Нравоучение четвертое

НРАВОУЧЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

Мне сколько ни говорить, вам сколько ни слушать, только неотменно надобно будет до того дойти, чтоб я Божию неизглаголанную усмотревши благость, молчанием свои уста заградил, и не дерзал бы более о толь несказанной вещи говорить; а вы тож понявши Божие неизреченное милосердие, напоследок так бы с Давидом заключили: исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость его1. Да только ни мне сие буди когда, чтоб я перестал Божию проповедывать благость, и промыслителя моего объявлять милосердие: ниже вам хощу, чтоб вы когда слушанием благости Божией удоволились, чтоб некогда, где Божия проповедуется благость, притти поленились. Ежели мы умолчим, то камение возопиют; ежели вы не послушаете, то вонми небо, внуши земле! то есть, когда и человек, которой более всех Божиих наслаждается благодеяний, ни мало будучи за то благодарным, не стал бы Бога милосердаго прославлять, или других прославляющих слушать, то такой раб как непотребной сосуд, как неблагодарная тварь осудился бы до преисподних мук, до адских темниц; а Бог бы еще ни мало не остался без своих проповедников, без своих прославителей. Его поет солнце, Его славит луна, небеса поведают славу Его, благословят Его вся силы, вся дела Его на всяком месте владычества Его. Хвалят Его змиеве и вся бездны, огнь, град, снег, голоть, горы, холми, древа плодоносная и вси кедры; зверие и вси скоти, гади и птицы пернаты2. Вот сколько и без человека у Бога проповедников!

А о тех и не поминаю, о которых во Апокалипсисе Иоанновом речь есть, и коих числе ниже сам Иоанн был известен.3 И видех, там написано, и слышах глас Ангелов многих окрест Престола, и животных и старец, и бе число их тьма тем и тысяща тысящей, и которые не имеют покоя день и ночь, оное Исаиино возглашая трисвятое: свят, свят, свят, Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея4. Так то и самая тварь, тварь говорю, неразумная, тварь, которая своим великолепием много представляет таковаго, из чего ея Господь мог прославлен быть, приуготовляется на хвалу Божию; и честь, одному пристойную человеку, себе присвояет. Да как же быть? человек и тут на оба уха спит, и сим ни мало не движется, и отсюду ни мало не исправляется. Боже мой! человек в то самое время, как другая тварь, из его подданства тварь, свои перешедши границы, чужое занимает владение, его отъемлет господство, его занимает честь, он на то ни мало не смотрит, он охотно все уступает достоинство, он не рвется, не мучится, что приходят звери, скоты и птицы в его достояние, а сам он прилагается скотам несмысленным и уподобляется им. Он в самое то время, как уже твари, вместо того, чтоб человеку прославлять, прославляют неразумныя; в то, говорю, время он, то есть, человек, сего мира господин отсекает дерево, и прилично стесавши, делает из него, какой надобно, сосуд, а другую того дерева часть кинувши в печь, варит себе пищу, и ею насыщается: потом, внимайте, что последует: от тогож дерева остался отрубок суковатый и кривый, и негодный ни к чему, взявши его, выдалбливает искусно и прилежно; и так вводит в отрубок подобие человеческое, или какой нибудь последней гадины: сиеж самое красит различными красками и всякой на ней порок тем замазывает, и такой своей работе первое в своем доме выбрав место, ставит на месте том, и чтоб не упал, прибивает гвоздьми. А как уже все свои замыслы совершит, то сему негодному дереву начинает кланяться, жертвами умилостивляет; своим творцом, своим богом не стыдится называть, приносит молитвы, а в молитвах просит о себе, о своем здравии, животе, щастии, о доме, о детях, кратко, о всяком добре.5 И так-то пременяет славу Божию, или пременилась слава нетленнаго Бога в подобие образа тленна человека, и птиц, и четвероног, и гад; премениша истинну Божию во лжу, и почтоша и послужиша твари паче Творца, иже есть благословен во веки Аминь. О разврат, со всех сторон богомерзский! О премена Божественный порядок нагло разоряющая! Так ли уже ты ослеп, человек, ежели можно назвать человеком, что Бога своего не узнавши, Творца своего отвращаешься? Имеешь ли ты глаза, не говорю душевныя, хотя телесныя? А когда имеешь, то посмотри на те вещи, которых ты красотою усладившися, их за Бога почитаешь, и разсуди, ежели они такия, то сколько Владыка их лучший: красоты бо родоначальник созда их. Аще же силе и действию удивляешися, да уразумееши от них, колико сотворивый их сильнейший их есть: от величества бо красоты тварей сравнительно Творец их познавается. Но благости ли ты его не познаешь? Правда, ты совсем ее не достоин; тебе дерево Бог, тебе камень надежда. Но однако прежде мы Бога оставим, нежели Он нас. Он хотя щедрую свою руку несколько и сократил, только не совсем лишил нас милости. Когда бы мы имели такого раба, которой бы не только нас за своих господ не признавал, но и несносно хулил: мы бы более не стерпели ему между живыми числиться, пока бы не увидели его доскою гробною покрыта. Но Бог так ли? Кто сие посмеет сказать? Христианин ли? Никак, разве христианства враг, погибели сын. Язычник ли? Но и тот в сем запереться не может, что Бог дождит на праведныя и на неправедныя, что Бог в мимошедшие роды, с Павлом сказать, хотя и попустил всем языкам ходить в путех их; но ниже тогда оставил без всякаго своея благости свидетельства. А как? Благотворя, с небесе нам дожди дая, и времена плодоносна, исполняя пищею и веселием сердца наша.6 Такия благодеяния равно почти и Христианин и Язычник принимает. Такая благость на весь изливается человеческий род, из которых много таких, как я уже сказал, которые таковаго своего благодетеля не признают, и не только не признают, но и хулить не престают. Чтож? Высочайший и Всемогущий скрыл ли от таких солнце? Усыпил ли луну? Отряс ли грешников от земли? Отнял ли от нечестивых свет? Мышцу же гордых сокрушил ли? Никак! А для чего? Яко благ, яко в век милость Его. Да Язычник так: но как Христианин, которой есть честнейшая в свете тварь, Богу присвоенный раб, от заблуждения избавленная овца, найденная драхма, царская печать, измытый сосуд, божескою кровию окропленная душа, Христова тела член?7 аз рех, вы бози есте, и сынове Вышняго вси. Высоки титлы, но только мы их не умеем хранить: велико сокровище, только мы сокровище сие носим в скудельных сосудах. Надобно опасаться, смотря на такую сосуда хлибкость, чтоб как разбивши, не погубить сокровище. Да притом не забудьте посмотреть в светлое благости Божия зерцало, в котором усмотрите Господа очищающаго вся беззакония ваша, и избавляющаго от истления живот ваш, венчающаго вас милостию и щедротами.8 Которая милость, которыя щедроты, правда, не льзя не сказать, простираются и до нашего создания, что нас создал тогда, как мы еще не были, следовательно столько, или сколько нибудь, еще заслужить не могли, чтоб мы созданы были людьми, не скотами, не зверьми. Кажется, чтобы было Богу за препятствие, когда из одной человека и скота созидал материи, из одной и той же формовал земли, чтоб нас создать скотами, сотворить несмысленною тварью? Кто бы ему стал противоречить? Уже ли тварь посмела бы сказать, за чем меня создал такою? Кто есть, противо отвещаяй Богови?9 Говорит высокий Павел: Еда речет здание создавшему, почто мя сотворил еси тако? Но пусть так, что мы люди: сие должно приписывать милостивой Создателя нашего воли. А что уже говорить, что мы не только человеки, но Христиане; не Язычники, не безбожники, не многобожники, не неверные, не грешные, не нечестивые; но безгрешные, праведники, блаженные? А когда мы такую превеликую получили честь, то я опасаюсь, как некогда и Павел сам, чтоб мы сию благодать своими мертвыми не попрали делами. Кто еще в таком состоянии остался: тот во грехах остался, еще благодатию Христовою непросвещен, еще заблуждает, во тьме ходит. Всуе для таковых Христос умер, напрасно Его заслуга, не сильна Его дражайшая смерть, не пользует Его действительное ходатайство. Всуе убо и вера наша? Никак! да не будет. Бог призвал нас на христиансто по своей высокой милости, по своей не сказанной благости: Моисеови бо глаголет, помилую, егоже аще помилую, и ущедрю, егоже аще ущедрю: тем же убо, егоже хощет милует10. Благодатию есте спасени, чрез веру: и сие не от вас; Божий дар, да никтоже похвалится.11 О богатство благости Божией! Более нам возвращает, нежели сколько мы потеряли, чудняе спасаемся, нежели как погибли. И на сие-то смотря Исаия сказал: Израиль спасается спасением вечным.12 Меньше чувствовали гнева, нежели сколько теперь милости в нашем избавлении. И на сие-то смотря сказал Давид: Коль благ Бог Израилев!13. яко не по беззаконием нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам14. Аминь.



Оглавление

Богослужения

23 сентября 2020 г. (10 сентября ст. ст.)

Прмч. Гавриила (Яцика) Радонежского, насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (1937). Мцц. Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305–311). Прп. Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV). Прп. кн. Андрея, в иночестве Иоасафа, Спасокубенского (1453). Апп. от 70-ти Апеллия, Лукия и Климента (I). Мч. Варипсава (II). Блгв. царицы Греческой Пульхерии (453). Свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX). Собор Липецких святых. Сщмчч. Исмаила Кудрявцева, Евгения Попова, Иоанна Попова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Василия Максимова, Глеба Апухтина, Василия Малинина, Иоанна Софронова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палладия Попова пресвитеров, прмч. Мелетия Федюнева, мч. Симеона Туркина, мц. Татианы Гримблит (1937); сщмч. Уара, еп. Липецкого (1938).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: aрхим. aрхим. ГЕРАСИМ; игум. МАНУИЛ, ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, АНТОНИЙ, АНФИМ; иером. ФИЛАРЕТ, АРИСТАРХ, ДАЛМАТ, МИХАИЛ
Сергиевский Трапезный храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.