Беседа в Великий Пяток. Несравнимое превосходство Богочеловека перед всеми великими людьми

Беседа в Великий Пяток. Несравнимое превосходство Богочеловека перед всеми великими людьми

Есть обычай при погребении именитых людей чтить их надгроб­ными словами, изображать их нравственный облик, сравнивать с другими и делать о них заключение.

Если мы дерзнем сделать нечто подобное при гробе Сего Божест­венного Мертвеца, то да не осудит нашу немощь Он, приявший хвалу от грудных младенцев и внимающий лепету детей (Пс. 8, 3). Да дарует Он силу изволению нашему!

Сравнивать Господа нашего Иисуса Христа с кем бы то ни было из величайших людей или основателей религий — значит сравнивать несравнимое, ибо на земле не было, нет и, конечно, не будет никого, кто мог бы быть сравниваем с Тем, имя Которого выше всякого имени (Флп. 2, 9) и род Которого кто исповестъ? (Ис. 53, 8). Лице Господа настолько выше всех величайших людей, насколько сияние солнца превосходнее мерцания звезд.

Даже при поверхностном сопоставлении этого Божественного Лица с великими людьми с первого раза можно видеть несравнимое Его превосходство как пред всеми вообще, так и пред каждым из них отдельно.

Попытаемся, сколько для нас возможно, показать это превос­ходство.

Появление великих людей можно уподобить появлению метеоров, внезапно показывающихся и оставляющих после себя некоторый след, скоро исчезающий, а пришествие Христа Сына Божия на землю вполне прилично уподобить явлению солнца, задолго ранее предва­ряемого явлением зари и утренней звезды.

Явление великих людей ничем не было предваряемо так, чтобы их где-либо заранее знали или ожидали. Пришествие на землю Сына Божия как Спасителя было предвозвещено за тысячи лет ранее самого события, возвещено многими, возвещено многообразно, возвещено с такой ясностью и подробностью, что даже указывалось место, время и почти год Его явления. Ко времени явления Спасителя уже весь Восток знал и ожидал, что из Иудеи явится Кто-то необыкновенный, Которому должны покориться все народы.

О Лице Иисуса Христа и деле Его великого служения было заранее предвозвещено прообразами и пророчествами, посредством которых был как бы написан точный облик Богочеловека, по которому легко было узнать, когда Он явился; как бы начертан был план великого домостроительства, сделавшийся вполне понятным, когда он был при­веден в исполнение Божественным Домостроителем. Пророчества и преобразования имели такое же значение в отношении к Лицу Христа Спасителя и совершенному Им делу спасения людей, какое значение имеют черты и линии, налагаемые живописцем на картину, прежде чем он начнет красками изображать лица и их действия, имею­щие войти в состав этой картины. Укажем на некоторые прообразы и пророчества Ветхого Завета, относящиеся к Лицу Спасителя. Предречение о семени жены, имеющем стереть главу змия (Быт. 3, 15), ука­зывало, что змей-искуситель будет поражен в голову, что имеющий поразить его произойдет от жены, без участия мужа. Жертвоприноше­ние Авраама (Быт. 22, 1-13) должно было указать на любовь Отца, отдающего Сына Своего на смерть, и послушание Сына, добровольно приемлющего смерть, чтобы исполнить волю Отца. Моисей, как вождь, законодатель и освободитель народа еврейского от работы фараону, указывал собой на Христа как имеющего освободить род человеческий от духовного фараона — диавола. Медный змей в пустыне (Числ. 21, 9) должен был служить образом Креста Христова, которым верующие спасаются от смертельных угрызений мысленных змей.

beseda-iisusa-khrista-s-narodom.-freska-trapeznogo-khrama-tsl.jpg

Беседа Иисуса Христа с народом. Фреска Трапезного храма

Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Чем более приближалось время пришествия Христова на землю, тем яснее и подробнее пророки предвозвещали черты Его пришествия, способы исполнения Им Своего великого дела служения и последствия сего. Так, одни пророки предвозвещают место (Мих. 5, 2), время и чудес­ный образ Его рождения (Ис. 7,14), другие — Его Божественный род (Ис. 53, 8), Его чудные дела, Его страдания (Ис. 53, 4-5), смерть и вос­кресение; наконец один пророк (Даниил) назначает и время Его явле­ния — через семьдесят седьмин, то есть 490 лет (Дан. 9, 24-27).

Кроме Иисуса Христа, не было на земле лица, на котором бы испол­нилась вся совокупность этих прообразов и пророчеств. Пророчества Исаии о страданиях Христовых настолько ясны, что пророк как бы стоял сам у креста и описывал голгофские события как очевидец, за что и назван он отцами Церкви ветхозаветным евангелистом.

Если прообразы и пророчества о Христе были предвестниками Его пришествия, как заря пред восхождением солнечным, то явление Его в мир было светозарно, как солнце. Когда среди народов было общее ожидание из Иудеи необыкновенного Царя, тогда на небе явилась необыкновенная звезда, приведшая на поклонение новорожденному Спасителю, как Царю иудейскому, мудрецов с востока (Мф. 2:1-2, 9). Там же, на небе, слышится пение Ангельское, возвещающее славу Божию на небе и мир на земле; один светоносный Ангел нисходит на землю и возвещает смиренным пастырям о рождении в Вифлееме Богомладенца, Спасителя мира (Лк. 2, 9-15).

Уже на двенадцатилетнем возрасте Христос проявляет сознание Своего Богочеловечества, присущее Ему от рождения как личное свойство, а не как приобретенный дар. Своими мудрыми вопросами и ответами Он приводит в недоумение старцев — учителей народных (Лк. 2, 46-47), а словами, обращенными к Деве-Матери: или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? (Лк. 2, 49) — Он ясно указывает на Свое сознание Своего Божествен­ного происхождения и отношения к храму как к наследию Своему по праву Сына Того, Кому принадлежит храм.

Свое великое служение Он совершает вполне сознательно, как делает архитектор с предначертанным планом в руках. В нем нет нетер­пеливой поспешности, какая допускается иногда и великими людьми, стремящимися достигнуть предназначенной цели, в ущерб их делу; нет и медлительности, бывающей плодом нерешительности вследствие неизвестности будущего. Когда ученики хотели Божественного Учителя своего удержать от исполнения намерения Его идти в Иудею, где ожи­дали Его страдания, то ответом Своим Он дал им знать, что они напрасно опасаются за Него, как бы не знающего, что с Ним должно быть, что будущее для Него ясно как день и что в отношении к делу, которое Он пришел совершить, не существует таких случайностей, которых Он не предвидел бы и не мог бы предотвратить: Он знает, что Его ожидает в Иудее, куда они боятся идти, и однако же пойдет туда, чтобы испол­нить то, что должен исполнить как волю Отца Своего (Ин. 11, 7-10).

Вот наступают последние дни Его служения, дни крайнего уничи­жения, ужасных страданий в Гефсимании, позора в доме Каиафы, страдания и позора вместе в претории Пилата, и всё закончится позо­ром крестной смерти. Всё это Он предвидит — и идет твердо, как испо­лин, для которого нет ничего страшного. Он знает, откуда Он, для чего пришел, куда идет и какие должны быть последствия Его подвига, и предвозвещает об этом (Мф. 20, 28; Мк. 10, 45; Ин. 8, 14; 16, 28).

Величайшему уничижению Его предшествует прославление имени Его, выразившееся в проявлении чрезвычайного множества чудес, во главе которых стоит воскрешение Лазаря, с торжественным входом в Иерусалим. А верх позора послужил началом величайшей славы Божественного Страдальца. Земля, небо и преисподняя восстали как бы на защиту гонимой правды. Солнце скрывает лучи свои, на землю спускается тьма; земля колеблется, камни распадаются, завеса церков­ная раздирается (Мф. 27, 51 и др.); гробы открываются, мертвецы вос­стают, чтобы свидетельствовать, что Распятый на кресте разорил ад и вывел оттуда заключенных в него (Мф. 27, 52). Злоба умолкает, враги бегут; смотревшие на позор голгофский удаляются, ударяя себя в грудь (Лк. 23, 48); стоявший у креста римский сотник открыто исповедует в Распятом Сына Божия (Мф. 27, 54 и др.). Наконец, весь мрак позора и страданий Богочеловека покрывается блистанием света Его вос­кресения. В этом событии по преимуществу открылось несравнимое величие Господа — о нем Он предвозвестил заранее (Мф. 16, 21; 17, 23; 20, 19 и др.). Тридневное воскресение Его засвидетельствовано было очевидцами этого величайшего события, великими чудесами, сопро­вождавшими таковое, и другими доказательствами, в течение двадцати веков остающимися для самих врагов христианства неопровержи­мыми. Последующие за ним события — вознесение на небо, ниспосла­ние Святого Духа, чудесное распространение Евангелия по всей вселен­ной — служат ручательством за достоверность истины как воскресения Христова, так и всего домостроительства спасения рода человеческого, совершенного через пришествие на землю Сына Божия, Его страдания и воскресение из мертвых.

Всё сказанное доселе о Лице Спасителя нашего: исполнение на Нем вещаний пророческих, исполнение предречений о будущем — служит достоверным ручательством того, что в свое время несомненно исполнится и то исповедуемое нами чаяние воскресения мертвых, когда Господь Иисус Христос явится со славой, и все святые Ангелы с Ним, судить живых и мертвых (Мф. 16, 27; 25, 31).

Жизнь Иисуса Христа сопровождалась такими великими события­ми, какие не встречались в жизни ни одного из великих людей, и столь великими делами, каких не совершал никто ни из основателей религий, не исключая иудейского законодателя, ни из других великих людей.

Во-первых, к чрезвычайным событиям в жизни Господа Иисуса Христа относятся те, кои заключают в себе посторонние свидетельства о Его Божественном достоинстве. К таковым принадлежат, во-первых, свидетельства о том, что Он есть действительно Тот, Кем Он призна­вал Себя,— Сын Божий, пришедший от Отца для спасения мира. Три раза свидетельствовал о Нем Отец голосом с неба: при крещении на Иордане (Мф. 3, 17; Мк. 1, 11; Лк. 3, 22), во время преображения на Фаворе (Мф. 17, 5; Мк. 9, 7; Лк. 9, 35) и пред наступлением дней Его страдания (Ин. 12, 28). Затем, во время земной жизни Богочело­века о Нем свидетельствовали величайшие из пророков: из мертвых — Моисей, из рая — Илия (Мф. 17, 3) и на земле — Иоанн (Ин. 1, 29-34 и др.). О Нем свидетельствовали и Ангелы, воспевшие славу Богу и возвестившие пастырям о рождении Его (Лк. 2, 9-14). Он, будучи еще в младенческих пеленах, когда на руках Матерних принесен был в храм, то здесь встречен был ветхими деньми старцами Симеоном и Анной, которые по внушению свыше узнали в Нем всеми ожидаемого Христа — Мессию, и первый из них называет Его Владыкой, во власти Которого его жизнь и смерть, светом для язычников и славой для Израиля, а вторая — Анна — проповедовала о Нем всем чающим избавления в Иерусалиме (Лк. 2, 25-38).

Во-вторых, о превосходстве Иисуса Христа пред всеми величай­шими из сынов человеческих свидетельствуют дела, совершенные Им, ихже ин никтоже сотвори (Ин. 15, 24), дела, засвидетельствованные сторонними беспристрастными свидетелями. Слава о них распростра­няется далеко за пределы Иудеи. Царь Едесский посылает к Нему посольство, прося Его придти к нему и исцелить его. Правитель Иудеи доносит римскому сенату о Иисусе Христе как о Человеке необыкновен­ном, великом чудотворце, как о Сыне Божием. Римский сотник, язычник, стоявший у креста и видевший знамения, совершившиеся во время Его страдания и смерти, признал в Нем Сына Божия (Мф. 27, 54; Мк. 15, 39; Лк. 23, 47). Римский император предлагает сенату внести изображение Иисуса Христа в число богов Пантеона.

В-третьих, Иисусу Христу служат как Богу и слову Его повинуются все стихии: море и ветры, звери и древа, Ангелы и демоны, смерть и ад — Он всем повелевает Своим именем или именем Отца, как Едино­родный Сын Его. В этом отношении Он стоит выше всех чудотворцев, выше и величайшего из пророков — Моисея, который действовать мог только именем Божиим, которому нужно было вопиять к Богу, прежде чем совершить какое-либо вышеестественное дело, и которому воз­можно было согрешить пред Богом сомнением или маловерием.

Наконец, в-четвертых, Иисус Христос несравнимо выше стоит всех великих людей, всех пророков, чудотворцев и праведников, совершив­ших силой Божией великие дела, тем, что Он не только обладал Божест­венной силой для совершения вышеестественных дел, но имел Божест­венную власть сообщать эту силу и другим. Он дает власть апостолам наступать на змей и на скорпионов и на всю силу вражию, оставаясь невредимыми (Лк. 10, 19); дает обетование для всех верующих: именем Его изгонять бесов, говорить новыми языками, исцелять недужных через возложение руте (Мк. 16, 17-18) и, наконец, вообще совершать именем Его дела, большие сотворенных Им (Ин. 14, 12). История Церкви свидетельствует об исполнении этого обетования во всей точности.

Кратко изложив события, предшествовавшие явлению Христа, сопровождавшие Его пребывание на земле и последовавшие затем, как несравненно превосходящие явления на земле, жизнь и смерть вели­чайших людей и основателей религий, мы попытаемся еще изобразить умственный и нравственный облик Христа Спасителя, чтобы и в этом отношении видеть несравнимое превосходство Его пред всеми другими великими людьми, каких знает история.

Были на земле великие люди по всем отраслям человеческих зна­ний и искусств, были основатели религий, отличавшиеся напряженнос­тью религиозного чувства, были великие законодатели, завоеватели, философы, естествоиспытатели. Все они более или менее обладали каж­дому прирожденным дарованием — но не было ни одного из них, кото­рый бы совмещал в себе все совершенства человеческой природы.

В одном Иисусе Христе, как Богочеловеке, проявилось дивное соче­тание совершенств ума, сердца и воли, и в этом отношении на земле не было подобного Ему.

Гениальнейшие люди в одном отношении явились далеко не тако­выми в другом. Военные гении бывали плохими философами. Философы немногие занимались законодательством. Художники и ораторы не отличались искусством управлять народами. Величайшие политики нередко были людьми бессердечными. Завоеватели бывали рабами страстей. Все великие люди, более или менее, не всегда были нравст­венно безупречными в своем поведении. Если Моисей стоит выше всех основателей естественных религий Индии, Китая, Аравии и других, насколько богооткровенная истина выше гаданий человеческого ума, то Господь Иисус Христос был настолько выше Моисея, насколько Бого­человек выше человека, владыка выше раба, учитель — ученика.

Некоторые великие люди известны были своей мудростью как законодатели, знаниями — как мужи науки, государственной прозор­ливостью — как политики, далеко вперед прозиравшие и указывавшие будущие судьбы народов. Но кто может сравниться в мудрости с Тем, Кто несравнимо мудрее мудреца израильского? Кто может сравниться прозорливостью с Тем, Кто говорил о событиях, совершающихся вдали, как бы совершающимися пред глазами Его? С Тем, Кто не требовал, чтобы кто свидетельствовал Ему о человеке, зная Сам, что в нем есть (Ин. 2, 25)? Кто из великих людей обладал таким предведением, какое было свойственно Христу — Богочеловеку? Кто из пророков обладал таким всеведением, какое проявил Господь Иисус Христос? Он говорит с поразительной ясностью о событиях как близких, так и отдаленных по месту и времени; возвещает о событиях, имеющих совершиться не скоро, с такой же ясностью, с какой предрек о предательстве одного ученика (Мф. 26, 21 и др.), об отречении другого за несколько часов до события (Мф. 26, 34 и др.).

Кто из основателей религий Востока и Запада предрек о событиях, имеющих совершиться в близком или далеком будущем, так, чтобы предречения эти исполнились, как Иисус Христос, предвозвестивший о скором послании на учеников Святого Духа, имеющего даровать им просвещение, мудрость, предведение и силу к исполнению их миро­вого служения? Кто из основателей религий возвестил о судьбе своего учения, своих последователей, как Господь Иисус Христос, предрекший, что Он созиждет Церковь Свою и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18)? Кто так предрекал о судьбах городов, народов и всего мира, как Бого­человек, возвестивший о Капернауме, возвысившемся до неба и имею­щем низринуться до ада (Мф. 11, 23; Лк. 10, 15), о судьбе Иерусалима и народа иудейского (Мф. 23, 37-38 и др.) и, наконец, о воскресении мертвых и будущей жизни (Ин. 6, 40)? Где теперь Капернаум? И следов его не осталось! Где храм Иерусалимский? Разрушен, и от него не оста­лось камня на камне, а на месте его стоит мечеть Омара, как мерзость запустения! Иерусалим, по предречению Господню долженствовав­ший быть попираемым язычниками, доколе кончатся времена языч­ников (Лк. 21, 24), теперь попирается мусульманами; иудеи отведены в плен и рассеяны по всей земле. Евангелие Царства Божия распро­странено по всей вселенной (Мф. 24, 14; Мк. 13, 10).

Некоторые великие люди обладали даром слова, способностью привлекать к себе сердца людей. Но кто из них может сравниться с Тем, о Котором слышавшие учение Его говорили: никогда человек не говорил так, как Этот Человек (Ин. 7, 46), слово Которого было со властью (Мк. 1, 22; Лк. 4, 32), о Котором самые враги говорили: откуда у Него такая премудрость?.. и как Он знает Писания, не учившись? (Мф. 13, 54; Ин. 7, 15).

Ни один из основателей религий не выдавал свое учение как все­общее, предназначенное для всех людей и всех времен. Свое религиоз­ное учение они предназначали прежде всего только для своего народа. Только один Господь Иисус Христос возвестил о Себе, что Он пришел от Отца, чтобы спасти род человеческий (Мф. 18, 11 и др.), быть светом для всего мира (Ин. 8, 12; 9, 5), преподать учение, которое должно быть проповедано от Иерусалима до последних пределов земли (Мк. 13, 10). Он не основатель только новой религии, не преподаватель нового рели­гиозного учения, нет: Он — Искупитель рода человеческого, Он — Агнец Божий, вземлющий на Себя грех мира (Ин. 1, 29), Он — Сын Божий, на Которого Отец возложил вину всех (Ис. 53, 6), чтобы через Него примирить с Собою мир посредством Креста Его (Кол. 1, 20). Он — Разоритель ада, отверзший двери рая, наполняющий его обитателями земли и возвращенными пленниками ада. Он — Истребитель греха, Победитель смерти, Обновитель твари, Отец будущего века, второй Адам, от Которого происходит обновленное человечество, предназна­ченное для жизни в обителях Отца Небесного, где не будет болезни, печали и воздыхания. Он — Бог, имеющий придти со славою, чтобы судить живых и мертвых (1 Пет. 4, 5; 2 Тим. 4, 1).

Прошло девятнадцать столетий со дня явления на земле Краснейшего паче всех сынов человеческих (Пс. 44, 3), и как никто из современ­ников не мог обличить Его в грехе, так и впоследствии, даже до дня сего самая строгая критика не может обрести в Нем ни малейшего нрав­ственного недостатка. Фаворский свет был отблеском Его величайшей святости. Он был не только Самосвятостью, но и Виновником освяще­ния других: Он — Праведник, имеющий даровать оправдание многим (Рим. 5, 18).

Для великих людей превосходство их пред другими иногда слу­жило поводом к гордости, превозношению. Но взгляните пристально на Лицо Богочеловека — и вы удивитесь необычайному среди людей сочетанию в Нем величия со смирением. Не считая для Себя хище­нием быть равным Богу (Флп. 2, 6), Он смиренно именует Себя Сыном Человеческим (Мф. 8, 20 и др.). После воскрешения Лазаря, войдя в столицу Иудеи, при шумных восклицаниях народа Он не радуется воздаваемой Ему царской почести, но плачет о несчастном городе, обреченном на погибель (Мф. 23, 37-38). Он вскоре после этого сми­ренно, как слуга, умывает ноги учеников (Ин. 13, 4-5).

Некоторые великие люди отличались геройством, мужеством в борьбе с препятствиями к достижению цели, великим самоотверже­нием. Давид, в жажде, не захотел пить воду, добытую воинами с опас­ностью для жизни (2 Цар. 23, 15-17); известно геройство Александра Македонского среди военных походов. Но кто может из таковых срав­ниться с Тем, Кому предлагаемы были все царства мира и слава их и Который презрел это с величием Богочеловека (Мф. 4, 8-10)? Кто, ища спасения людей, не имел где главу преклонить (Лк. 9, 58)? Кто, предведая и предвещая о Своих ужасных страданиях, которые готовили Ему враги Его, твердо и неуклонно шел навстречу им? Кто веден был, как Агнец, на заклание, а не отверзал уст Своих (Ис. 53, 7)? Целитель болез­ней — терпит болезни ада! Врач прокаженных — покрывается язвами бичевания! Седящий на престоле славы — висит на Древе! Праведник — приемлет казнь со злодеями и вводит в рай разбойника (Лк. 23, 43)!

Что касается способности обладать умами и сердцами людей, то свидетельством этого служат тысячи тысяч людей, почти в течение двадцати веков последовавших за Ним с такой любовью и предан­ностью, что, когда нужно было, они оставляли всё ради возлюбленного и возлюбившего их Христа, не щадя и самой жизни своей. Кто укажет такого великого человека, из любви к которому последователи его жертвовали бы всем своим имуществом и своей жизнью, как делали это мученики и христианские подвижники? И теперь есть много само­отверженно идущих за Ним. Скажут: но Христос не был ни царем, ни завоевателем. Да, Он говорил, что Он — Царь, но что Царство Его не от мира сего (Ин. 18, 36). Он не царствовал во дни великого уничи­жения Своего, но царствует, восседая одесную Отца на престоле славы. В Его руках судьбы народов и царей; исполнители Его веления — вели­чайшие, умнейшие Духи, мироправители — Власти и Господства, исполняющие веления Его. Он не был завоевателем, но уже теперь вся вселенная в Его руках: Он владеет ею через Церковь, через христиан­ских царей и правителей, которые всегда готовы повиноваться Его мановению, сердца которых в руках Его, как Бога.

Из сказанного можно видеть, как велик Тот, для воспоминательного погребения Которого мы собрались ко гробу Его, чтобы не только воздать честь Божественному Мертвецу, но с благоговением облобы­зать этот рукотворенный образ погребения Его, это изображение язв на пречистых руках и ногах Его, из которых истекла очистительная от грехов наших кровь Его; облобызать эту книгу Завета Нового, веч­ного, в которой заключено Божественное слово Его; вместе с Никодимом воспеть исходные песни и воздать величие этому величайшему из великих Сыну Человеческому, через воскресение из мертвых открыв­шемуся Сыном Божиим,— Тому, при имени Которого не могут быть сравнительно именованы величайшие из сынов человеческих, подобно тому как ни одна из звезд небесных не может быть поставляема для сравнения с лучезарным солнцем, пред которым меркнет свет всех звезд, взятых в совокупности.

Величаем Тя, Жизнодавче Христе, и чтем погребение и страдания Твоя, имиже спасл ecu нас от истления! Воскресни, Боже, суди земли: яко Ты наследиши во всех языцех (Пс. 81, 8)!


Источник: святитель Макарий (Невский), митрополит Московский и Алтайский. "Единое на потребу". Проповеди, слова, речи, беседы и поучения. Том 2 


STSL.Ru


17 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года