Нравоучение четвертое надесять

НРАВОУЧЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ НАДЕСЯТЬ.

Откуду начать? И что начать? Слушатели; а вот! послушайте, что Давид говорит: едино просих от Господа, то взыщу; еже жити ми в дому Господни, и посещати храм святый его1. И на другом месте так: Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем2. Разумеетели сего Давидова желания силу, Слушатели? Чего он так нестерпимо желал? Какой бы то дом разуметь должно? Павел негде сравнивая Моисея со Христом говорит, что Моисей верен был во всем дому его, то есть Божии3 яко же слуга: а Христос яко же Сын в дому своем; его же дом мы есмы: т. е. Христов дом все те, которые небесною Его управляемы бывают благодатию, и воли Его всегда последуют. Сей есть дом Господень, в сей дом Давид с веселием ходил, как сам негде толкует: не прильпе мне, говорит, сердце строптиво4: я того, которой оклеветает тай искренняго своего, изгонял; я изыскивал таких, которые бы верно свое проходили звание, и с собой сажал их; при мне служил только непорочнаго жития человек, не был во всем моем дому горделивой дух, или лживой язык. О дом Господень! котораго строитель был Давид, по сердцу Божию избранный муж, а служители, по чистоте душевной, земные Ангели. Так-то Давид желал ходить, и хаживал в тот храм, или в тую скинию, которую показал Бог, а водрузил Моисей, и в котором храме стоял кивот, Божияго присутствия известное знамение. А за чем ходил? За тем, чтоб исповедываться Господеви, яко благ, яко в век милость Его5. Слушатели и братия! нам должно все то, что другие и благочестиво говорят, и богоугодно делают, употреблять в свою пользу. Что из того будет, ежели мы напомянем Давидовы слова и Ангельское житие, а сами так живем, что ни Бога не боимся, ни человек усрамляемся? Давиду лучше было один день препроводить в храме Божии, нежели тысящу дней в мире сем вне храма Господня. Мы напротив хотели бы в нашем житии и умереть, а чтоб опомниться и око свое возвесть к Богу, то никогда. Видите, сколько другие хороши, и сколь мы неисправны. При свете ночь темнейшею кажется, при золоте медь еще хуже становится, при ясных глазах слепота несноснейшею оказывается. Наша нечистота при других чистоте еще более мерзит: наше нерадение и леность тогда наружу в позор все выходит; когда другие свое звание так верно отправляют, что их никогда не дремлет око, никогда не унывает мысль, всегда бодр и крепок дух. О! какое же мы можем найти в своем нерадении извинение; когда обстоит нас облак таких свидетелей, которые будучи подобострастны нам так изрядно подвизалися, и прекрасно свое течение текли. Поищем же, какая бы тому причина была, что мы не очень старательны о душе, не очень гонимся за добродетельным житием, не очень горячи к Богу; сего резон не трудно сыскать. Причина бо всему тому есть не учительность, или яснее сказать, нерадение наше к учению и наставлению, к разумению Божия слова, ко вниманию Христианскаго учительства. А как? Да вспомните, за чем-то Давид так ревностно и в каком восторге в дом Божий поспешал итти: еже зрети ми, говорит он, красоту Господню. Сего довольно с нас, слушатели, понеже в сих словах мы свое намерение получим. Еже зрети ми красоту Господню, говорит он, чтоб, де, мне смотреть, а смотрением наслаждаться, какая-то красота в Боге есть. А сего уже кто не знает, что тому, которой хочет на что смотреть, надобны глаза да еще чистыя и неповрежденыя. Без глаз смотреть не льзя, без видения красоту распознать не можно. Пускай бы здесь стоял великолепный дом с предивно убранными чертогами, с удивительными вещами, стены бы представляли живность изображений; пускай, говорю, такая бы везде сияла красота, которая бы могла всякаго человека в изумление привесть, и всякия глаза пленить: да ежели я не имею глаз, то меня та красота ни мало не льстит, я тому убранству не удивляюсь; понеже без глаз не могу я видеть красоту. Из сего легко догадаться можно, что тот с Давидом не пожелает итти в дом Господень, чтоб насмотреться красоты Господней, кто погубил душевные глаза. А о том уже нечего усумневаться, что как есть телесныя глаза, то надобно быть и душевным очам: понеже я сими телесными глазами не все видеть могу. Могу ими например: видеть тело, но как то, что в теле, или душу? Могу видеть небо, но как то, что выше неба? Могу видеть мир, но как того, которой мир создал? Так кто видит тело, а не видит души, тот имеет телесные глаза, но душевных не имеет. Кто видит небо и сей мир, а не видит того, которой на небе, и кто сей мир создал; тот по телу видит, а по душе слеп. И можно сказать, что еще не велика беда, когда мои телесные повреждены глаза, а душевные глаза при своей светлости стоят. Телесная слепота душевным глазам ни мало не вредит, а душевная слепота телесным глазам вредит. Христа, как еще Он пребывал на земли, фарисеи и книжники не узнали, что Он есть Спаситель мира, хотя и имели глаза: а два слепца преясно усмотрели, что Он есть Христос, которому от Давидова колена родиться надлежало. Но какие же бы те были душевные глаза? О сем никто не может подлиннее сказать, как Давид, у котораго душевные глаза в самом были совершенстве. Разум, слуш. есть те душевные глаза: и такой разум всякому человеку от Бога дан: да почтож не все разумеют Бога? Не все такими глазами настояще глядят? Для того, слуш. что никакия глаза без света не смотрят. Видим ли мы что телесными глазами ночью или во тьме? Не надобно ли для их света? Так должно разсуждать и о душевных глазах: и им надобен свет; разум без света не видит. Какой же бы сей был свет? Слово Господне; в чем да будет нам свидетелем достоверным тот, который то уже на себе испытал: слово Господне просвещающее очи,6 неотменно душевные или разумные: и еще: светильник ногама моима закон Твой, и свет стезям моим7. Видите, что Давид хотя итти на такое богоугодное дело, и чтоб в том деле не запнуться, то употреблял вместо предводителя закон Божий, с которым благополучно совершил свой путь. А закон Божий ничто иное есть, как от Бога данное правило, которое нам приказывает удаляться от зла, а творить благое. Кто закона Божия держится, тот процветает, как финикс, множится, как кедр, становится, как маслина плодовита, в дому Божии: а которые сего не держатся вожда, те бывают яко конь и меск, им же несть разума, броздами нескрепленные, уздою не удержанные.

Но слуш. собранные Богом! сей закона Божия свет не все имеют, почему душевными глазами не все настояще и видят. Правда, почти все такие, которые своей не признают слепоты, почти все те сие говорят, что в Апокалипсисе написано: я богат есмь, и обогатихся и ничего не требую, а не знаешь, безумне! там же написано, что ты окаянен, и мал и нищь, и слеп, и наг. Коллурием помажи очи твои, да видиши,8 т. е. надобно тебе лекарств для излечения твоей слепоты. Для чегож не все видят, то есть, закон Божий разумеют? Я скажу правду: для того, что не учатся, учащих не слушают. Пускай кругом я весь осыплюся светом, а ежели глаз своих от злобы или от безмернаго сна не отворю: то могу ли что нибудь увидеть? Давид, чтоб сей свет иметь, много трудился: и день и ночь в законе Божии пребывал. Нас повседневные недосуги до сего не допускают; мы так прилепились к здешней жизни, что будто нам никогда с нею не раставаться: почему и седмой день Богу посвященный на свои нужды обращаем. Нет; не Богоугодно сие дело, слушатели! Вы знаете, что мы со всех сторон одолжены Богу так, что хотяб и всякой день Ему со страхом и трепетом работали: то бы мы еще ни мало не отслужили. Того ради хотя с сего времени начнем прилежнее в законе Божии обращаться, и других учащих нас охотно послушаем. Не дай Боже, чтоб кого искусил тот в Евангелии помянутой глухой бес, которой овладевши человеком делает, чтоб он никакому душеполезному учению не внимал: да еще чтоб лучше ему удалось, то влагает в него высокоумие и надменныя мысли, по которым бы он о себе думал, что нет на свете его умнее. А сим самим приводит к тому, что он никакого учения не слушая, нечувственно свое теряет спасение. Но вы, Бл. Сл. теките, в которое вступили течение, Господу поспешествующу, Ему же да будет слава. Аминь.

Сказывано Февраля 8 дня.



Оглавление

Богослужения

23 сентября 2020 г. (10 сентября ст. ст.)

Прмч. Гавриила (Яцика) Радонежского, насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (1937). Мцц. Минодоры, Митродоры и Нимфодоры (305–311). Прп. Павла Послушливого, Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV). Прп. кн. Андрея, в иночестве Иоасафа, Спасокубенского (1453). Апп. от 70-ти Апеллия, Лукия и Климента (I). Мч. Варипсава (II). Блгв. царицы Греческой Пульхерии (453). Свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX). Собор Липецких святых. Сщмчч. Исмаила Кудрявцева, Евгения Попова, Иоанна Попова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Василия Максимова, Глеба Апухтина, Василия Малинина, Иоанна Софронова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палладия Попова пресвитеров, прмч. Мелетия Федюнева, мч. Симеона Туркина, мц. Татианы Гримблит (1937); сщмч. Уара, еп. Липецкого (1938).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: aрхим. aрхим. ГЕРАСИМ; игум. МАНУИЛ, ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, АНТОНИЙ, АНФИМ; иером. ФИЛАРЕТ, АРИСТАРХ, ДАЛМАТ, МИХАИЛ
Сергиевский Трапезный храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.