­стей для ду­хов­но­го со­ве­та, по­се­щал для на­зи­да­тель­ной бе­се­ды и пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский, Лав­ра ко­то­ро­го уже воз­ни­ка­ла по со­сед­ству, в со­ро­ка вер­стах от Махри­щи. Но од­на­жды при­шел к пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну ве­ли­кий спо­движ­ник Сер­гий, ута­ив от него ви­ну сво­е­го при­хо­да – огор­че­ние от бра­тии, вы­ну­див­шее его уда­лить­ся на вре­мя от сво­ей оби­те­ли. Узнав о при­ше­ствии пре­по­доб­но­го Сер­гия, пре­по­доб­ный Сте­фан ве­лел уда­рить в би­ло цер­ков­ное и встре­тил его со сво­ей бра­ти­ей, ибо еди­но­душ­ны бы­ли оба тру­же­ни­ка; еди­ную во­лю тво­ри­ли они Гос­по­да сво­е­го и друж­но воз­де­лы­ва­ли ду­хов­ную браз­ду, по­се­вая в ней се­мя сло­вес­ное. Встре­тив­шись, по­кло­ни­лись они вза­им­но до зем­ли, про­ся друг у дру­га мо­литв и бла­го­сло­ве­ния, вме­сте во­шли они в цер­ковь для крат­кой мо­лит­вы. Несколь­ко дней про­был пре­по­доб­ный Сер­гий в Махри­щской оби­те­ли, об­хо­дя с ним пу­сты­ню и ве­се­лясь ду­хов­но о ее про­цве­та­нии. На­ко­нец, от­крыл пре­по­доб­ный Сер­гий ему же­ла­ние сво­е­го серд­ца: «Же­лал бы я, от­че, с по­мо­щью Бо­жи­ей об­ре­сти се­бе ме­сто уеди­нен­ное, где бы без­молв­ство­вать. Про­шу твою лю­бовь да­ро­вать мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их, зна­ю­щих пу­стын­ные ме­ста». Пре­по­доб­ный Сте­фан с лю­бо­вью ис­пол­нил прось­бу ав­вы Сер­гия и, от­пу­стив с ним доб­ро­де­тель­но­го уче­ни­ка сво­е­го Си­мо­на, про­во­дил его до ис­точ­ни­ка, за три вер­сты от оби­те­ли. Позд­нее на ме­сте рас­ста­ва­ния свя­тых стар­цев, над ис­точ­ни­ком, бы­ла по­став­ле­на ча­сов­ня. Си­мон, обо­шед­ши с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем мно­гие ме­ста пу­стын­ные, ука­зал ему вы­со­кое пре­крас­ное ме­сто на ре­ке Кир­жа­чи. Оно по­лю­би­лось от­шель­ни­ку Ра­до­неж­ско­му, и там ос­но­вал пре­по­доб­ный но­вую оби­тель во имя Бла­го­ве­ще­ния Бо­го­ма­те­ри, где вре­мен­но во­дво­рил­ся, до­ко­ле бра­тия пер­во­на­чаль­ной Лав­ры его не по­чув­ство­ва­ли горь­ко­го ли­ше­ния и раз­лу­ки с та­ким пас­ты­рем и не умо­ли­ли его воз­вра­тить­ся, уже чрез по­сред­ство свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го Алек­сия.

Вско­ре и са­мо­го Сте­фа­на по­стиг­ло та­кое же ис­ку­ше­ние от бра­тии, и он пос­ле­до­вал сми­рен­но­му при­ме­ру со­бе­сед­ни­ка сво­е­го, пре­по­доб­но­го Сер­гия. Некто Гри­го­рий, жив­ший неда­ле­ко от Тро­иц­кой оби­те­ли, пе­ре­дал мо­на­сты­рю свою зем­лю и дру­гое иму­ще­ство, при­нял мо­на­ше­ство и стал усерд­ным уче­ни­ком игу­ме­на. Пре­по­доб­ный вско­ре по­слал его к свя­ти­те­лю Алек­сию, ко­то­рый ру­ко­по­ло­жил Гри­го­рия во пре­сви­те­ра и воз­вра­тил в оби­тель. Меж­ду тем при­со­еди­не­ние к оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сте­фа­на неко­то­рых зе­мель вы­зва­ло раз­дра­же­ние жив­ших непо­да­ле­ку че­ты­рех бра­тьев Юр­ков­ских, опа­сав­ших­ся, что их име­ние мо­жет отой­ти к мо­на­сты­рю. С це­лью за­ста­вить пре­по­доб­но­го уй­ти из этих мест они гро­зи­ли убить его. Ни­ка­кие вра­зум­ле­ния свя­то­го не по­мо­га­ли. То­гда пре­по­доб­ный Сте­фан, оста­вив вме­сто се­бя свя­щен­но­и­но­ка Илию, тай­но оста­вил мо­на­стырь вме­сте с лю­би­мым уче­ни­ком сво­им Гри­го­ри­ем. В 60-ти вер­стах от Во­лог­ды, в древ­нем Ав­неж­ском кня­же­стве, он ос­но­вал Тро­иц­кую Ав­неж­скую пу­стынь. Пер­вым по­стри­же­ни­ком оби­те­ли стал мест­ный земле­вла­де­лец Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич, ко­то­рый, же­лая под­ра­жать по­дви­гам пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, од­ну часть сво­е­го име­ния раз­дал бед­ным, а дру­гую по­жерт­во­вал но­во­му мо­нас­ты­рю и при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Кас­си­ан (впо­след­ствии по­стра­дал вме­сте с пре­по­доб­ным Гри­го­ри­ем в 1392 го­ду; па­мять их 15/28 июня). Со вре­ме­нем сла­ва об Ав­неж­ских ино­ках до­шла до Моск­вы. Бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской, узнав о ме­сте пре­бы­ва­ния пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, вы­звал его к се­бе, а в мо­на­стырь сде­лал бо­га­тый вклад бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми и дру­ги­ми по­жерт­во­ва­ни­я­ми. Пре­по­доб­ный Сте­фан, по­ру­чив паст­ву свою пре­по­доб­но­му Гри­го­рию, а ке­лар­ную служ­бу – пре­по­доб­но­му Кас­си­а­ну, по­шел в цар­ству­ю­щий град.

По до­ро­ге в Моск­ву пре­по­доб­ный Сте­фан по­се­тил Махри­щскую оби­тель, где с ра­до­стью был встре­чен бра­ти­ей, умо­ляв­шей его не остав­лять их бо­лее и возв­ра­тить­ся к ним из сто­ли­цы.

Ми­ло­сти­во при­нял его там свя­ти­тель Алек­сий, глу­бо­ко ува­жав­ший его доб­ро­де­тель, и лю­би­тель бла­го­ле­пия цер­ков­но­го ве­ли­кий князь, ко­то­рый снаб­дил Мах­ри­щскую оби­тель мно­ги­ми зем­ля­ми и льго­та­ми и ве­лел пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну опять в ней во­дво­рить­ся.

Бу­дучи в Москве, пре­по­доб­ный об­рел там бу­ду­ще­го све­тиль­ни­ка Рос­сий­ской Цер­кви. Юно­ша-си­ро­та Кос­ма, срод­ник ве­ли­ко­кня­же­ско­го бо­яри­на и околь­ни­че­го Ти­мо­фея Ва­си­лье­ви­ча Ве­лья­ми­но­ва, сла­вив­ше­го­ся бо­гат­ством, меч­тал быть ино­ком. Но его вли­я­тель­ный род­ствен­ник не со­гла­шал­ся от­пу­стить его в мо­нас­тырь. Узнав о свя­том Сте­фане, Кос­ма по­шел к нему и со сле­за­ми стал про­сить о по­мо­щи. Пре­по­доб­ный Сте­фан, про­ви­дя в юно­ше ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка, по­стриг его в ря­со­фор и пред­на­рек ему имя Ки­рилл. За­тем пре­по­доб­ный от­вел Кос­му в Си­мо­нов мо­на­стырь, где пре­по­доб­ный Фе­о­дор (впо­след­ствии ар­хи­епис­коп Ро­стов­ский, † 1394; па­мять 28 но­яб­ря/11 де­каб­ря) по­стриг его в ман­тию. Это был пре­по­доб­ный Ки­рилл Бе­ло­е­зер­ский († 1427; па­мять 9/22 июня).

Вер­нув­шись в Махри­щскую оби­тель, пре­по­доб­ный Сте­фан ввел в ней об­ще­жи­тель­ный устав и в те­че­ние мно­гих лет мир­но и муд­ро управ­лял бра­ти­ей. По вре­ме­нам он при­хо­дил для бе­се­ды к ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу Сер­гию.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти, пре­по­доб­ный Сте­фан пе­ре­дал игу­мен­ство стар­цу Илии и при­нял ве­ли­кую схи­му. В ско­ром вре­ме­ни, чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, он со­звал ду­хов­ное ста­до и в по­след­ний раз по­учил бра­тию по­дви­гам ду­хов­ным, стра­ху Бо­жию и непре­стан­ной па­мя­ти смерт­ной, люб­ви нели­це­мер­ной, воз­дер­жа­нию и ко­неч­но­му от­ре­че­нию от ми­ра. И при­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­дал пре­по­доб­ный Сте­фан чи­стую свою ду­шу Бо­гу июля в 14-й день 1406 го­да. Бла­го­уха­ние свя­той его жиз­ни по­ве­я­ло от свя­тых его мо­щей, сви­де­тель­ствуя о бла­го­при­ят­ном пред­ста­тель­стве его пред ли­цем Бо­жи­им. Со сле­за­ми бра­тия по­греб­ли его в со­здан­ной им оби­те­ли Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы.

Мно­го лет по­сле пре­став­ле­ния бла­жен­но­го Сте­фа­на жил в его оби­те­ли некто бла­го­го­вей­ный ста­рец инок Гер­ман, уже сто­лет­ний, днем и но­чью пред­сто­яв­ший в мо­лит­вах Бо­гу. Од­на­жды но­чью вы­шел он из сво­ей кел­лии и уви­дел над гро­бом пре­по­доб­но­го огонь. Ужас­нул­ся ста­рец и по­спе­шил воз­ве­стить о том игу­ме­ну Ионе, ко­то­рый уви­дел из ок­на сво­е­го тот же огонь, как бы луч све­та, си­яв­ший от гроб­ни­цы. При­шел в то вре­мя из Лав­ры пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­мен Ар­се­ний и, услы­шав о чуд­ном яв­ле­нии, ду­хов­но ура­зу­мел зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей. Он ве­лел по­ста­вить над мо­ги­лой гроб­ни­цу, осе­нить ее по­кро­вом и пред нею воз­жечь неуга­си­мую лам­па­ду. С то­го вре­ме­ни воз­об­но­ви­лось по­чи­та­ние свя­то­го, уже по­чти за­бы­то­го, и бы­ло уста­нов­ле­но еже­год­ное ему празд­но­ва­ние.

В 1550 го­ду при по­строй­ке но­во­го ка­мен­но­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Трои­цы мо­щи пре­по­доб­но­го Сте­фа­на бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми, но остав­ле­ны в но­вом хра­ме под спу­дом. От ко­жа­но­го па­ра­ман­да, най­ден­но­го на пер­сях мо­щей и вло­жен­но­го в се­реб­ря­ный крест, по­сле­до­ва­ли ис­це­ле­ния для при­ка­сав­ших­ся к нему с ве­рою.

По мо­лит­вам пре­по­доб­но­го про­ис­хо­ди­ли и дру­гие чу­де­са. Од­на­жды в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы в оби­тель со­бра­лось до двух ты­сяч бо­го­моль­цев. В тот год (по неко­то­рым ис­точ­ни­кам, 1557 г.) был го­лод и в оби­те­ли бы­ло ма­ло хле­ба. Игу­мен Вар­ла­ам (1557–1570), же­лая ис­пол­нить за­вет пре­по­доб­но­го, учив­ше­го пи­тать всех при­хо­дя­щих в мо­на­стырь, не знал, как быть. С ве­рою он об­ра­тил­ся в мо­лит­ве к свя­то­му Сте­фа­ну, про­ся у него по­мо­щи. За­тем игу­мен по­ве­лел мо­на­ху Си­мео­ну, слу­жив­ше­му за тра­пе­зой, весь имев­ший­ся хлеб раз­де­лить и раз­ло­жить на сто­лы. Си­ме­он мыс­лен­но осу­дил игу­ме­на, по­ла­гая, что та­кой по­сту­пок не толь­ко не на­кор­мит мно­же­ство на­ро­да, но и ли­шит бра­тию завт­раш­не­го про­пи­та­ния, од­на­ко он ис­пол­нил по­ве­ле­ние, и по мо­лит­ве свя­то­го Сте­фа­на про­изо­шло чу­до: не толь­ко все па­лом­ни­ки на­сы­ти­лись, но еще оста­лось столь­ко хле­ба, что бра­тия пи­та­лись им три ме­ся­ца.

Игу­мен Вар­ла­ам стал пер­вым со­би­ра­те­лем све­де­ний о жиз­ни пре­по­доб­но­го Сте­фа­на. Он разыс­кал за­пис­ки о свя­том у сво­е­го пра­де­да Се­ра­пи­о­на, лич­но знав­ше­го пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, и за­пи­сал из­вест­ные ему чу­де­са, про­ис­хо­див­шие у свя­тых мо­щей. На ос­но­ве этих за­пи­сей игу­мен Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря Иоасаф (впо­след­ствии епи­скоп Во­ло­год­ский) по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ковс­ко­го Ма­ка­рия († 1563; па­мять 30 де­каб­ря/12 ян­ва­ря) со­ста­вил жи­тие и служ­бу пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну. Служ­ба свя­то­му бы­ла со­став­ле­на так­же Си­мео­ном По­лоц­ким.

Тропарь преподобному Стефану Махрищскому, глас 8

Православия ревнителю,/ благочестия наставниче и чистоты,/ ищущим спасения путеводительный светильниче,/ монашествующих Богодухновенное удобрение,/ преподобнаго Сергия духовный собеседниче,/ Стефане премудре,/ ученьми и добродеяньми твоими души просветил еси/ и пустыни населил еси,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобному Стефану Махрищскому, глас 8

Чистотою душевною божественно вооружився,/ блаженную жизнь совершил еси,/ в пустыню, яко во град, вселився,/ благодать приял еси от Бога/ исцеляти недуги приходящим к честней твоей раце/ и всех возвышати к Божественней высоте,/ темже, имея дерзновение ко Святей Троице,/ поминай нас, чтущих память твою, да зовем ти:/ радуйся, преподобне Стефане, постником удобрение.

Молитва преподобному Стефану Махрищскому

Всеблаженне и преподобне отче Стефане, прославленный угодниче Пресвятыя Троицы, Престолу Ея предстоя с лики святых Ангел и всех святых, помяни нас, в бедах и скорбех припадающих к цельбо­носному твоему гробу и молящихся тебе, услыши молитвы наша и принеси к Престолу Триипостаснаго Бога, прося у Него нам богатыя милости, здравия душам и телесем нашим, наипаче же отпущения грехов, благодати и спасения. Ты бо, имея дерзновение к Нему, можеши умолити Его, да подаст нам в житии нашем благая и вся, яже на пользу нашу и во уготовление к вечному животу. О благий и верный рабе Божий, истинный учениче Христа, избранный сосуде Святаго Духа, чудотворче Стефане! Молим тя усердно: сотвори нас грешных причастники быти благодатных дарований, имиже Бог тя обогати, и буди нам по Бозе наставник к богоугодному житию, утишитель бури страстей, помощник в скорбех и бедах и заступник от враг видимых и невидимых, да и мы, предстательством и богоприятными твоими молитвами будем наследницы Царствия Божия и сподобимся вкупе с тобою предстояти Престолу Царя славы, Емуже подобает всякая слава, честь и держава во веки веков. Аминь.


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
27 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...