К 95-летию со дня рождения насельника Троице-Сергиевой Лавры игумена Виссариона (Великого-Остапенко, † 2015), известного пастыря, духовника и поэта

19 марта 2019 года исполнилось 95 лет со дня рождения приснопамятного игумена Виссариона (Великого-Остапенко, † 2015), одного из старейших насельников Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Предлагаем вниманию читателей фрагмент из брошюры «Исповедайтеся Господеви…», содержащей молитвенные воздыхания, поучения и краткие беседы отца Виссариона. Они представляют собой расшифровку аудиозаписей бесед с Батюшкой, записанных в последние годы его жизни. Эти беседы чаще всего происходили в келии Батюшки. Живые проникновенные слова незабвенного Батюшки сеют в сердце боголюбивого читателя желание самопознания, и он льнет, как к чистому прохладному источнику, к живительному самоукорению, и обретает покой.

Однажды ст. Паисия Святогорца посетил живущий в пустыне пожилой монах. Он прочитал все, что было написано об умном делании, и пытался понять, в каком духовном состоянии тот находится. Он говорил старцу: «Если молящийся приходит в такое-то состояние, то с ним происходит то-то, а если он приходит в такое-то состояние, то его осеняет то-то... А ты в каком состоянии находишься?» – «В каком еще состоянии? – отвечает старец Паисий. – Ни в каком состоянии я не нахожусь». – «А что ты тогда здесь делаешь?» - «Что я здесь делаю? Я прошу Бога, чтобы он дал мне познать самого себя. Если я познаю самого себя, то буду иметь покаяние. Если ко мне придет покаяние, то и смирение, а за ним придет благодать. Поэтому я и прошу: покаяния, покаяния, покаяния. После этого Бог посылает Свою благодать».

В своих наставлениях игумен Виссарион (Великий-Остапенко) предстает опытным подвижником в духе древних преподобных отцов и добрым и милостивым евангельским пастырем, полагающем душу свою за овцы своя. Основа этой святоотеческой аскетики – Божественная Любовь, вершина совершенства, чаемый дар Христа человечеству и каждому спасающемуся. Путь к ней – путь покаяния, слез, самоукорения, непрестанно возносимой к Господу молитвы, самозабвения в служении любви.

1680f886c.jpg

Игумен Виссарион (Остапенко-Великий)

«Бог есть Любовь» (1 Ин. 4, 16) – эти слова Евангелиста Иоанна проходят красной нитью через все поэтическое наследие Батюшки, как и через всю его жизнь, повторяются многократно, как реприза. Это главное, то, что всегда надо помнить – и в падении, и в восстании, и в немощи, и в преуспеянии, и в скорбях, и в радости, при благодатном утешении и в состоянии богооставленности. Это та путеводная нить, за которую надо держаться во что бы то ни стало, всеми силами, чтобы не потерять спасения, чтобы сквозь житейские бури добраться в конце концов до чаемого берега. Это тот краеугольный Камень – Христос, на Котором держится все наше христианское упование, без которого мы не можем твердо стоять, ровно идти, без которого мы бы строили здание нашего спасения на песке...

Известно, что Батюшка, как и многие древние и современные преподобные отцы, был делателем самоукорения и покаяния, делателем слез. Его непрестанные обличения себя были не только выражением постоянного внутреннего созерцания своих грехов «умножившихся, по слову святого отца, как песок морской», и покаянного плача, но и бесценным уроком и примером для его чад.

Самоукорение лежало в основании всех его духовных деланий: борьбы со страстями и стяжания добродетелей. Ведя постоянно невидимую брань с врагом рода человеческого, Батюшка претерпевал множество скорбей. Самоукорение и молитва были тем универсальным оружием, которое он применял в этой брани. «Одно смирение избегает сетей вражиих, они даже не касаются его», – говорил преподобный Антоний Великий. У Батюшки все было просто. «Познай себя и спасешься», – постоянно повторял он. На вопрос о борьбе с какой бы то ни было страстью, Батюшка всегда предлагал один и тот же практический совет: себя укорять, себя осуждать, ругать, себя не любить, себя возненавидеть при борьбе со своими страстями.

Святые отцы пишут, что страсти суть демоны. Святитель Игнатий поясняет: «Действие страстей и демонов – совокупное: демоны действуют посредством страстей». «Держи ум свой во аде, и не отчаивайся!» – такое наставление получил от Самого Господа преподобный Силуан Афонский для борьбы с бесами и против страсти гордости. «Держать ум свой во аде» означает постоянное самоукорение. Это первое оружие в борьбе с бесами, особенно с самым коварным из них – бесом гордости и высокоумия, от которого сильно страдают подвижники. Отец Виссарион познал тонкости этой борьбы, и искусно владел этим оружием. «Я скотоподобный, я звероподобный, я бесоподобный» – с этими словами он часто тянул четки, разрушая сети вражии. Отец Виссарион «держал ум свой во аде», погружаясь умом и сердцем в покаяние. Это состояние было так глубоко, что видима была грань отчаяния. Но «отчаяние – это смертный грех». Так говорил Батюшка. И когда он приближался к этой грани, то приводил себе на память «неизреченную Божественную Любовь к роду человеческому. К человеку, который плачет...»

Преподобный Исаак Сирин пишет, что в его время некоторые подвижники по многу лет пребывали только в этом делании самоукорения. «Об одном из наших Отцов говорят, – пишет преподобный Исаак, – что сорок лет молитву его составляла одна речь: «Я согрешил, как человек, Ты же прости, как Бог». И Отцы слышали, как он с печалью твердил этот стих, а между тем плакал и не умолкал; и сия одна молитва была у него вместо службы днем и ночью» [1].

Этим опытом в познании самого себя, плодом которого было постоянное самоукорение, Батюшка и делится со своими чадами. И за такое глубокое покаяние Господь изливал обильную благодать - дары Божии: внимательную молитву, умиление, сердечный плач [2], ощущение присутствия Божия, живое воспоминание смерти, страх суда и осуждения.

Мы ничего не можем сами, от нас - произволение, от Бога – помощь и совершение. Бог ждет от нас соработничества, произволения ко спасению, аскетического подвига, непрестанного обращения к нему, «прилепления» нашей души к Имени Божию. Тогда вселяется в сердце Христос. Батюшка был делателем молитвы, все близкие к нему чада это знали и чувствовали, он был не теоретик, а делатель молитвы, и помогал, и учил не столько словами, сколько самим делом. Он был одним из тез редких ныне пастырей, которым, по Лествичнику, дано было за руку вести своих чад – младенцев во Христе – через «тесноту и давку» помыслов, а когда надо, то и «поднять их на рамена, и возносить на раменах, доколе они не пройдут через дверь входа, где обычно быть всевозможной тесноте и давке...» [3].

Батюшка жил в Лавре, находясь среди народа, и вместе с тем не оставлял своей внутренней клети, непрестанно в сердце предстоя Богу в чувстве сокрушения, напаяясь живительной влагой Божественной благодати. Его душа излучала свет, привлекающий богоискателей и всех чад Божиих – праведников и грешников – «грешных, да Божиих». «Мой долг – говорил Батюшка, стараться, чтобы любовь к Господу Богу не терялась, а умножалась, увеличивалась любовь ко Господу, нашему Спасителю».

Верим, что ныне игумен Виссарион, совершив многотрудное течение своей жизни, почивает в селениях праведных и имеет еще большее дерзновение у Престола Божия в молитвах о своих чадах и всех, кто прибегает к его помощи. Сама жизнь Батюшки, его пример, который был так близок, с которым многие непосредственно соприкасались, его благочестие, его пламенная ревность о спасении, о деле Божием, его пастырская мудрость от Бога, его добродетели и духовный опыт вселяют огромный оптимизм в нас, ныне живущих. Игумен Виссарион явился, рядом с другими праведниками последних времен, как един от древних, как кладезь благодати, свидетельствуя о том, что Бог Един на все времена и посещает, и милует, и облагодатствует, и спасает уповающих на Него...

В последние годы Батюшка часто пел по-гречески слова из псалма, которым начинается полиелей на праздничной утрене: «Εξομολογείσθε τω Κυρίω» – «Испове́дайтеся Го́сподеви...» (Пс. 135, 1). Этими словами он прикровенно напоминал о главном делании монаха, да и всякого спасающегося: исповедайтеся Господеви, непрестанно исповедайте грехи свои Господу, постоянно пребывайте в сокрушении и плаче.

В опыте современных афонских подвижников просматривается преемственность святоотеческой традиции, которая в Греции сохранилась в значительно большей мере, чем в России, пережившей в XX веке сокрушительную волну жесточайших гонений. Афонские старцы, ученики преподобного Иосифа Исихаста, говорят, что самая сильная, нерассеянная, внимательная молитва бывает при сокрушении сердечном, с плачем. Они называют эту молитву «исповедательной». А такой настрой дает именно самоукорение. Святитель Игнатий тоже упоминает об исповедательной молитве как самой сильной, проистекающей из всего существа человека: «При обильном действии молитвы Иисусовой все силы души, самое тело, принимают участие в ней. Умиление сердца делается тогда настолько сильным, что оно названо исповеданием». Преемником этой святоотеческой традиции – делателем самоукорения и плача – и явился игумен Виссарион.

DSC_0055.jpg

Монологические покаянные воздыхания, или плач, – то делание, которому Батюшка прилежал изо дня в день, постоянно испытывая вражеские нападения, пребывая в невидимой брани, полагая душу свою за своих духовных чад, за ближних и молясь за весь мир.

Бог есть Любовь

Иже веру имет и крестится, спасен будет. Кто не имеет веры, осужден будет [4]... Бог есть Любовь... И эта любовь долготерпит. Долго нас терпит. И Любви не тяжело нас терпеть, потому что Бог есть Любовь, и эта Любовь как раз и терпит. И мы же сами испытываем эту Любовь…

Господь ждет от нас любви

Бог есть Любовь. Без Бога не будет ничего – молитвы не будет, ничего не будет. Вот я сейчас слушал молитву – слушал с трудом, не дает [враг] прослушать молитву... И сам себе думаю: если так трудно нам молиться... А ведь трудно потому, что нет любви у нас. Любви нет. И с какой же любовью Господь ждет от нас любви! И с какой же злобой нападает дьявол. И думаю: если так трудно – то ведь эта трудность не от Бога, эта трудность не от добра, а ненавистник враг не дает [молиться]. Не дает, злодей, не дает молиться. А как он радуется, что нет молитвы! Поэтому думаю: если с такой злобой, с такой ненавистью он на нас нападает, то с какой же любовью ждет от нас Господь, чтобы мы всю эту жестокость диавольскую на любовь обратили. И вразумляет нас, что вот – потерпите, потерпите, потрудитесь, помолитесь, злодея этого победите; призовите Господа, чтобы этого злодея-ненавистника отогнать. И такое приходит утешение. Если злодей как трудится в своем злодействе, то какая же радость будет победителям этого злодейства. Вот и сегодня было так, и каждый день, постоянно – с какой злобой не дает враг помолиться! И только одно утешает: потерпи, потерпи, смирись, укори себя; ты не потеряешь, потери тебе не будет. Потому что, если ты трудишься и тебе так трудно, потому что такая злоба тебя окружает и мешает усердно помолиться, то в этом твоя любовь проявляется. Нет, не напрасно ты трудишься, нет! Это Господь попускает злодея позлобствовать, свое лукавство проявить, но он лукавит и злодействует потому, что мы как-бы находимся в плену сатанинском. Учитывая то, что пользуется враг, что это вражеское – бесовщина эта, никак нам нельзя отчаиваться. Бог есть Любовь. Эта Любовь Божественная – Она ж не оставит никогда. И какая же радость нас ожидает! Бог есть Любовь, и эта Любовь – Она же нескончаемая, безграничная Любовь. И вот это дает нам надежду – потрудитесь, помолитесь, Господь ждет от нас этого, ждет нашей любви. Не злодей – всесильный, всемогущий, а всесильный и всемогущий – Господь! Любовь – Она ж безграничная! Немножко потерпи, потрудись, помолись! Потому что Любовь безграничная. Бог есть Любовь – Она безграничная. Но мы [здесь, в этой жизни] постоянно испытываем борьбу, нападения бесовские...

Потрудиться ради Господа

Как-бы сама нужда заставляет нас потрудиться ради Господа Бога. Никак не соглашаться с сатаной! Бог есть Любовь. И поэтому если мы вот столечко [Батюшка показывает жестом] ради Господа потрудимся – это труд и полезный, и необходимый. Постоянно, каждое утро, когда мы приступаем к молитовке, мы испытываем эту борьбу. Я и сегодня это испытывал, и постоянно испытываю – эту злобную дьявольскую как-бы месть. Он – мститель. Да, он мститель, и успех у него большой, но только мы сами виноваты. Себя надо укорять, себя осуждать, никак не давать врагу, диаволу, злобе торжестовать. Дай Господи, чтобы благая у нас цель была, чтобы не торжествовал злобный диавол, сатана, – чтоб у нас радость была, чтобы нам зло побеждать добром. Чтобы ликовала у нас [в сердце радость], чтобы не [помрачала его] ненависть.

Мы испытываем постоянно вражие нападение и торжество бесовское -мы его чувствуем, но все равно надо соглашаться с тем, что виноваты мы [сами]. Никто не виноват, а виноваты мы. И там немножко [согрешили], и там, и там. И торжествует демон по нашей вине – мы виновники. Но нельзя никак допускать, чтобы враг торжествовал, а надо все силы отдать, чтобы торжествовала Божественная любовь. Божественное, доброе, милое [Богу] – чтобы оно побеждало, чтобы оно торжествовало. Бог есть Любовь – чтобы Любовь блаженствовала.

Всегда хочется на эту тему побеседовать, потому что виновники – мы. Надо себя винить, себя укорять, себе не доверять. Бойся себя! Надо бояться себя. От нас [не может быть] ничего доброго – от себя доброго ничего не ожидать, а только [держать помысел]: «Мы окаянные, мы нерадивые, мы ленивые, мы недостойные добра, мы сами виноваты». И там, и там – везде мы виноваты. И если мы в таком состоянии будем находиться, то это и есть уже начало Божие – Божие уже начало торжествовать [в нас]. А если и сегодня, и завтра, и постоянно [е нас] торжествует злоба, то, конечно, мы злодеи. А в чем застанет Господь, в том и судить будет.

Мы должны себя укорять, осуждать, не любить себя. А Бог есть Любовь. Какая радость нас ожидает, если мы немножко потрудимся!

Всем сердцем, всей душой,
всем помышлением

Заблуждается голова моя. Как надо любить Бога, она же так не любит...

– А как надо любить?

– Всей душой, всем сердцем, всем помышлением, рассуждением, во всем возлюбить Господа Бога. А ее нет, и у меня нет такой любви.

– А как же достичь такого, Батюшка? Что надо делать?

– Себя укорять, себя осуждать, себе не доверять. Да, вот так.

За месяц до кончины Батюшки

15.02.2015

Любить Бога надо всем сердцем, всей душой, всем помышлением своим.

– Батюшка, а как возлюбить Бога?

– Я и сам не люблю, как надо. Я вот не знаю, люблю ли я Бога? Мне думается, что я не люблю Господа Бога. Бог есть Любовь. Но я не люблю так, как надо любить Господа Бога.

Бог есть Любовь. Вот от этого не отступаю. Да, Бог есть Любовь. Не дай Бог позабыть эти слова. Слава Богу за все.

Невидимая брань

Враг сильно нападает

Господь нас создал для вечного блаженства, для вечной радости, для вечного блаженного покоя. А враг против этого. Поэтому он нападает крепко и постоянно. Как только про него ничего не говоришь, его не ощущаешь, а как только начинаешь говорить, испытываешь бесовское воздействие.

igum_vissarion.jpg

Мы все у беса под слежкой. Врагу тошно, что в наше время еще люди спасаются, люди еще Господу верят, душеньку спасают.

А как же, Батюшка, врагу противостоять надо? Как с ним бороться?

– Познай себя – и спасешься. В первую очередь – познать себя, [осознать], что мы грешные, окаянные, мы и не постоянные, и лукавые. Вот, я все это сознаю и признаю, что такой я есть.

То есть, Батюшка, смиряться надо?

– Да, «Бог гордым противится, а смиренным посылает благодать» (Иак. 4, 6).

И бес тогда отступает?

– Конечно, да. Чтобы спастися, надо познать себя. [Познать], что мы и лукавые, и коварные, и глупые, непостоянные, нечистые, изменчивые. Все недостатки признавать.

Батюшка, помолитесь за нас.

– Мы все грешные, все недостатки имеем, поэтому – познай себя и спасешься. Признавать, что у нас много недостатков. А на Небе великая радость о едином грешнике кающемся. Бойся себе верить – мы окаянные, мы лукавые. И слезки всегда нас выручают и спасают. Блаженны плачущие, и горе – смеющимся. Все же мы недостатки имеем, все мы ошибаемся.

О борьбе с бесами и о смирении

Неоднократно, наверное, я вам говорил о смирении. Что смиряться надо, плакать о грехах надо. Бояться гордости.

Батюшка, как бороться с гордостью, как тщеславные помыслы побеждать?

– Только Господь может нас спасти. Только Господь может победить нечестивых злодеев – бесов. Надо учитывать, что есть бесы – злые духи, что они непрестанно нападают на нас, и тянут [на зло], и внушают, чтобы человек не боялся грешить, чтобы не признал, что есть демоны. Не дай Бог беса и видеть или слышать. А только не забывать [наставление]: «Познай себя и спасешься». Видишь, когда спасешься? – Когда познаешь себя. А когда мы начинаем познавать себя? – Когда видим себя, какие мы есть, – и гордые, и нечестивые, и нерадивые, и окаянные. Когда познаем, какие мы есть – и злые, и нерадивые, – тогда познаем и то, что есть демоны и что они борют нас через злые помыслы. Значит, надо и нам бороться.

Как надо бороться?

– Демоны, они же гордые. – Значит, нам смиряться надо. Человек познает демонов по [их] дерзости. А мы должны смирением спасать свою душу. И вот, я первый, если не спасу свою душу, значит, она пойдет на вечное мучение.

Мы каждый день, каждую ночь испытываем демонское воздействие. И познаем себя, что мы и горделивые, и блудные, злые, нечестивые, нерадивые. И начинаем учитывать, что это – бесовщина, что бесы внушают нам всякую злобу. И с этим надо бороться. А если бороться – значит [в этой борьбе] быть победителем. Надо побеждать [бесовскую] злобу. А если мы со злобой не боремся, а она борет нас, тогда враг, злодей, побеждает. Мы должны знать, что есть демоны – злодеи.

Познай себя – и спасешься. Познавать себя и бороться с бесами – это [значит] укорять себя, осуждать себя, ненавидеть себя.

Были случаи, что, находясь в келии, в монастыре, [я] брался бороться с демонами. Сказано: «Познай себя – и спасешься». Когда я начал познавать себя, то почувствовал злобную силу. А раз я почувствовал, что есть злобная сила, значит, я должен вооружаться против злобной силы. Когда мы познаем, что есть темная сила, (а так мы не знаем – есть она или нет), когда почувствуем ее и узнаем, что она действительно есть и хочет нас победить, тогда мы уже шутить не будем, потому что плакать надо.

Когда я начинал бороться с темной силой... Мы же немощные, мы же слабые, мы же окаянные... Я и сейчас не борюсь как следует, но хоть немножко – начинал. Бесы же нападают, и если мы останемся в плену у демонов, значит, вечная мука нас ожидает. А если мы знаем, что нас ожидает вечная мука, мы должны день и ночь плакать, просить помилования – чтобы Господь помиловал нас. Но это не всегда получается – забываем, забываем, окаянные.

img_0144.jpg

Можно сказать, если глубоко выразиться, что демон у нас под ногами. Если бы мы знали это, мы бы плакали, мы бы рыдали, мы бы себя осуждали, себе не верили, не доверяли своим помыслам. Сказано: «Бойся себя – бойся греха». И вот даже здесь (в монастыре) мы можем пойти на сторону лукавого. И враг будет радоваться, что мы забыли, что надо плакать, надо рыдать, надо непрестанно себя осуждать. Бесы не отступают от нас, смеются над нами, издеваются над нами. И это так на самом деле. Но очень быстро все забывается. Забывается, что есть демоны, что они вооружаются против нас.

Когда я начинал здесь борьбу, а это ведь не так просто и не так легко. Может быть, не все поверят, и не все знают, с кем мы ведем борьбу. Непрестанная должна быть борьба. Можно немножко и брать себя в руки, и бороться, и побеждать с Божией помощью. А если не берем себя в руки и не боремся, – значит, мы в сетях врага.

Боремся и побеждаем когда?

– Когда плачем, рыдаем, себе не верим. Бойся себя – бойся греха. И когда плачем, мы тоже себе не доверяем. Земная жизнь – это плач на земле, чтоб избавиться от вечного мучения. Когда же попадаем в плен диавольский, тогда уже о грехах не плачем, а враг-то борется [с нами].

Мы и тут [в обители] испытывали и испытываем эту борьбу, – а может быть, и плохо испытываю. Диавол же хитрый, он лукавый, и в монастыре бывает всякая бесовщина. И сюда, в келию, бывает, он присылает девушек, девиц, и они искушают. И всякая другая бесовщина [случается]. Боролся, старался бороться с Божией помощью, призывая на помощь Спасителя.


Источник: «Исповедайтеся Господеви...» Игум. Виссарион (Великий-Остапенко): Духовные беседы. – Сергиев Посад, 2018. С. 3-12.


Примечания

[1] Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. Слово 52.

[2] Тот плач, о котором говорит святитель Игнатий (Брянчанинов): «Плачем называется преизобильное умиление, соединенное с болезнованием сердца сокрушенного и смиренного, действующее из глубины сердца и объемлющее душу» (Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. Ч. 1, Гл. 28).

[3] Иоанн Лествичник, прп. Лествица. Слово к пастырю. 14, 3.

[4] Мк. 16, 16.



19 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.

Образ преподобного Сергия в искусстве
Образ преподобного Сергия в искусстве

Преподобный Сергий и созданный им Троицкий монастырь вдохновили не одно поколение мастеров – иконописцев, архитекторов и художников на создание шедевров.

Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км
Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км

Известно, что Елизавета Петровна ходила на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру из Москвы пешком, правда, весьма оригинальным способом...