410-летие начала осады Троице-Сергиева монастыря

3 октября 2018 года исполняется 410 лет начала осады Троице-Сергиева монастыря (1608—1610) [23.09.1608], которая длилась почти шестнадцать месяцев — с 3 октября (23 сентября по ст. стилю) 1608 по 22 января (12 января по ст. стилю) 1610 года. Монастырь осадили объединенные польско-литовские войска (около 15 тысяч человек, по другим данным — до 30 тысяч человек) под предводительством Яна Сапеги и Александра Лисовского. Обороной монастыря руководили Григорий Долгоруков-Роща и Алексей Голохвастов. Неоднократные попытки взять монастырь штурмом (осень 1608, май-июль 1609) и с помощью подкопов ни к чему не привели. Русский гарнизон героически защищался в тяжелейших осадных условиях. В октябре 1609 года из Новгорода к монастырю продвигались войска М.В. Скопина-Шуйского. 12 января 1610 года неприятель снял осаду и отошел в сторону Дмитрова. Крупная неудача интервентов оказала значительное влияние на настроение населения России и подняла боевой дух русских войск, которые впервые за время Смуты дали столь решительный отпор иноземным захватчикам.

Предлагаем вниманию наших читателей хронику первого месяца осады в октябре 1608 года.


Первый месяц осады. Октябрь 1608 г.

1-го октября по н.с. (21 сентября по с.с.) согласно дневнику Яна Сапеги, его войска достигли села Воздвиженского (современное село Воздвиженское Сергиево-Посадского района). Сюда “из Москвы приехали двое слуг боярских и донесли, что Шуйский выслал своего брата, князя Ивана Шуйского, вслед за Сапегою, дав ему 50 000 войска“. Сапега, несмотря на численное превосходство царского войска, решил напасть на него. 

2 октября по н.ст. (22 сентября по ст. ст.) - противники встретились на поле между Воздвиженским и деревней Рахманцово (современное село Рахманово Пушкинского района). Тяжелый бой закончился полным разгромом войска Ивана Шуйского. 


3 октября по н. ст. (23 сентября по ст. ст.) - Сапега и Лисовский «остановились неподалеку от монастыря Св. Троицы» (Дневник Сапеги).


Лагерь Сапеги. Литография XIX в. (фраг.)

Описание Троицкой обители

Троицкая обитель была основана на южной оконечности пологого холма на сравнительно низком месте у слияния нескольких водных потоков. С северо-запада к монастырю подходит речка Кончура, которая, обогнув монастырь с запада и юга, течет далее в юго-восточном направлении. С Кончурой у северо-западного угла монастыря сливается подходящий к обители с севера ручей Вондюга. К югу от монастыря в Кончуру впадает речка Копнинка. 


Икона с видом Троице-Сергиева монастыря. 30-е гг. XVII в. СПМЗ

К началу XVII в. на территории монастыря располагались белокаменный Троицкий собор с Никоновским храмом, кирпичные Сошественская церковь со звонницей, надвратная Сергиевская церковь, Успенский собор, и двухэтажная трапезная, а также деревянные колокольня и кельи братии, и различные хозяйственные постройки. Почти все свободное пространство южной половины монастыря было занято могилами, над которыми возвышались белокаменные надгробия. 

В 1540-1550 гг. деревянную ограду монастыря сменили кирпичные стены с 4-мя воротами и 11-ю башнями общей длины более 1 км (северная стена около 335 м, восточная – около 340 м, южная – около 190 м и западная – около 210 м). Стены были двухъярусные, высотой около 5,5 – 6 м, толщиной в 3,5 м. Основу 1-го яруса составляли открытые внутрь арки толщиной примерно в 2,5 м. С внешней стороны они были закрыты стеной толщиной около 1 м, прорезанной по оси арок орудийными бойницами. 2-й ярус представлял собой галерею, также как и арки открытую внутрь. Внешняя напольная стена была утолщена в сторону поля. Ее завершали зубцы высотой в 1,5 м. 


Под зубцами располагались косые отверстия навесных бойниц. Через них можно было обливать варом неприятеля, приблизившегося непосредственно к стенам. Под навесными бойницами шел ряд 4-угольных отверстий. Через них выдвигались наружу брусья, на которые укладывался настил. С такого настила на нападавшего противника обычно скатывали бревна. 


Башни и стены монастыря во время осады. Литография XIX в. (фраг.). СПМЗ

Башни располагались по углам стен и были включены в прясла стен. Они выступали за плоскости стен на расстояние от одного до нескольких метров. Башни были выше стен на один ярус и имели три боя: подошвенный, средний и верхний.


Пивная башня монастыря (фото нач. XXI века)

Троице-Сергиев монастырь являлся в XVI – первой половине XVII в. единственной каменной крепостью на пути от Москвы до Волги. Обитель находилась на пересечении нескольких путей. С юго-запада к ней подходила Переславская дорога, которая, обойдя монастырь с юга, уходила на северо-восток. Недалеко от восточной стены обители от нее отходила на восток дорога на Александрову слободу, а за монастырем на север – Углическая дорога. С запада по холму, омываемому Кончурой и Копнинкой, к монастырю подходила дорога из Дмитрова. 

Уже в XV в. все земли в окрестностях монастыря перешли в коллективную собственность братии. Хозяйственное освоение этих земель значительно изменило ландшафт вокруг монастыря. В нижнем течении Копнинки были устроены пруды с карасями (см.Карту Сергиева Посада) – Клементьевский (1), Келарский (2) и Красный (3); на Кончуре – безымянный пруд (4) с мельницей ниже Пятницкого монастыря (современные подольные храмы лавры); на ручье Вондюге – Конюшенный (7) пруд у Конюшенной башни. Еще один пруд – Верхний (5) у Житничьей башни (часть этого пруда - современный Белый пруд) находился к северо-востоку от монастыря, другой пруд в этой стороне располагался около вершины холма, откуда его название – Нагорный (6). На месте этого пруда в настоящее время располагается зданий Администрации.

За исключением нескольких рощ вблизи монастыря остальные земли в его окрестностях представляли собой пахотные поля. Из поселений помимо Подольного монастыря рядом с обителью находились Служняя слобода (между современными улицами Карла Маркса и Шлякова), в которой проживали монастырские слуги – чиновники, управители вотчин, воины, - село Клементьево на правом берегу речки Копнинки и деревня Кокуева (между продовольственным рынком и школой № 1). 


Карта Сергиева Посада с отмеченными на ней прудами и расположением  лагерей Сапеги и Лисовского

Не позже начала осады Троицкий монастырь имел самое разнообразное вооружение – от пушек до 4-лапных колючек, которые разбрасывались по дорогам с целью нанести урон коням противника. Вдоль восточной стены был прорыт глубокий ров. Вокруг всех стен были устроены надолбы, которые состояли из заостренных бревен, врытых стоймя в несколько рядов. До подхода к стенам Москвы Лжедмитрия II монастырь охраняли наемные казаки. Позже в дополнение к ним были присланы около восьми сотен дворян и детей боярских и около сотни стрельцов во главе с окольничим князем Григорием Борисовичем Долгоруким-Рощей и московским дворянином Алексеем Ивановичем Голохвастовым. 


Пушки и котёл (для обливания варом неприятеля) защитников Троицкого монастыря. СПМЗ

Троицкий монастырь был укреплен не в пример другим обителям, в чем, несомненно, сказались не только старания ее братии, но и забота келаря Авраамия Палицына. Он был близок к царю Василию Шуйскому и сумел добиться от него посылки в монастырь в столь трудное время значительного числа поместных отрядов, которые содержались государственной казной. Они регулярно получали денежное жалование, за счет которого содержали себя на время пребывания в походе. Кроме временного гарнизона за стенами обители укрылись около 250 троицких монахов и небольшое число монахинь из Покровского монастыря на Хотькове и Подсосенского монастыря на реке Торгоше, примерно 150 монастырских слуг, небольшое число местных помещиков и священников и около 800 крестьян и ремесленников некоторых ближних селений с женами и детьми (Варавина, Клементьева, Желтикова, Выпукова, Деулина, Благовещенья и Воздвиженского). Всего в монастыре нашли убежище около 3-3,5 тысяч человек, из них 2-2,5 тысячи человек участвовало в обороне обители. «…Многие из окрестностей туда сбежались, думая, что вскоре минует эта великая беда» (Сказание Авраамия Палицына). По литовским источникам в Троице-Сергиеве монастыре числились чернецов – 500, сынов боярских – 500, стрельцов – 500, других людей, пригодных для боя – 500, кроме прочих, которых около – 1000.

Сапега и Лисовский у Троицкой обители

Сапега при подходе к монастырю, объехал вокруг обители и, осмотрев окрестности, приказал с наступлением вечера “копать окопы и делать укрепления» ("Дневник Сапеги"). Свой лагерь Сапега поставил к юго-западу от монастыря (I - на карте Сергиева Посада), согласно современной топографической номенклатуре, на горе между Сергиевым Посадом и посёлком Семхоз. Он располагался далеко в стороне от монастыря, но с этой горы хорошо просматривались монастырь и Переславская дорога. С севера и юга подступы к лагерю защищали речки Копнинка и Афанасовка. Лагерь был окружен земляным валом трапециевидной формы, остатки которого сохранились до конца XIX в. 

Лисовский поставил свой лагерь (II - на карте Сергиева Посада) к юго-востоку от монастыря в Терентьевой роще, вероятно на небольшой возвышенности в месте пересечения современной Вознесенской улицы Спортивным переулком и Кооперативной улицей. 

4 октября н.ст. (24 сентября ст. ст.) - Сапега отправил в монастырь боярского сына Бессона Руготина с требованием к воеводам покориться царю Дмитрию и сдать крепость, обещая взамен сохранить жизнь. Защитники крепости якобы ответили: “Пусть у нас заберут жон, детей и пожитки, пускай мы пойдем по миру, мы готовы [в бою] с вами жизни свои положить, а не сдадимся” (фрагмент новин из Московии). 

5 октября н. ст. (25 сентября ст. ст.) - Сапега отправил еще одного гонца с подобным предложением к братии, но ответа от нее не дождался. В этот же день в монастыре после всенощного славословия и молебнов на память преподобного Сергия Радонежского “… по решению начальников и всех людей было целование креста, - клялись сидеть в осаде без измены…, постановили…, что следует укрепить стены для обороны…, главными быть старцам и дворянам, и разделить городские стены, башни, ворота, и орудия установить по башням и в подошвенных бойницах, и чтобы каждый знал и охранял свою сторону и место и все, что для боя необходимо, приготовил бы, и с идущими на приступ людьми бился бы со стены, а за стены и на иную ни на какую службу не выходил бы. А для вылазок и в подкрепление к местам приступов людей особо назначают”. 

6 октября н. ст. (26 сентября ст. ст.) - Сапега и Лисовский провели разведку боем, сочетая ее с психологическим давлением на защитников крепости: “… Сапега устроил великий пир для всего своего войска и для крестопреступников, русских изменников. И весь день бесились они, играя и стреляя, а к вечеру начали многие люди скакать со знаменами на своих конях по всем Клементьевским полям и по монастырским вокруг всего монастыря. Потом и Сапега вышел из своего табора с большими вооруженными полками и стал со своим полком … против погреба, Келарской и Плотничьей башен и до Благовещенского оврага (овраг, по которому протекает Кончура от ее истока до слияния с ручьем Вондюга), а полки Александра Лисовского – по Терентьевской роще до Сазанова оврага (овраг, по которому протекает Кончура между современной улицей Вознесенской и железнодорожным полотном), по Переславской и Угличской дорогам и за Воловьим двором до Мишутина оврага (овраг, по которому протекает ручей Вондюга)… 


Той же ночью в первом часу множество пеших людей, литовцев и русских изменников, устремилось к монастырю со всех сторон с лестницами, со щитами… и, заиграв во многие трубы, они начали приступ города. Горожане же бились с ними с городских стен, били также из многих пушек и пищалей и, насколько могли, многих побили литовцев и русских изменников” (Сказание Авраамия Палицына).


Первый приступ Троицкой обители

Подготовка к осаде

Ночное нападение не выявило слабых мест в обороне крепости и показало отвагу ее защитников. Тогда Сапегой было принято решение перейти к осаде монастыря. Он приказал на дальних подступах к обители рядом с проселочными дорогами, которые соединяли монастырь с соседними селами и деревнями, поставить небольшие заставы, окруженные, как и станы, валами. В конце XIX в. остатки вала от такого острожка можно было видеть “ в верстах в полуторых – двух на северо-запад от монастыря, подле дороги в деревню Бобяково” (Голубинский Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра). В “Сказании” Авраамия Палицына и Выписи вылазкам заставы сапежинцев отмечены также близ вершины Красной горы, на Княжем поле и за Нагорным прудом. Кроме того, Сапега приказал устраивать близ стен монастыря окопы, из которых должно было вестись наблюдение за защитниками крепости. “…И оказалось никому невозможно пройти, минуя их, ни в дом, ни из дома чудотворца” ( Сказание Авраамия Палицына). 


Начальный лист Сказания об осаде Троице-Сергиева монастыря. XVII в.


Одновременно, на высоких местах к югу и западу от монастыря лисовчаки и сапежинцы принялись ставить туры (высокие корзины с землей) и устанавливать орудия: “Первые за прудом на горе Волкуше (на месте современных ресторана “Золотое кольцо” и музея игрушки); вторые тоже за прудом возле Московской дороги (между улицами 1-й Рыбной и Сергиевской); третьи за прудом же в Терентьевской роще (между улицами 1-й Рыбной и Сергиевской); четвертые на Крутой горе против мельницы (к северу от Сергиевской улицы); пятые туры поставили на Красной горе против Водяной башни (близ пересечения улиц Громова и Кузьминова); шестые поставили на Красной же горе против погребов, Пивного двора и келаревых келий (между улицами Кузьминова и Кирова); седьмые по Красной же горе против келарских и казенных палат (близ пересечений улиц Громова и Кирова); восьмые же в роще тоже на Красной горе против Плотничьей башни (между улицами Кирова и Кустарная); девятые туры поставили на Красной же горе возле Глиняного оврага, против башни Конюшенных ворот (близ пересечения улиц Громова и Кустарная). И возле туров выкопали большой ров: из рощи от Келарева пруда и до Глиняного оврага, и насыпали высокий вал, так что за тем валом, укрываясь, ходили конные и пешие люди” (Сказание Авраамия Палицына). 

Примерно в течение недели велись работы по устройству лагерей и застав, и установке орудий. Все эти дни на монастырь совершали демонстративные нападения отдельные отряды Сапеги и Лисовского. Целью этих атак было, с одной стороны, не допустить вылазок из крепости, а, с другой, внести раскол между ее защитниками, поколебать их боевой дух. Сапежинцы и лисовчаки иногда “подъезжали к городу со страшными угрозами и руганью, иногда же, льстя, просили сдать город и показывали множество воинов, что-бы горожане убоялись” (Сказание Авраамия Палицына).


Рембрандт (1606-1669). Польский всадник (лисовчик). Коллекция Фрик. США


Первый месяц осады

6 октября н. ст. (26 сентября ст. ст.) из Тушина была доставлена осадная пушка. Ее установили на горе Волкуше в Терентьевой роще. В этот же день начался обстрел монастыря. Полевые орудия лисовчаков и сапежинцев не могли пробить стены монастыря. Но расположение обители на пониженной оконечности холма позволило простреливать ее внутреннее пространство (смотри расположение пушек на карте Сергиева Посада). 


Карта Сергиева Посада с отмеченными на ней расположением пушек армии Сапеги и Лисовского

«В Терентьевской роще была у осаждавших очень страшная пищаль, называемая Трещера. Воеводы повелели стрелять на Терентьеву гору по литовским орудиям из башни Водяных ворот. Ударили по большой пищали, по Трещере, и разбили у ней пороховницу. Также и от святых ворот с Красной башни ударили по той же пищали и разбили у нее устье. И видевшие это с Троицкой крепости бывшие там люди благодарили бога, что разрушил он то злое орудие» (Сказание Авраамия Палицына). 

6-7-го октября н. ст. (26-27-го сентября ст. ст. ) - во время устройства лагерей и острожков на проселочных дорогах, установки батарей, и рытья рвов и окопов в лагерь Сапеги прибыли посланцы из Переславля и Александровой слободы с заявлениями о признании царя Дмитрия. В город и слободу были отправлены отряды. (Новый летописец). 

10-го октября н. ст. (30 сентября ст. ст.) – осажденные отправили к царю гонцов в с грамотами, в которых просили прислать помощь. Гонцы сумели, вероятно, незаметно пробраться из монастыря в Служень овраг, который начинался в полукилометре на северо-восток от монастыря, и, проходя параллельно речке Кончуре, через два километра впадал в речку Корбушку. От Корбушки можно было проселочными и лесными дорожками выйти на Стромынскую дорогу, которая вела в Москву. Недалеко от монастыря гонцы были схвачены дозором лисовчаков. 

11-го октября н. ст. (1-го ст. ст.) – вместе с переславцами казачьи и татарские отряды Лисовского внезапным налетом захватили Ростов (Новый летописец). «Взят Ростов татарами и запорожскими казаками – 600 человек и «москвы» – 200 человек (Дневник Марины Мнишек). 



Н.К. Левенцев. Обстрел Троицкого монастыря во время Осады. 1967. СПМЗ

13-го октября н. ст. (3-го ст. ст.) – начался артиллерийский обстрел монастыря. Согласно сообщению Авраамия Палицына он продолжался до начала декабря. 

14-го октября н. ст. (4-го ст. ст.) – осадная пушка была отправлена назад в Тушино. «К царю отправили пушку с 300 казаками» (Дневник Сапеги). 

16-го октября н. ст. (6-го ст. ст.) – уже ночью состоялся бой за подгороднюю мельницу. Мельница стояла, предположительно, недалеко от современного Овражного переулка. На ней мололи зерно, по тогдашнему выражению, «на монастырский обиход». Поскольку за мельницу был бой, следовательно, ее охраняло значительное число троицких ратников. Попытка Лисовского захватить мельницу оказалась безуспешной «по причине светлой ночи. Лисовский ранен в руку, а также ранено несколько человек донских казаков» (Дневник Яна Сапеги). Сидевшие на мельнице ратники успели сообщить в монастырь о нападении и из обители была выслана помощь. Троицкие сидельцы напали на окопы лисовчаков и, возможно, тем самым сорвали атаку противника. Те мне менее, мельница была или оставлена ее защитниками, или захвачена вскоре и вблизи нее началось копание рва на гору к Красным (современные Святые) воротам. 

18-го октября н. ст. (8-го ст. ст.) – «литовские люди» пришли на капустный огород вблизи Верхнего пруда (располагался между современными Конным двором и торговыми рядами) брать капусту. Некоторые из защитников, не выдержав столь наглого покушения на монастырское добро, без разрешения воевод по веревкам спустились с крепостным стен и вступили в схватку с грабителями. Воспользовавшись суматохой, в лагерь Сапеги сбежал монастырский слуга Оська Селевин: «Он сказал Сапеге, что московитяне намерены послать к Шуйскому с известием, что они не в силах сопротивляться» (Дневник Яна Сапеги). 


Сражение троицких воинов с литовскими панами. Литография XIX в. (фраг.). СПМЗ


В ночь на 19-ое октября н. ст. (9-ое ст. ст.) – ) – троицкие воеводы «устроили вылазку из монастыря на литовских людей конными и пешими людьми. Один полк пошел на капустный огород по плотине Верхнего пруда к Служней слободе; другой полк – за токарню на Княжее поле и за конюшенный двор. Пешие же люди пошли с конными на Красную гору за овраг к турам… Литовцы же и изменники русские, видя троицкое воинство, вышедшее из города, тут же яростно устремились ему навстречу. И с обеих сторон многие испили смертную чашу. У туров у литовских орудий побили и поранили немало стрельцов, казаков, и даточных людей, и старшину их, троицкого слугу Василия Брехова ранили, его еще живым внесли в монастырь с прочими убитыми и ранеными» (Сказание Авраамия Палицына). 

20-го октября н. ст. (10-го ст. ст.) - была сделана «вылазка на воров, и языков поймали двух похолков» (троицкая Выпись вылазкам). В дневнике Сапеги записано, что вылазка была сделана «с той целью, чтобы из монастыря пробраться в Москву и просить помощи у Шуйского». Гонцы с письмами не смогли пройти сквозь вражеские заставы. Защитники крепости, не зная о захвате гонцов, на две недели прекратили свои вооруженные вылазки в ожидании царского ответа. 

22-го октября н. ст. (12-го ст. ст.) - начало ведения подкопа «под круглую угловую башню (современная Пятницкая) против Подольного монастыря» (Сказание Авраамия Палицына). 

22-24-го октября н. ст. (12-14-го ст.ст.) - в стан Сапеги прибыли посланцы из Юрьева-Польского и Суздаля с заявление, что жители этих городов целуют крест царю Дмитрию. Для организации власти тушинцев в Суздаль был отправлен Лисовский, который затем захватил Шую и Кинешму. 


Оружие и доспехи лисовчаков и сапеженцев. СПМЗ

Октябрь - отправка Сапегою «для кормов на рать на Бело-озеро» Тимофея Битюкова и Николая Уездовского. Они производили конфискацию продовольствия и фуража. Часть добычи оставалась в руках фуражиров. 

Конец октября - на сторону тушинского вора перешли Ярославль и Углич, в первой половине ноября – Владимир, Вологда, Галич, Муром, Арзамас. На территории, признавшие Лжедмитрия II, стали прибывать приказные тушинского царя, которые стали собирать обычные налоги в 4-кратном размере. К Сапеге стали поступать челобитные от ограбленного населения. В то же время наемники в Тушино, не получив обещанного жалованья, подняли бунт. Они отобрали у дьяков окладные книги и отправили по землям своих представителей, которые также должны были заниматься сбором налогов с населения. До их приезда солдаты разделили дворцовые волости и села между полками и ротами и стали собирать с них “кормы на прожиток”. Полк Сапеги получил в кормление дворцовые волости Владимирского уезда, полк Лисовского – Суздальского, полк Микулинского – Юрьев-Польского, полк Вилямовского – Переяславского уезда. “Кормы” собирались также с хозяйств светских и духовных феодалов.



3 Октября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...