Чудодействующая сила святого причащения

Чудодействующая сила святого причащения

Вкусите и видите, яко благ Господь! Приступайте к величайшему таинству нашей святой веры с надлежащим, воистину христианским приготовлением, и вы сами испытаете на себе самих дивную силу святого причащения. Одна уже мысль о том, что мы принимаем в себя истинное Тело и истинную Кровь Спасителя Господа, что, вместе с тем, Сам Господь, действительным образом, вселяется в нашу душу, невольно потрясает нас, возбуждает благоговение, особую священную настроенность духа, оживляет любовь к Богу и порождает ненависть к греху. А это все служит залогом жизни вечной. Кто хотя раз в жизни достойным образом приступал к великому таинству, тот не мог не испытать дивного влияния на душу великой святыни. Вместо удрученного и беспокойного состояния духа в сердце водворяется глубокий мир, внутренняя неизобразимая тишина, оживотворение нравственных сил, блаженное состояние духа и трепет тихой радости — все это плоды общения со Христом. «Ощущал я тысячекратно в сердце моем, что после принятия Святых Тайн Господь подавал мне как бы новую природу духа, чистую, добрую, величественную, светлую, мудрую, благостную — вместо нечистой, унылой и вялой, малодушной, мрачной, тупой, злой. Я много раз изменялся чудным, великим изменением на удивление самому себе, а часто и другим» — так говорит о себе досточтимый пастырь [1]. Вообще, православные пастыри могли бы очевиднейшим и бесспорным образом, из своих личных наблюдений, засвидетельствовать о том, как часто, на их глазах, самые мучительные томления получали видимое ослабление и отраду, как нестерпимые физические страдания стихали после достойного, проникнутого христианскою верою и благоговением причащения Святых Таин. Напутствуя умирающих, пастыри нередко изумляются, видя, как больной, метавшийся в агонии, вдруг успокаивается, стоны прекращаются, как человек весь отдается в волю Божию, как ясным и спокойным взором смотрит на дорогое ему семейство, вид которого так еще недавно вызывал у него жгучие горькие слезы...

Но величие, сила и действенность величайшего таинства особыми, поразительными знамениями засвидетельствованы в истории православной Церкви. Укажем два-три случая, хотя могли бы привести их множество.

Достоверность того, что мы сейчас расскажем, вне всяких сомнений. Мы читаем о великом знамении в 196-й главе книги «Луг дуовный». Читатели «Душеполезного чтения» хорошо знают о том, кто был автором повествований «Луга Духовного». На этот раз блаженный повествователь отличается особенной точностью. «Высоконравственный человек, занимавший высокий пост начальника провинции в Африке, по имени Георгий, рассказывал нам о поразительном знамении,— говорит он.— Родом он был из второй Сирийской провинции — Апамеи [2], из города Торакса. В сорока милях от города находится населенное местечко Гонаг. Господин Георгий мог сам видеть место дивного происшествия и действительно видел одного из непосредственных свидетелей его».

Однажды поблизости от селения, не более как в одной миле расстояния, дети из Гонага пасли скот. По обычаю своего возраста, они начали играть. Вдруг кто-то крикнул: «Давайте служить литургию!» Известна склонность детей подражать взрослым. Дело не замедлилось. Все в один голос согласились. Немедленно одного поставили священником, двух других произвели во диакона. Вместо престола нашли большой гладкий и ровный камень. На камне положили хлеб. Отыскалось и вино. Вместо чаши — глиняный кувшин.

В нашей местности, в силу указа Юстиниана [3], священники громко произносят молитвы святого возношения. Во время литургии детей ставят пред алтарем, впереди взрослых, и они причащаются немедленно после духовенства, следовательно, могли хорошо заучить все молитвы. Да и в священники избрали такого, который выдавался особенной памятью и сметливостью.

Литургия началась. Священник с важностью стал пред престолом, диаконы — по сторонам. Они махали своими поясами, подобно рипидам. Мало-помалу дети совершенно вошли в роль. Священник, с чувством взирая на небо, произносил молитвы. Юный народ с одушевлением пел священные песнопения и с самым сосредоточенным вниманием следил за действиями священника.

День был ясный. Сирийское солнце палило нестерпимо. Но это не уменьшало усердия служивших. Настал великий момент освящения и раздробления Святых Даров. Вдруг — потрясающий удар и ослепительная молния... Озарив все пространство, на котором стояли дети, необычайным светом, небесный огонь потребил все предложенное и совершенно испепелил весь камень, так что не осталось ни малейшего следа жертвоприношения. Дети, как снопья, моментально попадали во все стороны в глубоком обмороке.

Настал вечер, темнота. Родители дивились необычному отсутствию детей со стадами. Недоумение скоро перешло в беспокойство и страх. Собравшись, взрослые отправились разыскивать детей и, при свете факелов, нашли их всех лежавшими без чувств. Сколько ни старались вызвать в них сознание, все было тщетно. Точно в глубоком сне, дети не узнавали отцов и матерей и ни слова не отвечали на расспросы. Взяв их на руки, понесли домой. Изумлению и ужасу конца не было. Вся ночь и весь день прошли в усилиях оживить детей. Можно сказать, весь город пришел в движение. Настала вторая ночь, столь же тревожная, столь же полная томительной неизвестности. Лишь на третий день дети постепенно стали приходить в сознание и рассказали обо всем случившемся с ними.

Немедленно городские власти, в сопровождении множества народа, отправились на место происшествия. Там явственно видны были еще следы небесного огня. Все пространство, где дети служили обедню, было точно опалено. Епископ со всем духовенством также прибыл на место происшествия и, изумляясь величию знамения, в присутствии всего народа подробно расспрашивал детей.

— Здесь должен быть монастырь! — решил епископ.— Где стоял камень, устроим престол. Вы, дети, будете первыми жителями обители и будете служить Господу. Согласны ли родители и дети?

— Согласны! — было общим ответом.

— Я был в этом монастыре, и один из иноков его, бывший участником в служении, подробно еще раз повторил мне рассказ о чуде. Вот о каком небесном знамении рассказал нам господин Георгий,— заключает блаженный автор «Луга духовного».

Достоверность повествования, как видит читатель, вне всяких сомнений.

«Случайность!» — скажет неверующий. Но для правильно мыслящей головы случайностей не существует.

Знамение, подобное описанному, рассказывается еще в 30-й главе «Луга духовного».

На острове Кипре есть гавань Таде. Поблизости от нее лежит монастырь, называемый Филоксенов. Прибыв туда, мы нашли там инока родом из Милета по имени Исидор — так начинает свой рассказ блаженный составитель книги.

Этот инок, уже старец, отличался глубочайшим сокрушением о грехах. Мы видели, как часто он проливал слезы, иногда с воплями и рыданиями.

— Что ты, отче, так убиваешься? — спросили мы.

— О, как мне, великому грешнику, не плакать и не сокрушаться?

— Правда, отче, — возражали мы. — Но мы все грешники. Кто без греха, кроме Бога?

— Знаю это... Но кто так, как я, оскорблял моего Спасители и Господа?

— Чем же ты особенно оскорбил Его?

— Выслушайте, если хотите, и помолитесь обо мне. Когда-то я жил в миру и был женат. Мы оба, я и жена, принадлежали к ереси Севера [4] и не находились в общении со святой Церковью. Однажды в воскресный день я и не заметил, как жена моя ушла из дому. Узнав, что она отправилась к соседке, принадлежавшей к святой кафолической вере и часто уговаривавшей и мою жену к тому же, я немедленно сообразил, что старания соседки увенчались успехом и моя жена ушла к ней для причащения. Я бросился вслед за женой, чтобы остановить ее, но, вбежав в дом, увидел свою жену принимающею Святые Таины [5]. Схватив ее за горло, я начал трясти и душить ее до тех пор, пока она не извергла Святое Причастие. Не помня себя от сатанинской злобы, я подхватил святыню и начал неистово бросать ее в разные стороны, произнося безумное богохульство. Святыня упала в грязь, и я бросился было втоптать ее ногами, как вдруг удар с неба и ослепительная молния... Ни святыни, ни грязи после того уже не было...

Я был глубоко потрясен. Уныние овладело мною, и вот однажды, весь погруженный в страшную думу, я вижу: как бы в сумраке кто-то, мрачного вида, встает как бы из-под земли у меня перед глазами.

— Кто ты? — вскричал я в ужасе.

— Я тот, кто ударил Творца всех по ланите... Мы оба осуждены на одинаковое мучение.

Страшное видение скрылось. Я весь дрожал от ужаса. Придя в себя, я поспешил исповедать свой тяжкий грех и, возвратившись в лоно Святой Церкви, отрекся от мира, чтобы оплакать свое нечестие... Помолитесь обо мне...

Другого рода необычайные знамения наблюдались во время самого совершения таинства.

Из многих, известных нам фактов приведем один поразительный рассказ из той же книги, в главе 150.

Авва Феодор поведал о знамении блаженному Иоанну, без сомнения, тому самому, которого за две главы выше он называет святейшим епископом города Дарны в Ливии. Знамение совершилось в 536 году в Риме [6]. Во время рассказа живы были непосредственные свидетели события. Сам автор книги приводил свои записки в окончательный вид в Риме, где имел полную возможность проверить истину слышанного, и, без сомнения, не внес бы рассказа в книгу, не убедившись в достоверности происшествия.

В тридцати милях от Рима лежал небольшой городок Ромилла. Там епископом был «великий и добродетельный» старец. Его оклеветали пред Папой Агапитом в тяжком грехе. Папа послал двух клириков, которые, связав епископа, привели в Рим и посадили в темницу. Подвергнутый всенародному позору, епископ в узах пробыл три дня. Наступил воскресный день.

Раннее утро. Заря чуть-чуть брезжит. Папа, готовившийся служить и долго молившийся ночью, перед рассветом заснул. Вдруг, точно выстрел, над самым ухом громкий возглас: «Сегодня, в воскресенье, никто из епископов и священников в Риме да не служит литургии! Ее совершит заключенный епископ!»

Папа быстро поднялся на ложе и долго недоумевал:

— Такое тяжкое обвинение взвели на него — и он будет служить литургию?!

Успокоившись, папа склонил голову. Легкая дремота — и снова тот же голос: «Я сказал тебе, что заключенный епископ совершит литургию! »

Так повторилось еще раз.

Сон исчез. В крайнем изумлении папа посылает за узником.

— Скажи мне, как ты живешь?

— Что сказать мне, святой отец? Одно: я великий грешник!

И сколько папа ни расспрашивал епископа, он слышал только одно: я грешник!

— Сегодня ты один будешь совершать литургию!

Божественная литургия в соборном храме. Епископ стоял пред престолом. Папа стоял близ него. Диаконы окружали святой престол. Множество духовенства и народа наполняли храм. И стал епископ совершать святое возношение... Он уже оканчивал молитву, но, прежде чем заключить ее, совершив великое священнодействие, начинал опять снова, а потом так же в третий и четвертый раз... Все были поражены действиями епископа. Тогда папа, подойдя, сказал ему:

— Что это значит, что ты вот четыре раза произносишь молитву и не оканчиваешь священнодействие?

— Прости меня, святой отец! Я не видел, по обычаю, Святого Духа... Прошу тебя, удали от святого престола диакона, держащего рипиду [7], так как я не смею сказать ему...

Диакон был удален, и немедленно воочию всех совершилось дивное знамение [8]. От необычайно сильного движения воздуха покров, лежавший на святом престоле, внезапно поднялся вверх и, распростершись, долго осенял папу, епископа и предстоявших диаконов, тихо опустившись над главами их... [9]

Папа понял злобную клевету на епископа и, печалясь о том, что причинил огорчение святому мужу, торжественно дал обет никогда не принимать решений иначе, как после тщательного расследования.

Подобный же случай рассказан в 108-й главе «Луга духовного», но вообще явных знамений наития Святого Духа записано немало в памятниках христианской древности.

Припоминая их, блаженный автор «Луга духовного» говорит: «Знамения бывают и теперь в Церкви Божией по причине ересей и гибельных лжеучений, для ограждения и утверждения в вере слабых душ, равно как и для обращения самих лжеучителей, если б они захотели» [10].

Если б захотели — какое это глубокое замечание! Неверие возможно всегда, при совершенно бесспорных знамениях. «Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него! » — с грустью замечает евангелист (Ин. 12, 37). «Что нам делать? — говорили в недоумении первосвященники, услышав о поразительном знамении: воскрешении Лазаря. — Этот Человек много чудес творит». И решают убить Христа и Лазаря, как живое свидетельство величайшего чуда (см.: Ин. 11, 47; 12, 10). Неверие происходит от злой воли.

— Да, но ведь все это было так давно! — сейчас раздается голос скрытого сомнения.— Времена чудес прошли...

Нет, не прошли. Знамения бывают и теперь в Церкви Божией, скажем словами блаженного Иоанна, и для тех же высоких целей.

Конец XVIII и начало XIX века ознаменованы были повсюду, с легкой руки Вольтера, легкомысленным пренебрежением к истинам Евангелия. Скептицизм вошел в моду, а между тем в обществе распространялось глубокое суеверие. Готовы были верить даже Калиостро, только не ясному учению слова Божия.

Одни из известнейших русскому обществу писателей, записки которого читались всей образованной Россией и недавно были вновь напечатаны, вот что рассказывает о себе. Заметим при этом, что этого писателя уж вовсе нельзя заподозрить в каком-нибудь преувеличении или пристрастии... Он подвергся ужасной болезни. «Врач пришел довольно рано, пощупал пульс, посмотрел на язык и ни слова не сказал. Я спросил его:

— Отчего по всей коже моей показавшиеся сперва красные пятна превратились в фиолетовые, а тут сделались черными?

— Да у вас и язык уже весь почернел, — отвечал он.

Кажется, довольно бы сего приговора. Он, выходя, остановился у моих дверей и вслух сказал слуге моему и случившемуся тут одному из инженерных офицеров:

— Не мучьте его понапрасну, не давайте ему более лекарств. Я думаю, он и суток не проживет.

Оставалось прибегнуть к иному Врачу. Отслужен был молебен. В день Воздвижения Животворящего Креста больного причастили Святых Таин.

«По совершении сего вдруг так быстро стали приходить ко мне силы, без помощи лекарств, даже подкрепительных, о коих давно уже я слышать не хотел, что брат мой, не находя более присутствие свое для меня необходимым, чрез два дня, 16 числа (сентября) отправился».

«Надо мною совершилось чудо, точно чудо!.. Когда висел я над могилой и не упал в нее, на то была та же самая Воля, без которой волос не спадет с головы человеческой. Многим ли удавалось быть одною узкою чертой отделенными от вечности и круто поворотить от нее вспять?.. Я мог сказать, что отведал смерти...» [11].

«Дивлюсь я величию и животворности Божественных Таин! — восклицает чтимый русским народом пастырь.— Старушка, харкавшая кровью и обессилевшая совершенно, ничего не евшая, от причастия Святых Таин, мною преподанных, в тот же день начала поправляться».

«Девушка, совсем умиравшая, после Святых Таин в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить, между тем как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!»

«Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Таин, к вечеру стал здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с твердой верою... Слава всемогуществу Твоему, Господи!»

«Велика Твоя любовь, Господи! всего Себя истощил еси ради любве ко мне. Взираю на крест и дивлюсь Твоей любви ко мне и к миру, славлю чудеса Святых Таин Твоих над верными Твоими, славлю исцеления, которым я был свидетелем, славлю действие их всеспасительное...» [12].


Источник: Хитров Михаил, прот. Дуновение вечности: Светочи христианства. Цветы с «Луга духовного». – М.: Правило веры, 2006. С. 402-415.


Примечания

[1] Из дневника о. Иоанна Кронштадтского.

[2] Город Апамея — в Сирии, при Аксии, притоке Оронта.

[3] Впоследствии установился обычай тайного чтения молитв священником. См. об этом Толкование на Божественную литургию. Прот. В. Нечаева. 1884. С. 42-43.

[4] Крайние последователи монофизитства назывались акефалами (безголовыми), потому что сперва не имели определенного главы. В Палестине акефалы владели двумя монастырями — одним близ Елевферополя, другим — около Газы. В Газском монастыре жил некто Север, который, родившись язычником, предавался волшебству и только во избежание костра принял крещение, но очень скоро вступил в секту акефалов. Человек ловкий, благодаря придворным интригам в Константинополе он добился того, что был возведен на патриарший престол в Антиохии и явился главою «безголовых». В качестве патриарха он произвел много соблазна в Церкви.

[5] Не только во времена апостольские, но и в течение вообще первых веков было в обычае ежедневное причащение христиан, по крайней мере так было в некоторых церквах. В день воскресный, по принятии причащения, христиане брали частицы Евхаристии с собою на дом; этими частицами они и причащались, ежедневно по утрам во время утренней молитвы. С течением времени, вследствие упадка христианской жизни, во избежание злоупотреблений, отменено было обыкновение давать Святое Причастие на дом, и все должны были причащаться в храме. См. гл. 79 «Луга духовного».

[6] См. гл. 27 и 108 «Луга духовного».

[7] По словам Симеона Солунского, диаконы во время богослужения изображают чин ангельский. На то же указывают и рипиды. В древности их изготовляли из тонкого пергамента, или из полотна, или из перьев павлина. Теперь, с указанием на таинственное знаменование, на рипидах изображаются херувимы.

[8] Диакон имел на совести неочищенный покаянием грех. См. Соч. св. Димитрия, митрополита Ростовского (Киев. Ч. I. С. 131). Подобный случай рассказан в жизнеописании св. Епифания Кипрского.

[9] Наитие Святого Духа при совершении святой Евхаристии ознаменовывалось, очевидно, теми же явлениями, как и при сошествии Святого Духа на апостолов,— движением или сотрясением воздуха, а также — огнем (Деян. 2, 2), как, например, мы знаем из жития преподобного Сергия. Подобные знамения были особенно необходимы в смутные времена ересей, при утверждении истинного учения Святой Церкви.

[10] См. гл. 213 «Луга духовного».

[11] Записки Ф.Ф. Вигеля. Русский Архив. 1892 г. Ноябрь. С. 191-195.

[12] Из дневника о. Иоанна Кронштадтского.




10 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Вместо Академии – курсы
Вместо Академии – курсы
В начале апреля 1919 года новая советская власть распустила Московскую духовную академию. В ее стенах разместились электротехнические курсы. Покровский храм был закрыт и опечатан, а его причт переведен в Пятницкую церковь.
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии

4 апреля (н. ст.) 1797 года Павел I Петрович издал указ об учреждении больницы при Троицкой семинарии и пожертвовал на ее содержание 2000 руб. Он также выделил 2100 руб. семинаристам.

Кощунственный приказ
Кощунственный приказ

Несмотря на просьбу Патриарха Тихона, 4 апреля 1919 года Московский губисполком утвердил решение Сергиевского совета депутатов от 1 апреля 1919 года о вскрытии мощей преподобного Сергия.

Дар преподобного
Дар преподобного

4 апреля 1479 года в Троицкой обители был крещен сын Иоанна III и Софьи Палеолог – княжич Василий Иоаннович, «чудесно дарованный родителям преподобным Сергием».

Почему посад, а не город?
Почему посад, а не город?

Во-первых, из-за того, что его население должны были составлять только купцы и ремесленники, и, во-вторых, потому что он не получил подчинённой ему в административном отношении сельской территории.