Благодатные дары. Проповедь архимандрита Наума (Байбородина)

Благодатные дары. Проповедь архимандрита Наума (Байбородина)

Сегодня, 21 октября 2017 года, исполняется 9-й день со дня кончины насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, известного на всю Россию духовника, старца архимандрита Наума (Байбородина).

Предлагаем вниманию читателей нашего сайта проповедь отца Наума, произнесенную им в Троице-Сергиевой Лавре на день памяти Преподобного Сергия.


Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Возлюбленные братья и сестры! В нынешний день мы прославляем великого угодника, светильника земли Российской преподобного, богоносного отца нашего Сергия.

Господь, придя на землю, пострадал за нас на Кресте и Воскрес, даровал Духа Святого всем верующим во имя Его. И древние богоносные отцы в Египте явили нам образ ангельского, нового жития, показали, что они – сыны Воскресения, сыны Божий по благодати, что уже здесь, на земле, они стяжали дары Духа Пресвятого. В Нитрийской пустыне они сияли святостью, они пребывали с Богом и, имея дары чудотворения, всему миру являли силу Христову: воскрешали мертвых, знали настоящее и будущее. Из египетской пустыни свет равноангельской жизни распространился повсюду. Процвела Византия Православием, на Афоне просияло много святых угодников. Пришло время благодатное – Господь Русь призвал к богообщению.

1 августа 988 года, когда мы отмечаем начало Успенского поста, было славное Крещение в Киеве русичей. Вера евангельская, вера Христова распространилась по земле Русской, и в Киеве и во многих других местах воссияло благочестие. И Царица Небесная пожелала перенести центр духовной жизни сюда, на север, чтобы здесь явилось всем величие православной веры. Часто мы слышим: «Вера православная спасла мир». В Византии уже стали забывать Православие в его чистоте, на юге у нас были междоусобицы, и поэтому Пресвятая Дева Богородица обратила взор Свой на Север России. Она избрала князя Андрея Боголюбского, явила ему Свою чудотворную икону, и с этой иконой благоверный князь пришел в славный город Владимир, который заложил равноапостольный князь, крестивший Русь. Князь Андрей Боголюбский пожелал построить храм Божией Матери, чтобы прославить великую святыню – чудотворную икону Ее, которую, по преданию, написал евангелист Лука и которая стала именоваться впоследствии Владимирской. И был построен собор в похвалу Божией Матери.

Много трудились Андрей Боголюбский, благоверный князь Александр Невский, потом его сын Даниил, митрополиты Петр и Алексий. Они заложили основы государственности и духовной жизни для Руси. Наша Русь стала хранительницей устоев православной веры.

В то время, когда жил преподобный Сергий, на Руси господствовала Золотая Орда. Это было страшное, суровое время, на Руси боялись татар, монголов. Бывало, только крикнет кто-нибудь: «Татары», как все разбегались, хватали младенцев, выводили коров, шли в болота и леса, чтобы сохранить свою жизнь. И никто не решался поднять меч на врагов. Эти были страшные дикие племена, которые не знали ни Евангелия, ни о Боге любви, ни о христианских заповедях. Ненависть, разбой, убийства и всякое беззаконие творили они. Вот эту чашу испила Русь. Много было убито христиан, много было разорено городов и сел. Но вера православная спасла Русь, потому что все уповали на Бога и хранили Православие.

И Господь всегда помогал российским христианам. Хотя монголы разорили много городов, но веру не уничтожили. Самые могучие, грозные, ненавистные ко всему чистому, святому ханы Золотой Орды уважали Русь, потому что здесь они видели мужественных исповедников веры, способных творить чудеса и быть светильниками, которые устрашали поработителей. Когда ханская Тайдула ослепла и никто не мог ей помочь, никакие врачи и целители, тогда послали к митрополиту Алексию. Он пришел с великою верою, совершил молебное пение, окропил святой водой Тайдулу – и она почувствовала, что слепота спала с ее очей, и она стала ясно видеть все. И Тайдула потом много ходатайствовала за Русь, умоляла ханов, чтобы они не разоряли страну. В память этого чуда митрополит Алексий построил Чудов монастырь в Кремле, который напоминал о том, как в 1357 году он с помощью Божией исцелил слепую Тайдулу.

В это время митрополит Алексий руководил и духовной, и государственной жизнью, потому что великому князю Димитрию Ивановичу было девять лет от роду, и все дела совершал митрополит: умирял князей, строил монастыри, ходил по окрестным городам и селениям, водворял мир, возвещал Евангелие и всех призывал хранить веру православную.

В это время Золотая Орда находилась в разделении: одной половиной владел Тохтамыш, ставленник Тимура, а другой – Мамай, который не был ханом, но, подставляя других ханов, управлял сам. И задумал Мамай покорить Тохтамыша, соперника своего, а чтобы поднять дух войска, пошел в поход на Русь. Собрал Мамай великую силу, как говорят летописцы, согнал девять орд, семьдесят князей. Шел Мамай со всеми князьями ордынскими, со всей вооруженной силой татарскою, другими наемниками. Собралось, как говорит Устюжский летописный свод, 900 тысяч и 30 человек. Пришли на конях, с копьями, мечами.

И воздвиг Господь преподобного Сергия, который спас Русь в это смутное время. Господь даровал ему дары благодатные: как древние отцы и пророки, преподобный Сергий воскрешал мертвых, пророчествовал, он видел помышления сынов человеческих, исцелял больных, изгонял бесов. Он был светильником для земли Российской. Сам воссиял светом благодатным и от себя зажигал этим светом многие души сынов российских. Он ходил по окрестным городам и селениям и утверждал монастыри. Семьдесят монастырей было открыто им самим и его учениками. И в этих монастырях учили жить ангельским житием, молились непрестанно, создавали братства, богадельни, школы и учили грамоте детей, помогали нуждающимся; эти монастыри стали очагами просвещения и благочестия.

Когда была междоусобица, преподобный Сергий много молился и пошел пешком в город Переяславль, где пребывал великий князь. Там сказал Преподобный князю Димитрию Ивановичу: «Собери съезд всех русских князей, воевод, епископов и игуменов». И послушался великий князь Димитрий, послал гонцов с вестью этой, и все пришли в Переяславль. Всего было несколько съездов в 1374-1375 годах. Преподобный Сергий увещевал всех сынов российских водворить мир между собою, любить друг друга, хранить веру православную, ибо только вера православная, говорил он, спасет нас от Золотой Орды. Князья российские поклялись быть верными друг другу, пошли в свои уделы, собрали полки и 8 сентября 1375 года усмирили Тверь, которая до этого восемь лет воевала против Москвы, призывала литовцев. Страшно было смотреть: русские воевали против русских, кровь лилась рекой, выжигали селения, убивали скот, уводили в плен людей, которые имели кресты на груди своей. Этому раздору положил конец преподобный Сергий.

Объединившись в союз, русские князья выступили против Мамая. Мамай был богоборцем, диавол внушил ему идти на Русь, и он высокомерно говорил: «Я повторю поход Батыя, я разорю землю Русскую, разорю все церкви православные, погублю всех князей российских и всю мужскую половину истреблю, оставшихся жен и девиц раздам воинам моим, и через несколько лет не будет Руси, а будет только говор монгольский и татарский». Такую великую злобу внушил диавол Мамаю. Но есть суд человеческий и есть суд Божий. Поскольку среди россиян Господь видел много любящих Его, много молитвенников и благочестивых людей и считал русский народ народом Божиим, то Он Сам восстал на помощь избранному народу Своему.

18 августа, в день воскресный и в память мучеников Флора и Лавра, с дружиною пришел к Преподобному великий князь Димитрий и со слезами говорил: «Старче Божий, Мамай идет на нас, войска у нас мало. Что нам делать?» И преподобный Сергий отслужил литургию, окропил водой князя и воинство его, и после трапезы состоялась пророческая беседа.

«Бог мне открыл, – сказал преподобный Сергий, – Живоначальная Троица дарует вам благо­словение, и будет победа. Много будет российских мучеников-воинов, сынов Православия, но ты, княже, придешь с поля Куликова живым и здравым». Великую надежду вселил преподобный Сергий в князя и его дружину; знали они, что говорил он от имени Божия, и пошли на поле Куликово. А на Новодевичьем поле собралось 150 тысяч сынов российских; 70 тысяч пришли из Белоруссии: князь Андрей Полоцкий и Димитрий Брянский привели конную великую армию; и еще 30 тысяч присоединились: ремесленники, крестьяне, казаки; все, которые присоединились, любили веру православную и шли защищать ее.

Дивное было чудо, братья и сестры, всем виден был Промысл Божий. Мамай пришел за месяц на реку Воронеж и не пошел сразу на Москву (а в Москве не было ни одного воина в то время). Он говорил сам себе: «Подожду, когда созреют хлеба и когда подойдут союзники – князь Олег Ря­занский, изменник, и Ягайло, князь Литовский». А когда русские дозоры узнали, что там огромное войско Мамаево, дал клич великий князь Димитрий, и собрались воины от мала до велика, как говорят летописцы, опустела Русь тогда мужами и отроками – все пошли на поле Куликово.

И просил великий князь у преподобного Сергия двух воинов-богатырей. И были призваны великим аввой монахи Андрей Ослябя и Александр Пересвет идти возглавить священную войну, облачил их Преподобный в схиму и сказал: «Идите, братья мои возлюбленные, умрите за веру православную, будьте начинателями в этой священной войне, потому что если нас Золотая Орда покорит, то погаснет вера во вселенной». И эти богатыри взяли своих боевых коней и поскакали на поле Куликово. Когда все войско переправилось на правый берег Дона, где сливается Дон с Непрядвою, то решили мосты разрушить. Шесть мостов разобрали и сожгли, говоря при этом: «Или умрем, или победим». И вот подошло татарское войско, которое в четыре раза больше русского, выходит богатырь Челубей – половецкий великан. О нем говорят летописцы: если бы этот великан опустил ноги с коня своего, то конь проскочил бы между ног его. Так он был велик и громаден и такой страшной силой обладал, что мог схватить человека и руками разорвать его без особого труда. И когда ходили перед войсками и взывали: «Кто хочет сразиться с великаном?» – все боялись. Правда, вызвался сам вели­кий князь сразиться с великаном, но его удержали воеводы: «Не должно тебе оставлять нас, нужно руководить нами». И вышел Александр Пересвет, богатырь и схимник преподобного Сергия, вышел, чтобы умереть и победить врага. Он был без вооружения, на нем была схима, в руке копье тяжеловесное. Вот ринулся он на врага. Такая была встреча, что земля потряслась, кажется, говорят летописцы, место должно было провалиться – такие сильные богатыри. Удар был страшный – и оба богатыря упали замертво. Клич и вопль раздался в татарском войске, потому что их богатырь упал лицом к своему войску, что было плохой приметой, предвозвещавшей им гибель и поражение.

В это суровое время преподобный Сергий послал к князю инока Нектария с просфорой – в благословение войску – и с грамотой: стоять за веру православную. А сам, собрав иноков, молился. И хотя далеко было поле Куликово, за сотни верст от Москвы, он видел все своими очами духовными: видел поле, воинов, воевод, потому что имел великий дар прозорливости. Он возносил молитвы и говорил: «Такой-то воевода наш пал за веру православную – вознесем за него молитвы». Была великая сеча, но Господь помог. Он воздвиг молитвенников-страстотерпцев Бориса и Глеба, святителя Петра, которые духом своим пришли на поле Куликово и помогали православным воинам. И Русь одолела, Русь устояла, Святая Русь победила. Как говорят летописцы, это было великое знамение, великое чудо. Сражение на поле Куликовом значительнее всех последующих событий: больше Полтавы, даже больше Бородина и Сталинграда, потому что там решалось, быть или не быть Православию. А ведь вера православная, как свет, как закваска, хранит не только свой народ, но и всю вселенную, потому что угодники Божий, молитвенники ходатайствуют за мир, и мир стоит только их святыми молитвами.

Вспомним древние времена, Гоморру и Содом. Там было великое нечестие, страшный грех тво­рили жители Гоморры и Содома, о котором неудобно говорить языком и слышать ушами. И когда Господь пришел к Аврааму [1], тот стал просить: «Господи, а если пятьдесят праведников будет в Гоморре и Содоме, пожжешь Ты огнем города или нет?» И сказал Господь: «Нет, ради этих праведников Я буду терпеть беззакония жителей». Тогда Авраам стал уменьшать число молитвенников: «А если сорок пять?» – «Потерплю», – сказал Господь. «А если сорок... тридцать... двадцать?» – «Потерплю». – «А если десять?» – «И если десять праведников будет в Гоморре и Содоме, – говорил Господь, – Я не предам огню, не сожгу эти города». Вот как велики пред Господом молитвенники за народ. Ради них Господь терпит беззакония многих грешников. Но там не оказалось и десяти праведников, и поэтому города Гоморра и Содом сожжены огнем. И кто бывал там, видел, что кругом нет растительности, там Мертвое море, очень соленое, ни одна рыба там не живет. Это море всем напоминает о смерти, о наказании, о том, что беззаконники так же все погибнут, как жители Гоморры и Содома.

Yavlenie_Bogoroditsy_Sergiyu_Radonejskomu_2.jpg

Явление Божией Матери преподобному Сергию

И вот, поскольку на Руси были праведники, многие молитвенники, люди ангельской жизни, Господь сохранил веру православную, сохранил церкви, сохранил не только Русь, но и весь мир. Вера православная, как мы видим и знаем, спасает вселенную. И когда кончилась великая сеча, то восемь дней хоронили убитых воинов. «Сказание о Мамаевом побоище» перечисляет всех князей и воевод, и говорится там, что сто девяносто восемь тысяч погибло только русских воинов. Кругом была кровь... Дон, могучий, полноводный, с Непрядвою три дня обагрен был кровью, кони ходили по колено в крови. Русские воины построили церковь в селе Монастырщина и вырыли большую братскую могилу, в которой похоронили воинов, погибших на поле Куликовом.

Прошла одна беда, победили врагов, другая беда надвинулась. Как свидетельствует летопись, Олег Рязанский также шел в поход против Москвы. И когда русские войска прошли вперед, на поле Куликово, в тылу остался князь Рязанский, но он побоялся выступать и остался в городе Пронске. А великий князь литовский Ягайло опоздал. Ему было приказано Мамаем на Семенов день прийти на поле Куликово, а он пришел только 7 октября, да еще ошибся, попал в селение Епифань. В то время там игуменом был Епифаний. Он молодых иноков в войско послал, а сам остался один. Открыл ворота и сказал: «Братья мои, вы торопитесь очень, а здесь нет ни московского войска, ни татарского. Оставайтесь, ешьте, пейте, набирайтесь сил». Обманул захватчиков и грабителей, и они поверили ему, подумали, что он – предатель земли Русской. А он был верным сыном России и любил веру православную. Все монастырские съестные припасы съели литовцы за два дня, потому что войско было большое. Великую службу сослужил московскому войску игумен Епифаний. Только три часа ходьбы было до поля сражения, и если бы они пошли туда, конечно, усилилась бы опасность для русского воинства, но войско литовское стояло в стороне. И когда литовские дозоры узнали, что Мамай бежал и войско его было разбито, то казнили игумена Епифания, и он погиб как поборник веры православной. Литовское войско пошло на соединение с войском рязанским, чтобы идти на Москву, потому что в это время в город не вернулось еще московское войско. После битвы осталось всего сорок тысяч воинов русских, которые находились в пути к Москве, а десять тысяч братьев белорусов пошли в Белоруссию.

Московский воевода через дозоры обнаружил движение войска к Москве и тотчас послал гонца. К кому, вы думаете? Не к великому князю, а послал к великому воеводе – преподобному Сергию. Направились к нему племянник Феодор, архимандрит Симонова монастыря, ставший впослед­ствии Ростовским архиепископом, и Андрейков. Они рассказали Преподобному о том, что идет ве­ликое войско, и просили: «Отче, помогай Руси!» Преподобный Сергий много молился, Господь от­крыл ему тайну спасения, и послал он преподобного Никона, ученика своего, к Олегу Рязанскому. Преподобный Никон увещевал Олега Рязанского: «Зачем ты поднял оружие против православных воинов? Ты сам православный князь и княжество твое православное». И бояре присоединились к уговорам Никона. Могучий Олег Рязанский, проведший жизнь в походах и сражениях (из его тела было вынуто 37 стрел), сел на коня и поскакал к литовскому князю Ягайло, своему союзнику, и уговорами и угрозами заставил литовского князя, чтобы тот со своим войском возвратился к себе в Литву.

Тем временем Мамай собрал остаточную рать и пошел опять с великою злобою мстить московскому войску. И тут по молитвам преподобного Сергия Господь воздвиг на него Тохтамыша, его соперника древнего, который владел другой частью Золотой Орды. И вот на реке Калке (около Мариуполя, на берегу Азовского моря) произошла встреча войск Мамая и Тохтамыша. Было небольшое сражение, и, как пишет летописец, воины Мамая «слезоша с коней своих, падоша пред великим царем Тохтамышем и просиша его принять под свою власть», то есть они бросили Мамая, изменили ему. И Мамай один бежал в Кафу (Феодосию), где его казнили итальянцы, которых он обманул, взяв много золота взаймы и наняв генуэзскую пехоту, которая полегла на поле Куликовом.

Так закончилась великая священная битва. Начали ее воины, святые воины и монахи Андрей и Александр, а руководил ею сам преподобный Сергий. Так судил Господь сохраниться вере пра­вославной.

Преподобный Сергий любит Русь родную, любит Лавру свою, любит всех, которые сохраняют веру православную. И нам, братья и сестры, нужно всегда помнить великие труды и молитвы преподобного Сергия, быть благодарными ему и подражать по мере наших сил его житию, любить веру православную, молиться и быть верными сынами небесного и земного Отечества. Преподобный Сергий всегда с нами. Мы знаем, что, когда была осада Лавры, шестнадцать месяцев оборонялись насельники обители. Мало было воинов, а воеводы польские тридцать тысяч привели к стенам Лавры. Но враги не одолели, не могли победить эти древние стены, не могли победить горсточки воинов и монахов, потому что преподобный Сергий сам помогал им, и Лавра устояла.

Было тяжелое время, когда Наполеон пришел на Русь. И здесь преподобный Сергий молился за Русь, и Русь устояла. Сохранилось предание, что преподобный Сергий сам устрашил Наполеона, когда он, будучи в Москве, взойдя на колокольню Ивана Великого, стал осматривать окрестность. И вдруг видит он, что прямо на него идут три армии русские, а впереди них – старец с седыми волосами, с крестом и на коне. Это были армии Витгенштейна, Тормасова и Чичагова. Наполеон пришел в трепет, не находил себе покоя, а его маршалы и генералы не понимали состояния начальника. Наполеон скакал то в Петровский собор, то в другой замок, метался по всей пылающей Москве со словами: «Разве можно воевать с таким народом?! Им руководят старцы святые! Надо уходить». И он тайно решил уйти из Москвы на Калугу, но, как мы знаем, его путь пролег не через Калугу, а по старой Смоленской дороге. Кутузов воодушевил русских воинов, молился Божией Матери и, укрепляемый благодатью Божией, победил врагов.

И мы, братья и сестры, должны всегда помнить преподобного авву нашего Сергия, как он жил здесь, как молился, как трудился, и подражать его житию.

Когда мы обозреваем историю народов, видим, что мир существует по молитвам Церкви, а Церковь – ради спасения людей. Пока есть вера православная, пока возносятся молитвы за весь мир, этими молитвами стоит мир. Мы часто слышим: «Храните мир между собою, мир да будет всегда». Но надо знать, что мир бывает земной и мир – благодатный Божий. Преподобный Сергий имел мир Христов. Этот мир благодатный нам нужно просить у Бога. Когда человек живет в мире, прежде всего с совестью своею, со своими ближними и со всем миром, то есть когда человек имеет мир Христов, то он побеждает страсти. Он не ворует, не пьянствует, не прелюбодействует, Он всех любит, честно трудится, усердно молится, смиряется, настраивается на все доброе и прекрасное. И мы, сыны Воскресения, должны стяжать этот мир благодатный. Для того Господь и пришел на землю, чтобы мир Свой водворить среди нас.

И мы должны, братья и сестры, подражая угодникам Божиим, любить Евангелие, любить Цер­ковь, святых, праздники Божий, посты и непрестанно молиться. Все духовные отцы, которые здесь получили благодать Святого Духа, непрестанно пребывали с Богом.

Совершая земной путь, мы, братья и сестры, должны помнить о том, что здесь только начало нашей вечной жизни, мы не просто живем здесь, а готовимся к вечной блаженной жизни. Здесь всем один удел – земля. Наше тело тленное, греховное превратится в прах, а дух наш бессмертный идет к Богу давать ответ за всю прожитую жизнь, за наши помышления и дела. Поэтому будем строго испытывать себя. Перед тем, как что-нибудь сделать, надо рассудить: во грех ли это будет мне или в правду? Перед тем, как что-либо сказать, тоже нужно подумать: в назидание это слово будет или в прегрешение чужой душе? И помыслы суетные, греховные надо отгонять, призывая Бога: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Если мы этим путем пойдем, то станем собеседниками преподобного Сергия. Господь избавит и нас от страстей, пороков и злых деяний, даст и нам мир Свой Христов благодатный. В этом мире будем всех любить, за все благодарить, будем терпеть, смиряться, непрестанно молиться и довольствоваться самым малым. И тогда как сыны Воскресения мы станем вместе с преподобным Сергием на Страшном суде, и скажет нам Господь слово Свое, написанное в Евангелии: «Приидите, благословенный Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира» [2]. Аминь.


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] См.: Быт. 18.

[2] Мф.25, 34.


Источник: Слава, пережившая века. Сборник проповедей, посвященных преподобному Сергию Радонежскому. – СТСЛ, 2014. С. 106-125.


21 Октября 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...