Катихизис тритцать вторый

КАТИХИЗИС
ТРИТЦАТЬ ВТОРЫЙ

Приидите, Слуш. возвеличите Господа со мною, и вознесем имя Его вкупе. Учением бо, в котором благодать Божия утвердила нас, не только пользуемся мы; но и Бог прославляется. Прославляется, когда мы оставивши все охотно устремляемся туда, где преподается учение Его. Двойной плод, польза душевная, и слава Христова, но в един конец простирающийся, то есть, чтоб блаженным зделать человека. Что мы учением Христовым пользуемся и освящаемся: то Сам Господь сей плод действительно нам испросил у Отца. Молится Он Отцу Своему о тех, которые слушают слово Его, говоря так: Отче! освящай их в истинне твоей, слово твое истинна есть1. А что отсюду прославляется и Бог, то свидетельствует Павел святый: когда церковь сойдется вместе вся, и вы, де, все, до одного во учительстве пребываете, внятно слушая, благоговейно стоя на том месте, как бы на небеси мняще стоять, и дивныя на лице благочестия показывая измены, то в плачь проливаяся, то в радость восхищаясь, то в умиленное и тихое прелагаяся лице. А как в сие самое время взойдет некоторой неверной или невежда; он усмотрев сие ангелоподобное стояние, от удивления изумится, подумает быть место выше воздуха вознесенное; и от человеческаго сообщества отделенное, а от сего почувствует некой в совести страх, что он не в богов ли собор взошел, содрогнет, думая своим грехам от них видимым быть, и всем внутренним своим: и так, продолжает Святый Павел, после сего пад на землю, поклонится Господеви, возвещая, яко воистинну Бог с вами есть2. О собор! в котораго числе разве бы тот не пожелал быть, которой в глубоком некоем невежестве погряз не разумеет, что то есть мудрование духа? Мы, Слуш. призваны из тьмы в дивный Божий свет: да ходим во свете, смотряще дела Господня. Отец наш Небесный доселе делает, управляя мир, с небесе нам дожди дая, и времена плодоносна, исполняя пищею и веселием сердца наша; к томуж привлекая нас к Себе действительным благодати призыванием. Остается только, что бы мы на сие призывание согласующия подали руки, и на делание учения Его свои силы употребили. Смотрите, чтоб, как некогда Христос говорил, жатва многа, делателей же мало3, ныне разсуждая некоторых разленение не принуждены были мы напротив сказать: жатва мала, делателей же много. Но сие Христос да исправит: а мы как начали наш прекрасной проходить путь, не разленимся, пока дойдем до Фавора, где не три сени, но много уготовано возлюбившим Христово слово. Таким образом покажем, что мы не всуе текли, и не яко воздух бия: ежели только Господь Иисус Христос начатое наше дело благословивый дарует славное концем увенчание. А вы, Слуш. благоохотным слушанием не преставайте последовать мне.

Сказавши о крещении, праведно быть кажется еще толкование приложить о тайне не меньше нужной, но знатнейшей и благороднейшей, которая обыкновенно называется Евхаристия. Понеже как человек естественно родившись, потом требует чрез употребление пищи возрастать, и жизнь свою хранить: так и Христианин духовно родившись чрез тайну крещения, потом чрез принимание святаго приобщения духовно благодатию возрастает, успевает, и веру первую хранит.

Вопросишь: Что есть священная Евхаристия? Отвечаю: Прежде нежели на вопрос ответствую, первее примечаю то: что сия тайна не одно наименование имеет. (1) Называется Евхаристиа, то есть, благодарение; для того что Христос Господь во время установления сея тайны благодарил Отцу Небесному (Матф. 26, 27. Лук. 22, 15). За совершение своего, в деле искупления, посольства: еще для того, что мы, празднуя сию тайну, должны благодарить Отцу Небесному за благодеяния Христом показанныя (1 Кор. 11, 25). (2) Вечеря Господня (1 Кор. 11, 20) для того, что в вечеру по ядении агнца пасхальнаго уставлена (Матф. 26, 20) от Самаго Господа нашего Иисуса Христа (1 Кор. 11, 23) да к томуж понеже есть насыщение духовное: так в сем же разуме называется и трапеза Господня (1 Кор. 10, 21). (3) Называется собрание, понеже к празднованию ея должно вкупе собираться (1 Кор. 11, 20 и 33 и 1 Кор. 10, 17). (4) Сообщение или причащение (1 Кор. 10, 16). Понеже чрез причащение сея тайны люди соединяются как со Христом, главою своею, так и между собою. (5) Называется преломление хлеба (Деян. 2, 42 и 20, 7). (6) Жертва, приношение, всесожжение, ради молитв и воспоминовения жертвы Христовой единожды на кресте принесенной. (7) Литургия, понеже до всенароднаго богопочитания надлежит. Наше слово сие, обедня, произошло от сего, обед. Теперь на вопрос ответствую: Евхаристиа, или вечеря Господня есть тайна, от которой верующие христиане, под видом хлеба и вина, истиннаго тела и крове Христовой, или Самаго Христа причащаются во оставление грехов и в жизнь вечную. Отсюду следуют сии примечания: (1) Когда всякая тайна, как прежде было сказано, состоит из вещи видимой и невидимой; то и сей тайны вещь видимая или материя есть хлеб и вино. Хлеб должен быть пшеничной, квасной, водою естественною растворенной, или просто настоящей хлеб. Таким образом правее мы поступаем, употребляя хлеб квасной, способной к насыщению, нежели западная церковь употребляющая опресноки. Надобен же хлеб в Евхаристии, по установлению Христову, один; которой должен быть в разсуждении приобщающихся. Прочие хлебы, или просфоры от Отцов Святых уставлены, а с обыкновения таковаго: в первенствующей церкви христиане когда ходили на празднование Евхаристии; то всяк с собою приносил несколько хлебов и несколько вина, с таким желанием, чтоб сие употреблено было на вечерю Господню: и сие называлося приношение, или просфора. Но понеже их было много: то издерживали на нищих, а некоторую часть оставивши сами между собою в церкви употребляли как бы на некоем общем пире, которые пиры назывались у них агапе, любови, о которых воспоминает Святый Павел (1 Кор. 11, 21). Вино также должно быть естественное, виноградное красное (Матф. 26, 29. Лук. 22, 18). И так сия тайна весьма прилично уставлена от Христа на хлебе и вине: понеже как хлеб и вино первое и нужное телесное содержание; так и тело и кровь Христова души. Еще, как хлеб из многих зерен бывает один, и вино из многих ягод одно: так и многие верные, приобщающиеся сей тайны, таинственно едино со Христом составляют тело.

(2) Вещь невидимая и небесная в сей тайне есть тело и кровь Господа нашего Иисуса Христа. Тело самое то, на кресте за нас Богу в жертву принесенное; кровь самая та, в оставление наших грехов на кресте пролитая (Матф. гл. 26, ст. 27 и 28). Приимите, ядите, сие есть тело мое, еже за вы ломимое, или, как Лука, даемое, Сия есть кровь моя, за вы изливаемая.

(3) Вид, или форма, или совершение сея тайны состоит в призывании от церкви Бога с верою и упованием, в сей тайне Cамаго приобщитися Христа; а оканчивается сия тайна, когда приемлются, и вкушаются виды хлеба и вина с верою тою, что тем самим ядением приобщаемся тела Христова за грехи на кресте принесеннаго, и пием кровь Христову во оставление грехов излиянную. Сие доводится из того, что Матфей, Марко, Лука и Павел пишут, что Христос принявши хлеб и чашу благословил, благодарил, преломил, и раздавал ясть и пить Своим ученикам говоря: приимите, ядите, сие есть тело Мое: пиите от нея вси, сия есть кровь моя. А потом сказал: чтоб мы так после сие совершали, как Он Сам; то есть сошедшеся, благословили бы, благодарили, и раздавали на приобщение; как наша церковь и поступает (1 Кор. 10, 16).

Вопросишь: Где Христос повелел и обещал нам ясть Его самое тело, и пить самую кровь, в тайне сей? Отвечаю: В установлении сея тайны: о чем хотя пишут и Евангелисты, но пространнее и изъяснительнее С. Павел (1 Кор. 11, 23 и 10, 16). Что как протолкуется: то окажется, и в чем сия тайна состоит, и что чрез нее подается, и для чего уставлена, и как ея приобщаться, и до коих пор будет стоять. Чаша, глаголет, благословения, юже благословляем, не общение ли крови Христовой есть? И хлеб, егоже ломим, не общение ли тела Христова?4 Вот обещание: вот и повеление: аще не снесте плоти Сына человеческаго, и не пиете крови Его, живота не имате в себе (Иоан. гл. 6, ст. 53).

Вопросишь: На какой конец вечеря Господня уставлена, и какия причащения сего плоды? Отвечаю: (1) Уставления святыя вечери конец объявлен от Самаго Христа (Лук. 22). И помянут от Павла (1 Кор. 11, 24, 25, 26) чтоб, де, в праздновании сея тайны делать воспоминовение всех тех благодеяний, которыя нам Божия благость ради Христова ходатайства даровала и дарует; сие творите в Мое воспоминание: то есть, помышляйте Моя благодеяния, которыя вам в действии тайны сея на память приводятся, и крепко в сердце уповайте, что вам чрез причащение сие они подаются. Конец убо вечери Господни есть воспоминовение Христово, которое не должно быть только Историческое, но есть воспоминовение благодеяний, а наипаче смерти Его; смерть Господню возвещаете: с верою в твердом сердца уповании состоящею, которою мы Христа и Его заслуги к себе прилагаем: и еще всенародное исповедание благости Божия, чрез Христовы благодеяния; и благодарение. Из сего конца следует плод такой: естьли мы приобщаясь тела и крови Христовы, воспоминовение творим, что Христос пострадал за нас и умер, грехов отпущение и благодать заслуживши, воспоминовением же с верою такою, что все сие до меня надлежит: то чрез таковое причащение подается оставление грехов, благодать утверждающая в вере, и возбуждающая к добродетелям. И для сего-то приобщающиися во Христе бывают, и Он в них. А сообщаться со Христом есть верою почти претворяться в Него, и внутрь Его вмещаться. Кратко: плод святаго сего приобщения есть благодать нас в вере утверждающая, и делающая, чтоб мы во христианстве более и более успевали, потолику наипаче, поколику приближались бы ко отшествию нашему, и как бы новое масло в лампаду наливши, питалися и содержалися, пока уже новое оное вино удостоимся пить со Христом в дому Отца Небеснаго. (2) Чтоб было союзом любви, и всенародных собраний церковных: понеже сия тайна определена совершатися в собрании: пиите от нея вси, и, егда сходитеся, друг друга ждите (1 Кор. гл. 11, ст. 33), чтоб все законно ея приобщающиися стали членами единаго тела, под единою главою Христом. Яко един хлеб, едино тело есмы мнози: вси бо от единаго хлеба причащаемся. (3) Чтоб были знамением воскресения к животу вечному. Ядый мою плоть, и пияй мою кровь имать живот вечный, и аз воскрешу его в последний день (Иоан. гл. 6, ст. 54). Понеже как ядущии хлеб надеются не умереть, так мы приобщающиися во Христа надеемся живот вечный получить.

Вопросишь: Кому должно приступать к трапезе Господней?

Отвечаю: Тем только, которые, по Павлу, искушают себя5. А искушать себя есть, (1) грехи своя признав, от всего сердца об них сожалеть. (2) Положиться с верою на Христа, что Он, как за грехи мирския удовлетворил, так чрез причащение сея тайны мои грехи простит, и примет в Свою благодать. (3) Разсуждая великое чрез сию тайну представляемое дело, крепко предположить отныне с благостию Божиею добраго жития начало. А неверным, или и в церкви считающимся, да не христиански живущим, и всенародным грешникам, как напр. разбойникам, всенародным прелюбодеям, непрестанным пьяницам, колдунам, известным еретикам и пр. приступать к ней не должно: понеже Христос обещался ясть Пасху со ученики Своими, и бисер пред свиниями не повергать: иначе такие ежели приобщаются, то во осуждение приобщаются, не разсуждая, на что сия тайна уставлена (1 Кор. 11, 29). Правда все мы недостойны в самих себе, но достойными сотворяемся благодатию Христовою. Здесь тот достоин, кто свое недостоинство признает.

Вопросишь: Так всем ли приходящим к святому приобщению должно подавать под обеими видами, то есть, и чашу?

Отвечаю: Неотменно: понеже так Христос Сам сотворил, и так творить повелел. Из чаши приобщатися узаконил всем: пиите от нея вси, и с клятвою подтвердил: аще не ясте плоти сына человеческаго, и не пиете крове Его, живота не имате в себе6. Так по сему не правильно западной церкви определение, по которому отнята от простаго народа чаша приобщения.

Вопросишь: Кто должен сию тайну совершать, и где, и когда?

Отвечаю: Служитель церковной, от Бога и от церкви призванной на то, чтоб ему в церкви председательствовать. Очень убо прилично в так знатном действии пастырю начальствовать, совершать, и приобщение людям раздавать порядочно в церковном собрании Христианском (1 Кор. 11, 20. Деян. 20, 7). Почему, кажется, надобно вечери совершаться, когда есть не мало приобщающихся: тайна бо сия есть общительная. А что касается до времени, то Христос праздновал сию вечерю в нощь, в нюже предан бываше, ради праздника Пасхи (Марк. 14, 12), а нам имянно не определил. Здесь должно последовать совету церкви. А как часто сию тайну праздновать, то не объявил имянно Христос. Апостоли в недельныя дни собирались праздновать Евхаристию, и приобщаться. И первенствующая церковь также часто собиралась на сие. Пасха ветхозаконная всякой год повторялася, на место которыя наступила вечеря сия.

Павел пишет, что Христос сказал: сие творите, елижды аще пиете (1 Кор. гл. 11. ст. 25). Где сие слово, елижды, то есть, когда, показует, что нам от празднования сея тайны на долго удерживаться не надобно. Так несносныя наши ко Христу неблагодарности и студености есть знак, когда мы ниже четырежды в год приобщимся. А то для того надобно, чтоб (1) повсечасно случающияся греховныя припадки изцелить. (2) Веру подтвердить. (3) Жизнь обновить. (4) Любовь взаимную в причащении засвидетельствовать. Толькож надобно опасаться, чтоб безвременное учащение не унизило высокость сея тайны, и дало бы время искусить человеку себя. И сие, что касается до самой тайны, много пропустивши безполезных споров, смешных вопросов, не приличных испытаний, теперь хочу кратко изъяснить нашей церкве обряды, которые при сей тайне употребляются; только, как можно настояще. И первее вот вам от святаго Дионисия списано то, как в древней церкви сия тайна празднуема была, кратко, но ясно.

Архиерей пришедши ко олтарю начинает пение псалмов, а вместе с ним и весь церковный собор. Потом чрез служителей из Священнаго Писания предлагается чтение. После сего вон высылаются оглашенные, беснующиися, и кающиися, из священнаго окружия; а остаются только достойные зрения и приобщения Божественных вещей. А из служителей некоторые стоят при дверех олтаря, некоторые во олтаре с священниками священной предлагают хлеб, и благословения чашу. При сем над предложенными вещьми священноначальник святую совершает молитву, и святаго мира всем желает, и по взаимном целовании бывает чтение священных таблиц, на которых имена мученическия написаны. Потом Архиерей с священниками омывши руки, и воспомянувши Божия дела, божественная совершает, и показует ясно то, что предложенными знаменьми означается, то есть, туне данныя чрез Христа благодеяния, к святому причащению и сам приступает, и других призывает. По принятии же, благодарением оканчивает. Вот благочестивой древности обряды. Так пишет и Иустин мученик.

А наши обряды, как известно, происходят по предписанию Василиеву и Златоустову.

Зачинается сия священная церемония от благословения, то есть, от прославления Божия; священник бо, сказавши, благословенно царство Отца и Сына и С. Духа, прославляет Бога управляющаго премудростию Своею весь мир, и царствующаго в церкви Своей управлением и благостию, которая совершенно себя верным открыла. Потом диакон воспоминает, о чем нам, по предписанию Христову, молиться надобно; чтоб нам не быть многоречивым, а именно, о мире небесном, и о спасении душ наших: и пр. молиться же миром, то есть, мирно, любовно, единоустно, единодушно, идеже бо нас любовь связует, тамо Христос: и при сем повелевает, что бы мы на память приведши всех богоугодивших мужей, подражая им, всех самих себе Христу поручили. После сего начинается пение псалмов; благослови душе моя Господа, и вся внутренняя моя. В древней церкви сие пение продолжительно было. По окончании псалмов выносится Евангелие не для-чего другаго, как только, чтоб объявить, что Христово учение всех дел есть правило, которое содержит нашего спасения начало, средину и конец, и означить скоро имущее быть из Его чтение. Сие Евангелие диакон всем показавши, говорит: премудрость. Прости. То есть, внимайте, предстоящии люди! под сими обрядами нечто тайное содержится, и премудрость сокрывается. Так станьте прости, то есть, прямы, не седяще, но стоя телом, а наипаче мысли душевныя лежащия горе возвысьте, колена разслабленная и руки разслабленныя исправьте; после чего поется песнь повелевающая, яко Богу, служить Христу, Евангелием проповедуемому: а священник молится благодаря Ему же, что толикаго нас сподобил служения; и просит очищения души и тела; понеже, де, Ты един свят еси Боже наш и пр. Здесь зачинается пение трисвятое, Троицу прославляющее и умоляющее. После сего предлагается чтение из Апостола, пред которым диакон говорит, премудрость: то есть, достойное примечания и знатное нечто предлагается, и вонмем, внятно послушаим, уши телесныя и душевныя да отверзем. В Апостольской церкви сие чтение на долгое время продолжалося, понеже не только из Новаго, но и из Ветхаго Завета прилагалося. Пред начатием из Евангелия чтения поется аллилуиа: а оно ничто иное есть, как песнь одному приличная Богу; толкуется же на Еврейском, хвалите Господа. Диакон опять сказавши, премудрость, прибавляет: прости услышим святое Евангелие: то есть, вставши, почтите Владыку; (первое бо чтение сидя слушали) и послушайте со вниманием Спасителево учение: Лик и народ здесь как бы самаго, славою, приветствует Христа. По прочтении Евангелия молитвы испрошения совершаются, и высылаются вон оглашенные, то есть, которые в христианство приуготовляются, а не крещены еще; понеже сия тайна не приступна еще им. А она начинает совершаться от Херувимскаго пения. И так когда начнет пето быть, иже Херувимы; то здесь уже собственно начинает Евхаристиа празднована быть: понеже Христос пред приобщением благословил и благодарил Отцу Небесному; и таким же образом нам поступать повелел, чтоб мы приступая к сей тайне первее бы прославили Всемогущаго и Премудраго Бога, потом изчетши Его благодеяния, наипаче чрез Христа оказанныя, благодарили бы за них. Почему священник читает молитву, в которой признает Божие величество и свое недостоинство, прилагая, что ниже Ангельския силы могут достойно служити Ему и молит, чтоб чрез Христа сподобил нас в веру истинную притти; так же чрез того же бы благоволил священную сию совершить вечерю, и достойно сообщиться со Христом. А народ поет песнь иже Херувимы и пр. которой песни такая сила: мы теперь сим действием Божественным, когда служим живому Богу в пении и исповедании, то таинственным некиим образом подражаем Херувимам на земли, что они делают на небеси. Того ради будем хотя в сей час будто безтелесни, как и они, житейския заботы и помыслы отложивши, чтоб так достойно в свою душу принять Христа, которой невидимо, яко Царь Царей, от Ангельских воинств провожаемь бывает. Во время сего пения полагается на трапезе хлеб, что б уже к общению совершать его. По окончании повелевает дополнить моление и о предложенных дарах: вкупе просим от Бога дня безгрешнаго, благодати хранящей нас, отпущения грехов, мира людям, до смерти покаяния, и живота вечнаго, а наконец всех себя поручаем Христу. Здесь предстоятель желает всем мира, согласия, любви, единомудрия, взаимнаго сращения, без чего святаго дела совершать не можно. Почему и диакон, по принятии мира, велит нам возлюбить друг друга, чтоб так всем единомысленно то исповедать устами, что веруем сердцем. Пред исповеданием сим, диакон велит затворить двери, и внятно послушать читаемаго Символа веры. Пасха бо сия празднуется со учениками Христовыми. Как и сие исполнится, повелевается нам стать благочинно, стать со страхом, с великим вниманием, с приличным богомыслием, с истинною сердечною верою, для того, что уже святую тайну начинаем совершать, так, как можно, с миром; священник просит людям благодати Христовой, и внутренняго Духа Святаго действия, и повелевает горе иметь сердца, вознестися и лететь верою на небо, молитвами дерзновенно приступать к престолу благодати, и любовию совокупляться со Христом, а вкупе и благодарить Ему: и здесь-то самая начинается Евхаристия; народ говорит: достойно и праведно есть. Священник начинает вычитать Божия благодеяния, моляся и говоря; что достойно Тебе служить, безконечнаго величества Богу. Ты, де, нас милостиво создал, милостивее наградил, премилостиво, падших и согрешивших, помиловал, возстановил, обогатил, живот вечной обещал, чрез смерть Сына Своего возлюбленнаго: за что все Тебе благодарим, и за сие, что сподобил нас, тех благодеяний творить теперь воспоминовение, и праздновать смерти Христовой таинство; хотя, де, Тебе предстоят тысящи Ангел поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще сию победную песнь, свят, свят, свят, Господь и пр. с ними, де, и мы, пресвятый Господи! по благодати Христа Твоего вопием Тебе: не меньше бо Ангел нас возвысил Ты, когда возлюбивши нас, и Самаго Единороднаго Сына не пощадел еси, но предал на смерть, чтоб нас искупить от смерти, который пришедши в мир, и воплотившись, умалил себя, от всех будучи поношаем, не приемлем, гоним, хотя все наши немощи на Себе носил; потом и на крест взошел, и Самаго Себя в жертву за мир принес. Да к томуж промышляя, чтоб сей жертвы плод всегда в нас действителен был, в нощь, в нюже предан бываше, уставляет таинственное действие, при котором бы мы Его принимали, и спасалися, прием бо хлеб, и благословив и преломив раздавал ученикам Своим, глаголя: приимите, ядите и пр. такожде и чашу по вечери глаголя, пиите и пр. сие, Господи, сотворивши Сам, и нам повелел еси, творить такожде в Твое воспоминание. Памятующе убо спасительное Твое приказание, воспоминаем все Твои благодеяния, смерть, погребение, воскресение, вознесение и пр. Твоя от Твоих Тебе приносяще; Твои сии вещи из Твоих даров, о всех и за вся, то есть, при сем не только нашу свидетельствуем благодарность, но и за всю тварь Тебя славословим, поем, благодарим и молимся Тебе. Молится же здесь священник и церковь вся, чтоб низпослал Духа Святаго, и сподобил бы чрез тайну сию приобщиться самаго тела и крове Христовы не во осуждение, но в жизнь вечную. Еще прибавляет, что мы, Господи, воспоминая Тебя и Твою смерть, воспоминаем и тех, которые Тебе до смерти работали, а иные за смерть Твою и умерли, а наипаче родившую тя блаженную Деву Марию; а сие для того, чтоб и нам их стопам последуя преселиться к Тебе, Христе! Воспоминает же здесь правящих церковь и люди, и царствующих, и всех о Христе труждающихся, чтоб их научил изрядно проходить свое звание. Народ прилагает: и всех и вся помяни Господи.

После сего, прошение предложивши, молит, чтоб нам сметь Его назвать Отцем Небесным читая Господню молитву. По прочтении желает паки мира. А после сего приступает к благословенному хлебу, говоря: святая святым. То есть, святое приобщение требует святых причастников. Народ признавая себя недостойным вопиет, что един свят и един Господь Иисус Христос. По приобщении во олтаре призывает и народ, чтоб приступили со страхом Божиим и верою Христа объемлюще. По приобщении же сих, говорит священник: спаси, Боже, люди Твоя, и благослови достояние Твое, то есть, Господи, людей Тебе приобщившихся, и Твоим владением ставших благослови. Наконец священник, оканчивая пение, заключает, благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков, то есть, хотя мы, Господи, теперь перестаем уже от сего славословия, но ты всегда благословен. И так оканчивается служба. А прочая остаются окончания и благодарения. И вот краткое изтолкование ныне при тайне Евхаристии бываемых обрядов.



Оглавление

Богослужения

23 сентября 2020 г. (10 сентября ст. ст.)

Прмч. Гавриила (Яцика) Радонежского, насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (1937). Мцц. Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305–311). Прп. Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV). Прп. кн. Андрея, в иночестве Иоасафа, Спасокубенского (1453). Апп. от 70-ти Апеллия, Лукия и Климента (I). Мч. Варипсава (II). Блгв. царицы Греческой Пульхерии (453). Свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX). Собор Липецких святых. Сщмчч. Исмаила Кудрявцева, Евгения Попова, Иоанна Попова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Василия Максимова, Глеба Апухтина, Василия Малинина, Иоанна Софронова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палладия Попова пресвитеров, прмч. Мелетия Федюнева, мч. Симеона Туркина, мц. Татианы Гримблит (1937); сщмч. Уара, еп. Липецкого (1938).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: aрхим. aрхим. ГЕРАСИМ; игум. МАНУИЛ, ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, АНТОНИЙ, АНФИМ; иером. ФИЛАРЕТ, АРИСТАРХ, ДАЛМАТ, МИХАИЛ
Сергиевский Трапезный храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.