Катихизис осьмый

КАТИХИЗИС ОСЬМЫЙ.

Прекрасный ваш и благообразный, Слушатели, собор, над которым Духа С. невидимо осеняет благодать, и на которой смотря моя истаявает душа; опять в собрании, опять в присудствии, опять ваш жаждущий правды чеголибо от меня ожидает дух. Так не правда ли то, что идеже есть труп, тамо собираются орли мнози? Моим, вижу, Слушателям, тот, которой вся по своей воле в свою пользу строит, дал голубины крила, которыми они восперившись, со игранием летят, чтоб в Христовом покой снискать учении. Кто бы такия были, дивится со мною Исаия, которыя, яко облацы летят, и яко голуби со птенцы своими?1 О! великая к вам Божия благость, да не малая и ваша к Богу любовь! понеже тот Бога любит, которой Его благодеяния охотным и любовным принимает сердцем, да не только такой Бога любит, но и одолжает Его. Бог все делает напротив наших худых порядков. У нас ежелибы один другаго снабдил, то он бы уже его одолжил; а ежели бы я взял что от тебя, то уже бы стал тобою одолжен. Но у Бога не так. Он когда человеку слепому и бедному царские свои подносит дары, то еще его много просит, чтобы их принял; а как уже человек сие от Бога приимет, то не так Бог тем человека одолжил, что так его пожаловал: как Бог за то, что человек принял, почитает себя одолженным. И сия-то есть самая настоящая причина, которая вас на учительства сия движет, и мой гугнивой язык устрояет, и дает глагол благовествующему. Так теперь пойдем во глубины морския, а буря не потопит нас, потому что Христос, доброй кормчий, наш управит корабль: станем то на части разбирать, во что Ангели желают приникнути.

Когда толкуемой от нас Символ зачинается так: Верую во единаго Бога Отца и пр: то надобно говорить о вере: но понеже много об ней в прошедшия недели говорено, то по крайней мере надобно знать, 1) что сии выражения, верую в Бога, верую Богу и верую Бога, т. е. быть, между собою различествуют. Верую в Бога надлежит до веры оправдающей и то же значит, что верую сердцем моим, что мне есть Бог, т. е. что Бог вся, что Ему ни приписуется, в мое спасение устрояет. Верую Богу, не что иное есть, как несумненно умом моим принимаю и за истинное почитаю, чтобы Бог мне ни открыл, и надлежит до веры исторической; а верую в Бога, т. е. верую, что Бог есть. Сии три речи все сами по себе по надлежащей пристойности к Символу нашему приложены быть могут: понеже мы не умом одним только веруем, то есть, за истинное почитаем, что в Символе ни положено, но то самое и в сердце нашем заключаем, и всему тому, что умом ни приемлем, сердечно уповаем от Бога милостиваго на нас самих сбытия. На пр: не только умом веруем, что Бог есть; но и сердцем заключаем, что такой от меня познанной Бог есть мой Бог, т. е. мой есть Создатель, промыслитель, защититель, и пр. Веровах тем же и возглаголах2. Знай, 2) что глагол, верую, приложенной Богу Отцу, и там же положенное имя, Бог, надлежит умом прилагать ко всем С. Троицы лицам: т. е. не только Отцу, но и Сыну во втором члене: и С. Духу в осьмом члене. т. е. Так верую и во единаго Господа Иисуса Христа, и еще верую и в Духа С. И сие в Символе назначено союзом и, а не воспомянуто при всяком лице особь, для того, что те три лица один есть Бог и в них вера есть одна. Знай 3) что имя сие, Бог, хотя собственно одному тому и особливым образом высочайшему существу, и ни от кого независящему, приличествует: только некогда не редко и человекам придается, как на пр. Царям, великим чудотворителям, как Моисею, для некотораго с Богом общения: понеже Цари властию, а святые чудотворениями некоторое с Богом имеют причастие: как в Деяниях Павла и Варнаву назвали богами3 и пр. А когда также и Языческия чтилища, или идолы, или бесы называются богами, то только именем одним и по суетному людей суеверных мнению. Но собственно и самою вещию имя сие приличествует высочайшему и несозданному естеству, по оным Павловым словам. 1. Кор. 8. 5. И таким образом должно имя сие Бог разуметь, когда читаем верую во единаго Бога и пр. да еще здесь имя Бог берется существенно, т. е. поелику всем С. Троицы лицам приличествует. Почему видно, что на нашем языке, так как и на Латинском, особливаго имени, которым бы Бог один нарицался, нет; а только на одном Еврейском такое имя есть, которое будучи открыто от самаго Бога Моисею, Божию существу одному приличествует. Исход 3. 14. а оно выговаривается так: Егова, по Гречески о, он, по Руски Сый переводится. А толкование сего положено в Ап. гл. 1. 4. который был, есть и будет, понеже Бог един собственно есть вечен, и Он един прошедшаго и будущаго времени не имеет, но всегда есть.

Как уже сии положили примечания, следует спросить: понеже наш Символ на 12. как сказали, разделяется членов, так которой из них есть первой член? Отв. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. Вопр. В сем члене веры какое учение содержится? Отвеч. Что есть Бог, да и один, которой создал небо и землю, и все что на небеси и на земли и человека и Ангелов, да к тому Он же от себя все созданное содержит, т. е. о всех промышляет и вся строит, и что такой истинной Бог в трех познавается лицах, Отца и Сына и С. Духа, из которых о первом лице, т. е. о Отце по некоторому свойству в сем первом члене есть речь.

Вопр. Но первее показать должно, что естьли Бог, а потом уже проповедать сие учение: понеже есть некоторые безбожники, которые не думают быть Богу: так какими от разума доказательствами можно против их довесть бытие Божие, от разума, а не от С. Писания, которое они не приемлют? Отвечаю. Премного таких наикрепчайших доводов, но я некоторые только здесь, которые бы понятны и сильны вам были, привожу. 1. Мы всегда видим, чему и безбожник не спорит, что есть на свете некоторыя вещи, как на пр. древа, скоты, травы, люди и пр. да еще так, что от одной вещи родится другая, на пр. от человека родится другой человек и пр. а никакая вещь сама себя родить или произвести не может, но всегда от другой производится и раждается, да еще от такой, которая бы прежде вещи от себя производимой была, как всегда то самым опытом дознаем. Вопросим же теперь безбожника: те, которыя вещи есть, и мы видим, произошли ли от кого, или не произошли? Ежели ни от кого не произошли, так будут ни от кого не зависящия, следовательно сами себе боги. И тут-то скажем безбожнику, что ты мало что Бога не познал; понеже вместо того, чтоб одного только принять Бога, уже ты многих богов допущаешь. Но однако сие лживо из того только, что мы теперь сами видим, что все почти вещи родятся и портятся, так и следовательно те вещи, которыя хотяб отныне прежде милиона лет были, по подобию теперешних родились и портились. А ежели произошли, то от кого произошли? от другаго? а то другое от кого? от инаго? а то иное от кого? и так будет без конца. Но такой безконечности никак быть не льзя, потому что в безконечности нет начала; а когда нет начала вещам, которыя теперь в свете, так такия вещи никакой на себе не должны чувствовать перемены: т. е. ни родиться, ни портиться, но неотменно всегда такими быть, какими в безконечности были. Понеже безконечность никакой не терпит ни убавки, ни прибавки, как на пр. Бог, когда бы ныне вновь что нибудь в своем естестве принял, так бы я об нем подумать мог, что было время, когда его и не было: подобно как вижу, что теперь некоторая вещь стала, то могу заключить, что ее не было. А когда далее пойду, увижу, что оне все родилися: то должен заключить, что они некогда не были, и не без конца. Да к томуж в сем безконечном поступлении никогда происходящих вещей не сыщется первая вина; но все будут выходить вторыя, средния, а никогда первая. И сей довод так тверд, что безбожник, разве своего обыкновеннаго держась безсовестия, его может не принять.

2.) А ежели безбожники уступят, что мир, хотя имеет начало, да только сам собою по случаю зделался без всякаго художника: то мы паки вопрошаем их: а из чего? Из какой-то, говорят они, безобразной материи, которую называют Хаос, и такой де Хаос был всегда. Но сие неправда, как уже мы и доказали. Однако пусть мы уступим им, да спросим еще, как же из того Хаоса мир зделался? Понеже де тот Хаос состоял из самых малых частиц, или крошек, которыя частицы различными образами полетывая, одна с другою сходясь и слепливаясь, потом сами собой случайно, никого не имея собою действующаго, сей мир составили. О глубина премудрости! сие так глупо, что и ответа недостойно. Но однако вместо шуток их спросим: Откуду они сие дознали? в истории ли какой начитали? Или самим опытом дознали? Или какой дух им открыл? Или мысль такая случайно им в голову впала? Опытом дознать сего не можно, понеже примером того никогда не докажут, где бы то было, чтоб из тех крошек какой огромной дом построился, или какое высокое дерево выросло. Случается, что из грязи теплотою солнечною согретой родятся мухи, то и то из разных сошедшихся вещей: но только никогда из такой грязи волк, или овца не раживались. Так дух ли какой им открыл? Но им и духов не льзя признать, когда из тех частиц духи быть не могли. Отсюду следует, что и мысль такая им в голову случайно и безразсудно впала.

3.) Сей мир, которой видим, не только есть наподобие учителя, свидетеля и проповедника, но еще и наподобие книги, театра и зерцала, в котором нам Бог свое божество и свои к нам благодеяния и нашу к Нему должность читать и смотреть дает, или почти осязать. Понеже в нем усматриваем неизреченную красоту, различность, порядок, перемены, череды и всех вещей к соблюдению целаго мира течение: на пр. небесныя движения, течения звезд, бегания солнечная, приятность времен, благорастворенность воздуха, крепость земли, дерев, и трав красоту и пользу. Один цветок лучше украшен, нежели во всей славе Соломон. На дереве будут тысяща листов и одного будут виду, фигуры, величества, цвету, окружия. Трава высокая многими укреплена коленцами, чтоб не так скоро можно было упасть. Колос есть некоторой ящичек, в котором положены зернушки, обведены перепонками, а сии окружены стрелками. Древо стоит на корени, которой на множество расплетен волосочков, а оне имеют еще жилочки; по тем жилочкам в самое дерево посылается пища, тут хорошая пища уходит в сердце и в сучки, хуждшая годится на кору; деревные листочки жилами сплетены, чтоб чрез них пище проходить. И во всех вещах такую можно приметить премудрость и стройность, на которую человек смотря изумиться должен, и заключить, что неотменно есть некто без конца премудр, которой то мог один устроить. Я уже и не говорю здесь о человеке, на котораго только взглянув должно с Давидом заключить: Удивися разум твой из мене4. Понеже так человек премудро создан, что его премудрые люди разбирая, малым миром назвали. Из чего заключить можно, что сию прекрасную и преогромную мира махину никому приписать не можем, как некоторому премудрому и всемогущему Художнику. Ежели бы какую нам случилось читать книгу, которая бы сложена была и красноречиво, и разумно, и основательно, и расположительно: то хотя бы мы Автора ея и не знали: однако неотменно от некотораго премудраго ей быть сложенной подумали бы. Сей довод опять так крепок, что Павел и того безбожника, которой бы в самых последних и диких странах жил, в силу сего довода подтверждает быть безответным. Рим. 1. 18.

4.) Тож самое может подтвердиться на общем всех почти народов согласии, которые сколько бы ни дики были, сколькоб ни грубы и безсовестны; только какогонибудь, хотя не истиннаго, а держатся божества.

5.) Тож подтверждается от признания совести, которая, не льзя сказать, как мучит того человека, которой бы в себе какой имел грех: а для чего? для того, что чает быть какому нибудь судии, которой грехи казнит: а напротив для тогож люди добродетельные некое внутрь себя чувствуют спокойствие и радость.

6.) Тудаж клонится человеку сродное к безконечному добру желание. Люди никогда своим желаниям конца не имеют, но одно из другаго припложают; и сколько бы много довольств ни имели; однако никогда не удовляются, но еще не знаю куда желанием простираются. А хотяб и все то, что ни желали, получили; но однак в сей жизни и самыя приятныя вещи многим употреблением и привычкою теряют приятность свою: и для того люди повседневно новыми себя хотят веселить приятностьми. А для чего бы все сие делалось? Ей! не для чего, как некоторые в сердце своем принявши семена онаго безконечнаго добра, здесь искать стараются, где никогда сыскать не могут.

Наконец можно так безбожника совестию его убедить. Ежели Бога совсем нет, так будет равное состояние безбожников с теми, которые Бога признают: понеже некому будет после смерти их казнить; а и верных некомуж награждать: а ежелиж есть Бог, так безбожники погибли; а верных награда известная. Так из сего можем заключить, что нет настоящих Атеистов, которым бы совесть никакого божества не представляла, или за то бы их внутри непрестанно не мучила; но только такие, которые тому своей совести мучению не внимают, да еще всячески заглушить стараются, почему и устами никакому не быть Богу, говорить не стыдятся. И так, что до нынешней недели касается, то довольно.



Оглавление

Богослужения

23 сентября 2020 г. (10 сентября ст. ст.)

Прмч. Гавриила (Яцика) Радонежского, насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (1937). Мцц. Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305–311). Прп. Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV). Прп. кн. Андрея, в иночестве Иоасафа, Спасокубенского (1453). Апп. от 70-ти Апеллия, Лукия и Климента (I). Мч. Варипсава (II). Блгв. царицы Греческой Пульхерии (453). Свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX). Собор Липецких святых. Сщмчч. Исмаила Кудрявцева, Евгения Попова, Иоанна Попова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Василия Максимова, Глеба Апухтина, Василия Малинина, Иоанна Софронова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палладия Попова пресвитеров, прмч. Мелетия Федюнева, мч. Симеона Туркина, мц. Татианы Гримблит (1937); сщмч. Уара, еп. Липецкого (1938).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: aрхим. aрхим. ГЕРАСИМ; игум. МАНУИЛ, ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, АНТОНИЙ, АНФИМ; иером. ФИЛАРЕТ, АРИСТАРХ, ДАЛМАТ, МИХАИЛ
Сергиевский Трапезный храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.