Благодать

Благодать

Святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский и Таврический


Итак, что такое благодать? Какое действие ее, и какое отношение к силам человека?

Благодать много имеет значений в Священном Писании. В сем случае она означает непосредственное действие силы Божией и особенно силы Святого Духа на дух человека, имеющее целью действительное усвоение человеку того, что есть во Христе, то есть наполнение ума истиною, сердца добром, совести миром, или же нравственное претворение души и тела здесь, и физическое там – в вечности. Вот практическое понятие благодати! Источник ее есть Дух Святой: субъект, на который она действует – дух человеческий; цель действий – совершенство человека, отрицательное, состоящее в избавлении от зол, и положительное – в доставлении благ. Явно, что это учение есть собственно христианское. У философов есть только тень его, именно: вера в Промысл, которая есть некоторый малый оттенок веры в благодать.

Обещает ли Священное Писание такое непосредственное действие со стороны Бога? Обещает во многих местах. Например, Сам Спаситель говорит иудеям, даже не понимавшим Его, о влечении от Бога Отца (Ин. 6, 48). Что это влечение значит, как не какое-то особенное действие Бога Отца, без которого, сколь ни много сделал Иисус Христос для нашего спасения, все однако ж было бы тщетно, и которое от всех действий Иисуса Христа отлично? Это-то влечение и есть то непосредственное действие Божие, которое мы называем благодатью. То же содержится в 65 и 45 стихах сей же главы. Также в Послании Петра (Пет. 1, 22), где под Духом должно разуметь действие благодати; еще это же видим в посланиях Рим. 15, 13; Еф. 3, 16; Рим. 8, 9; Гал. 4, 6. Сверх того, такое же непосредственное действие Божие показывают те места, в которых человек оказывается новым творением (Флп. 2, 33). Сему благодатному действию приписывается вина многих частных добродетелей человека, – например, плод же духовный есть любы... Гал. 4, 6; 5, 22; Евр. 13, 21 и проч.

Виды благодати суть общие и частные: общий вид есть показанное нами влечение человека ко спасению: а частные виды ее суть все частные выражения сего влечения, например, призывание человека через слово и церковь, пробуждение его посредством таинств, просвещение ума, – умягчение сердца или радостью, или печалью, или другим, вообще, виды благодати, сообразно обстоятельствам могут дробиться почти до бесконечности.

До чего простирается это действие благодати? Как принимается она? Какие налагает обязанности? Как сохраняется и употребляется? Все эти вопросы разрешает богословие нравственное. Мы коснемся двух сторон теоретических. И, во-первых, действия благодати не суть ли непреодолимы? К мысли о непреодолимости действия благодати ведут, по-видимому, некоторые места Писания, и вследствиe сего есть целое общество людей–реформатов, которые думают, что Бог может спасти человека без всякого со стороны его согласия: помилует, его же помилует; ущедрит, его же ущедрит, то есть кому Бог рассуждает, тому и дает. Но, строго вникая в смысл учения библейского, мы найдем, что Священное Писание нигде не представляет такой благодати. Оно представляет человека всегда могущим противиться ей. Есть в Писании благодать особенная, которая дается некоторым избранным людям, или для их блага, или для блага других; но нет ни в Пясании, ни в истории благодати непреодолимой, ибо и cию особенную благодать люди превозмогают. Если бы благодать действовала таким образом, то все бы спасались. Но говорят: человек действует свободно и тогда, когда не может преодолеть действие благодати. Он – говорят – сохраняет то, что дано ему, так, как прилично существу свободному. Но сохранять можно тогда, когда мы усвоили сохраняемое. Если же мы приняли что-либо без свободы, то и сохранять будем без свободы. Итак, чтобы было свободное сохранение, то необходимо свободное усвоение. Следовательно, должно согласиться или на то, что человек свободно ни усвояет, ни сохраняет спасения, а что все делает без его воли благодать, – что вовсе противно; или на то, что человек и усвояет и сохраняет спасение свободно, и что посему благодать не может действовать отрешенно–не непреодолимо.

Какое отношение благодати к силам человека? Священное Писание не изъясняет сего: оно и не могло объяснить, ибо для разъяснения сего нужно бы раскрыть сверхчувственную половину человека, сообщить о составе души сведений более, нежели сколько их есть во всех наших психологиях. Писание, останавливаясь на общих истинах, не разбирает в частности того, где оканчивается действие благодати и где начинается действие человека. Есть места, в которых говорится, что Бог все производит; есть также места, которые утверждают противное: все приписывают человеку. От такой неточности в словах произошло колебание в мыслях. Богословы в рассуждении сего предмета всегда делились на партии. Одни все приписывали Богу; другие – человеку: были и такие, кои держались средины, и эти делали лучше. Что Бог производит почти все, это несомненно. Скорее надобно доказывать то, что и от человека требуется что-то. Это доказывается тем, что человеку приписывается в Священном Писании способность не слушать (см. притчу – Мф. 21),–способность правильно понимать и следовать понятому (Рим. 1, 21 и след.), способность действовать так или иначе (Рим. 7, 15); также представляются ему многие побуждения (Мф. 3, 2) и проч. Все это показывает, что человек может и делает что-то, хотя не много, для своего спасения. Определить в точности, сколько делает человек и сколько Бог, невозможно, это–тайна. Впрочем, для пояснения может служить аналог, который находился в естественной религии, т. е. вера в Промысл. Как действие Промысла состоит в поддержании бытия и сил физических, так действие благодати должно состоять в поддержании бытия и сил нравственных; что там приносится существом, состоящим в управлении Промысла, для своего бытия, то же должно приноситься и здесь.

Каково для разума это учение о благодати? Для разума это учение должно быть желательно и вожделенно. Всякий согласится, что высшая помощь для человека необходима. Кто пытался исправить свое сердце, тот знает, как это трудно и для слабых сил наших невозможно. Сделаться святым из грешника есть то же, что взойти на небо; а взойти туда самому без руководителя и помощника вовсе невозможно. Это учение о благодати предотвращает первое и обыкновенное следствие страстей и грехов – отчаяние. С человеком, не надеющимся ниоткуда помощи, обыкновенно так случается, что испытав раз и другой свои силы, и не видя никакого успеха, бросает свое дело, ибо опора на себя – слаба. Но опора в благодать есть столп небесный, могущий всегда поддержать борьбу. Это учение о благодати служит оплотом против легкомыслия. Человеку, при недостатке сил собственных, подаются никогда не оскудевающие силы благодати; и потому никогда не может он извинять себя в том, что не победил греха. Это учение о благодати усиливает любовь к Богу. Человек, живя в сем мире, находится в удалении от Бога, ибо это действительно есть страна удаления–изгнания, как замечает Апостол Павел: доколе во тьме, говорит он, дотоле удаляемся от Бога... Но сознание сего непосредственного действия Божия всегда напоминаете нам, что мы близки к Богу, – что мы едино с Ним. Благодать есть, так сказать, продолжающаяся цепь внутреннего соединения человека с Богом, имеющего некогда обратиться в соединение внешнее–видимое. Учение это особенно нужно знать судьям, законодателям и всем действующим на исправление поврежденной природы человеческой. Приступивши к своему делу, они могут впадать в отчаяние, при взгляде на глубокое повреждение человечества, если не будут знать, что над исправлением сим трудится, так сказать, Сам Бог. Сверх того, это же учение может заставить их уважать величайших грешников, ибо есть сила, могущая исправить их. Как действует благодать, этого разум постигнуть не может; но не может отвергнуть того, что она действует: иначе ему должно бы отвергнуть и ту, принимаемую естественную религию, или же философию, истину, что наше бытие держится силою высшею, Божественною. Философская вера в Промысл совершенно сходна с христианскою верою в благодать: та и другая есть предмет сердца, а не логики. Итак, учение о благодати не есть новое: оно есть более ограниченное и более полезное давно известного философам учения о Промысле.

Для пояснения того, как можно принимать действие и не чувствовать оного, что обыкновенно бывает, когда действует на нас благодать, могут служить некоторые естественные явления. Причина сего должна быть в том, что Бог не хотел чрез ощутительное открытие человеку Своих действий нарушать его личность; желал оставить его при совершенной его самостоятельности, дабы человек мог действовать с большею свободою, и дабы поэтому действия его были нравственнее, возвышеннее и достойнее Бога. Явления, о которых мы упомянули, суть во-первых электрицизм. Можно провести цепь к больному, действовать на него и лечить, но если весь электрический аппарат будет сокрыт от него, то он не будет ощущать, что сии действия внешние, и будет почитать их своими. Другое явление: недавно изобрели гальваническую машину, оживлять обмерших, которая находится во всех важнейших столичных полициях, и у нас в Петербурге есть. В машину сию вкладывают обмершего, действуют на него, и если в нем есть жизнь, то он оживает. Но все это опять может быть произведено так, что оживший припишет это собственным силам, почтет действием обыкновенного пробуждения, если не увидит употребленного для сего физического аппарата. То же может быть и бывает с душою, в то время, когда действует на нее благодать. Таким образом, в области наук есть указания на то, что можно действовать незаметным образом, как обыкновенно действует на душу нашу благодать.

Итак, спасение, приобретенное Иисусом Христом, усвояется людям нравственно и физически. Нравственное усвоение состоит в сообщении людям всего того, что есть во Христе, т. е. истины, добра и блаженства. Физическое усвоение состоит в видимом и чувственном преподании людям спасения и в непосредственном соединении их во Христе. Cиe последнее усвоение нужно человеку по причине его слабости.

Благодать действует, как со стороны Бога, так и со стороны человека. Со стороны Бога она действует в тех средствах, которые употребляет Бог, так: побуждает человека повиноваться церкви, чтить слово Божие и пользоваться таинствами, также пособляет при употреблении всего сего. Со стороны человека она утверждает, дает силы к доброй деятельности: то страхом, то обещанием заставляет пользоваться средствами. Таким образом благодать окружает нас со всех сторон. Вот как усвояется роду человеческому спасение! [1]


Источник: Иннокентий (Борисов), архиеп. Херсонский. Сочинения в 6 т.: Т. 6. Иисус Христос – Искупитель человеческого рода. – Изд. 2-е. – СПб, 1908. С. 898-903.


ПРИМЕЧАНИЕ:

[1] Человек, усвоивший таким образом спасение, т.е. имеющий веру во Христа и сообразно ей действующий, пользующийся словом и таинствами и повинующийся церкви, переходит в состояние оправдания, делается обновленным – оправданным. В сем отношении он может переходить многие степени, о которых в некоторых богословиях подробно рассуждается. Но поелику это дело веры, а не логики, то сии логические дробления неуместны, и лучше молчать о них.

1 Июня 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...