А.С. Хомяков как один из основателей славянофильского движения в России XIX века

1 (14 по н.ст.) мая 2019 года исполнилось 215 лет со дня рождения русского религиозного философа, историка, публициста, историка и живописца, поэта и драматурга, одного из основателей славянофильства, член-корреспондента Петербургской Академии Наук Алексея Степановича Хомякова (1804–1860).

Предлагаем вашему вниманию статью Е.В. Демидовой, опубликованную в журнале «Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л.Н. Толстого» в мае 2012 года, в которой рассматриваются общественные и философские взгляды А. С. Хомякова, характеризующие его как славянофила. Особое внимание уделяется месту А.С. Хомякова в русской философской традиции XIX века.


А.С. Хомяков. Конец 1850-х годов. 

Е.В. Демидова

Говоря о закономерностях возникновения славянофильства в России, следует задуматься о начале русской философии вообще. Где искать его? Если говорить о построении философских систем, то мы обратимся к концу XIX века, к работам Соловьёва и Бердяева, и тогда творчество Хомякова окажется стоящим ещё до философии, как бы не входящим в философию. Справедливо ли это? Разумеется, нет. Если началом русской философии считать осознанный интерес к ней, сформировавшийся у части передовой интеллигенции, то мы должны обратиться к началу XIX века, к кружку «Любомудров» (к нему был близок и Хомяков), участники которого впервые поставили целью коллективных и регулярных занятий изучение философских трудов, выработку русского понятийного аппарата, анализ путём диспутов трудов того или иного философа, тогда получится, что начало русской философии практически совпадает с началом философии Хомякова. И это будет ошибкой, ведь мы знаем, на какие мощные источники опирался Хомяков в своём творчестве. Его можно назвать человеком, обобщившим и обозначившим в терминах огромный умственный и духовный труд многих поколений предков, а отнюдь не первым русским философом.

В XVIII веке секуляризация в России приводит к появлению трёх широких и значительных по своему влиянию на общество проявлений светской философской мысли. Во-первых, это «русское вольтерианство», которое, как часто бывает в России, отвлечённые построения Вольтера попыталось сделать практикой жизни. Увлечение сочинениями Вольтера выродилось в преклонение перед всем французским, в отрицание всего отечественного, наконец, в увлечённое «богохульство и кощунство», говоря словами Д. И. Фонвизина. В. О. Ключевский заметил по этому поводу: «Потеряв своего Бога, заурядный русский вольтерианец не просто уходил из Его храма, как человек, ставший в нём лишним, но, подобно взбунтовавшемуся дворовому, норовил перед уходом набуянить, всё перебить, исковеркать, перепачкать [1, 16]».

Во-вторых, XVIII век являет нам пример интеллектуального движения, которое обращается к поиску новой национальной идеологии взамен разрушенной церковной идеологии. Идеал «Святой Руси» для деятелей этого движения заменился идеалом «Великой России», к чему подталкивала их личность Петра I и сам ход истории в его правление. Перечислим имена Кантемира, Татищева, Прокоповича, чтобы понять ход мыслей таких людей. Их младшие современники (и опять достаточно перечислить несколько имён - Ломоносов, Державин обогатили идеи «Великой России» идеями европейского Просвещения, что привело к примечательному явлению - русскому гуманизму, знаменем которого стал Радищев.


Титульный лист первого номера журнала «Русская беседа» (1856–1860),
созданного по инициативе А.С. Хомякова

В-третьих, XVIII век дал нам такое явление как русское масонство. В нём умственное движение интеллигенции, хотя и стоит на путях секуляризации, но словно боится отбросить проверенную многовековым опытом подпорку церковного сознания. Поэтому масонство (примером может служить Новиков) питалось гуманистическими идеями и основной философской темой своей выбирает учения о сокровенной жизни в человеке, о сокровенном смысле жизни вообще.

Итак, к началу XIX века русская философия приходит вполне светской, черпает идеи из философской литературы Европы, утверждает необходимость гармонии между верой и знанием (за исключением нигилистической ветви «русского вольтерианства»). Темы морали особенно занимают русских людей, склонных к философствованию; они, в частности, очень интересуются социальными вопросами на фоне общего антропоцентризма мысли.

Очевидно, что гигантская по продолжительности и влиянию традиция церковного сознания не могла не качнуть маятник мыслительной деятельности в противоположную сторону — в сторону возврата к религиозному мышлению.

Через увлечение мистицизмом в начале правления Александра I, через напряжение, вызванное войной 1812 года, через морально-политическую деятельность, вершиной которой стало выступление декабристов, русская мысль приходит к религиозной идее как основе новой идеологии. Появляется мыслитель, для которого идея Церкви получает настолько главенствующее положение, что без идеи Церкви не может быть раскрыт смысл самой истории. Этот мыслитель - Чаадаев.

Не будем вдаваться в оценку взглядов Чаадаева, отметим только, что, при всём антагонизме его и Хомякова, корень воззрений обоих философов, несомненно, общий.

«.. .Вслед за Чаадаевым выступают другие мыслители, которые так же горячо и вдохновенно защищают примат идеи Церкви, только «истинную» Церковь они находят не в католичестве, исторически чуждом России, а в Православии, с которым срослась Россия [2, 43-44]».

Хомяков приходит к мысли, ставшей исходным пунктом для целого ряда мыслителей: путь России по существу другой, чем путь Запада, т.к. дух православия иной, чем дух западного христианства.

«Понятие культуры отрывается, - пишет Зеньковский, - от внутренней связи с её западной формой...» За попытку реализовать идею православной культуры через философскую систему, а затем и через практическую деятельность и взялись «славянофилы».

Итак, мы видим, что идеология «славянофильства» возникает как закономерный продукт развития русской мысли; возникает своевременно, имеет свои предпосылки и последствия. Одним из отцов этой идеологии стал А. С. Хомяков.

Очевидным является тезис: насколько «славянофильство» было характерным и показательным явлением для своего времени, настолько же фигура А.С. Хомякова (1804-1860) была естественна для «славянофильства».

Жизнь А.С.Хомякова почти идеально укладывается в тот исторический отрезок, который, по периодизации В.О.Ключевского, начался со смертью Екатерины II и закончился с кончиной Николая I. Данный отрезок русской истории, таким образом, начался в 1796 и закончился в 1855 году. Великий историк отмечает, что в этот период не происходило коренных перемен, государственное и общественное устройство оставалось незыблемым, но постепенно вызревали новые идеи и стремления относительно как внешней, так и внутренней политики. Пример Российской империи вдохновил на борьбу за свое политическое бытие народности Балканского полуострова, имеющие с Россией племенное, религиозное либо религиозно-племенное родство. И этот внешнеполитический фактор отразился и в поэзии А.С.Хомякова, и в его философии, и в самом наименовании «славянофильства».

Во внутренней политике перед русским народом и государством стояла двоякая задача: с одной стороны, уравнять в правах и обязанностях все сословия, а с другой стороны, призвать эти сословия к дружной совместной деятельности во имя расцвета России и русской нации. Идеи А.С.Хомякова находятся полностью в контексте разрешения указанной задачи. Как и все «славянофилы» он понимал необходимость устранения крепостного права, видел идеал во всеобщей любви и взаимопомощи всех членов общества.

Символичным представляется то, что именно в год рождения А.С.Хомякова мы встречаемся с первыми (во всяком случае - с первыми зафиксированными в документах) формулировками того, с чем будет связана вся жизнь Алексея Степановича.

Первая из этих формулировок, кстати, была выношена не в России. Уже год, как продолжалось одно из сербских восстаний против поработителей. И вот в Петербурге получают записку митрополита австрийских сербов Стратимировича, в которой иерарх указывал на сходство языка, религии и образа жизни сербов и русских и призывал «добрых славяно-русских родичей» к политическому содружеству.

В том же 1804 году, но уже в частной переписке, в письме И.И.Дмитриева к Д.И.Языкову, впервые встречается термин «славянофил».

Попутно необходимо отметить, что это наименование не является удачным. В работах «славянофилов» нет какой-то сугубой любви исключительно ко всему славянскому. Термин «славянофилы» возник и использовался их оппонентами в сатирических целях. Правда, не менее комично звучали бы неологизмы, которыми призывал оперировать Кошелев - «самобытники» и «туземники». Точнее всего называть направление, главой которого стал А.С.Хомяков, православнорусским направлением, ибо в сочетании начал православия и традиций русского народа видели деятелей этого движения магистральное направление развития современной им России. Впрочем, сам А.С.Хомяков «благословил» использование неудачного термина, написав: «Некоторые журналы называют нас насмешливо славянофилами, именем, составленным на иностранный лад, но которое в русском переводе значило бы славянолюбцев. Я со своей стороны готов принять это название и признаюсь охотно: люблю славян [3, 155]».

Такими «знамениями» - первой попыткой осознать славянское единство в государственно-политическом аспекте и общей формулировкой термина, в будущем неотделимого от фамилии Хомяков,- сопровождалось рождение Алексея Степановича, хотя он, вероятно, и не знал об этом. Но вся его жизнь, казалось, подталкивала мыслителя к тому, чтобы развиваться на путях «славянофильства».

В годы учебы в Московском университете (1818-1820) Алексей сближается с молодыми людьми, составившими кружок «Любомудров», знакомится с философской литературой. Тогда же стал и сам заниматься творчеством - пока только литературным.

Позже А.С.Хомяков начинает офицерскую карьеру, начинает успешно: каждый год его повышают в звании. Однако вскоре Алексей уходит в отставку. Может быть, одной из причин стала неуютная для юноши духовная атмосфера в полках, где он служил? В этом отношении любопытны воспоминания его командира, генерала Д.Е.Остен-Сакена: «В то время было уже значительное число вольнодумцев, и многие глумились над исполнением уставов Церкви, утверждая, что они установлены для черни. Но Хомяков внушал к себе такое уважение и любовь, что никто не позволял себе коснуться его верования [4, 332]». Легко ли было убежденному христианину среди деистов, даже уважающих его лично?

Вернувшись в 1826 году из - за границы в Москву, А.С.Хомяков с головой уходит в литературную жизнь. Его собственные сочинения, дела множества журналов захватили Алексея Степановича. Достаточно перечислить издания, в которые привлекали Хомякова («Московский вестник»,

«Московский наблюдатель»), достаточно назвать фамилии тех, с кем общался в те годы А.С.Хомяков (Пушкин, Мицкевич, Баратынский, Погодин, Шевырев), чтобы понять, что он находился в самой гуще интеллектуальной и эстетической жизни своего времени.

Подводя итог, следует еще раз отметить неоценимый вклад А.С. Хомякова в становление и развитие славянофильского движения и русской философской мысли в целом. А.С. Хомяков является не только идейным основателем движения, но и духовным лидером для многих поколений последователей. Идеи А.С.Хомякова живы и актуальны в современном для нас мире.


Источник: Журнал «Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л.Н. Толстого», № 1, 2012.


Литература

1. Завитневич В.З. Место А.С.Хомякова в истории русского национального самосознания. - Харьков, 1904.

2. Аксаков К.С. О русском воззрении // Русская идея. - М., 1992.

3. Хомяков А.С. О старом и новом. Статьи и очерки. - М., 1988.

4. А.С. Хомяков: Теология, философия, этика. Юбилейный сборник. - Тула, 2003.



14 Мая 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...