Беседа в день тезоименитства Благовернаго Государя Наследника Цесаревича Великаго Князя Николая Александровича

CDXLIV.

355. Беседа
в день Тезоименитства Благовернаго
Государя Наследника Цесаревича Великаго Князя
Николая Александровича.

<1858 год>

В елико время наследник млад есть,
под повелители и приставники есть,
даже до нарока отча
(Гал. IV. 1. 2).

Сие апостольское изображение воспитываемаго наследника привел мне на память Высокий великаго Престола Наследник, котораго имя в нынешний день особенно возбуждает молитвенныя чувствования в миллионах православнаго народа. Под бдительным попечением Благочестивейших Венчанных Родителей, Он проходит теперь поприще приготовления к подъятию Царственных подвигов, которые предназначает Ему право рождения и Божественный и царственный закон. Да утвердит и совершит в нем надежды отечества Вышний, владеющий царством человеческим! Мудро воспитанный наследник престола есть сокровище, соблюдаемое для грядущих родов царства.

Но что, если мудро воспитанный наследник царства, вступая в царскую деятельность, встретит окрест себя род, воспитанный не мудро и небрежно1? Может ли он поддержать, или устроить благоденствие царства и народа также удобно, как если бы окружен был людьми, воспитанными тщательно и разумно? – Конечно нет. И так народ должен благодарить царя, который упрочивает его благоденствие мудрым воспитанием своего наследника: и с тем вместе должен споспешествовать благонамерению царя и своему будущему благоденствию тем, чтобы каждый отец семейства воспитывал своих детей тщательно и разумно, сообразно с своим состоянием и с их способностями.

В нынешния времена о предметах, правилах и способах воспитания так много разсуждают, пишут, спорят, что это едва ли не уменьшает доверия воспитателям от воспитываемых, которые слышат их, препирающихся между собою, и видят руководительныя книги, не давно одобренныя, вскоре осуждаемыя другими новыми2. – Может быть, это и неизбежно, по причине умножившихся и разнообразившихся требований жизни общественной и частной, которым воспитание должно удовлетворять. Притом гласность некоторые почитают всеобщим врачевством против общественных зол, хотя иногда она бывает и источником общественных болезней, если слишком неудержимо разширяет уста свои не только для правды, но и для неправды. Впрочем мне заповедано не словопретися (2 Тим. II. 14). Мой долг указать, поколику возможно, родителям и воспитателям на то, что безспорно истинно, и для всех их доступно и полезно, и на руководительную книгу, которой не оттесняла бы от них никакая другая.

Библия не дала ли добраго воспитания народу Божию ветхозаветному? Не дала ли еще более совершеннаго воспитания народу Божию новозаветному? Премудро устрояя воспитание будущих граждан царствия небеснаго, не имела она недостатка в мудрости, чтобы преподать верныя правила для образования добраго гражданина царства земнаго, и имела нужду преподать оныя3; потому что худой гражданин царства земнаго и для небеснаго царства не годен.

И так стоит труда поискать в Библии учения о воспитании.

Древнейшее о сем учение можно найдти в слове Господа к Аврааму: Авраам бывая будет в язык велик и мног, и благословятся о нем вси языцы земнии; вем бо, яко заповесть сыном своим и роду своему по себе, и сохранят пути Господни творити правду и суд (Быт. XVIII. 18. 19). Здесь, вопервых, в образе похвалы воспитанию, какое даст Авраам своим детям, преподается главное правило воспитания: заповедай сынам своим сохранять пути Господни, творить правду и суд, или, – чтобы тоже сказать по нынешнему, – давай детям воспитание благочестивое и нравственное, сообразно с законом Божиим. Во-вторых, здесь показываются и благотворныя последствия такого воспитания: Авраам будет в язык велик и мног; – отец семейства, дающий детям своим воспитание благочестивое и нравственное, может надеяться от себя потомства многочисленнаго, уважаемаго и благополучнаго. Не трудно понять, что не может того же ожидать нерадящий о таком воспитании, а угрожает ему противное.

Далее, прямо высказанныя правила воспитания находим в ветхозаветных книгах, по преимуществу, учительных, в книге притчей Соломоновых и в книге Иисуса сына Сирахова.

Соломон учит: наказуй сына твоего, тако бо будет благонадежен; в досаждение же не вземлися душею твоею (Прит. XIX. 18). Наказуй, значит: учи; давай полезныя наставления; но также и собственно: наказывай за проступки. Но Премудрый поставляет предел суровости наставления и строгости наказания: не действуй с досадою и раздражением, и не возбуждай досады и раздражения. Раздраженный наставник не наставляет, а раздражает. Шумом раздражения заглушается голос истины. Наставляй добродушно; обличай кротко и мирно; наказывай умеренно и с сожалением.

Соломон побуждает к такому действованию, обещая от него добрые плоды. Наказуй сына и возлюбит тя; и даст лепоту твоей души; не послушает языка законопреступна (Прит. XXVIII. 17).

Учение Сына Сирахова более строго. Суть ли ти чада, накажи я, и преклони от юности выю их (Сир. VII. 25). Накажи сына твоего, и делай им, да не в безстудии его поткнешися (XXX. 13). В особенности с горьким словом обращается он к тем родителям, которые любят забавлять своих детей, и забавляться ими, а не учить их, дают им излишнюю свободу, и легкомысленно смотрят на порывы их легкомыслия: ласкай чадо, и устрашит тя, играй с ним, и опечалит тя (Сир. XXX. 9).

Наконец, Евангелие, которое вообще, вместо духа страха пред законом, господствовавшаго в ветхом завете, распространяет дух любви и свободы, и в правилах воспитания смягчает древнюю строгость. Св. Апостол Павел пишет: отцы, не раздражайте чад своих, но воспитовайте их в наказании и учении Господни (Еф. VI. 4). И в другом послании: отцы, не раздражайте чад ваших, да не унывают (Кол. III. 21).

Таково учение священных книг о воспитании. Оно просто и не многосложно: потому что назначено не только для мудрых, но и для простых. Впрочем и мудрые не унизят себя, если окажут внимание учеников сим простым урокам: потому что их преподали люди, водимые Духом Божиим. Самое простое воспитание по правилам истиннаго благочестия и чистой нравственности может образовать добраго гражданина царству земному, способнаго и к небесному гражданству; воспитание же любомудрое безспорно может сделать более, и совершеннее приспособить воспитываемаго к достижению разных общеполезных целей. Но без сих правил, самое ученое воспитание есть построение благовиднаго здания без прочнаго основания. По сим правилам просто воспитан был отрок4 Давид, чтобы пасти5 овец: но в нем открылся муж, способный пасти народ Божий, победоносный воин, царь, Пророк. По сим правилам, вероятно, уже более учительно, воспитан сын царев Соломон, и явился царем премудрым, царем Пророком, царем необыкновенно счастливым.

Из того, что в ветхозаветном учении о воспитании видно более строгости, а в евангельском более свободолюбивой кротости, естественно раждается вопрос: должно ли следовать исключительно последнему, и со всем отложить первое?

Чтобы разрешить сей вопрос, обращаюсь к изречению св. Апостола Павла, которым начал слово. В елико время наследник млад есть, ничимже лучший есть раба, но под повелители и приставники есть. Видите, он говорит о строгом воспитании, как не предосудительном, обыкновенном и должном. Это тем более примечательно, что он строгое воспитание представляет образом того, как Бог воспитывает человечество. Сие видно из непосредственно следующих слов: и мы, егда бехом млади, под стихиами бехом мира порабощени. Ветхий завет есть детство человечества, и его начальное воспитание под рабским страхом закона. Христианство есть высший возраст человечества, и его совершительное под благодатию воспитание; здесь, соответственно возвысившемуся познанию и силе духа, ему вверяется духовная свобода; и тогда человек внутренно уже не раб, но сын и наследник Божий Иисус – Христом6. И так поелику Апостол в воспитании человечества Богом, и в воспитании каждаго человека родителями и наставниками признает одинаковый порядок: то ясно, что и из христианскаго кроткаго воспитания, он несовсем исключает древнюю строгость, дабы свобода вверяема была воспитываемому, по мере приобретения им умения пользоваться ею.

Все ли равно, давать обширную свободу умеющему ее употреблять, или неумеющему, зрелому в разуме, или незрелому? – Очевидно не все равно. Следственно по мере возраста и образования должно давать свободу детям.

Которое из двух направлений правильнее приятнее, и удовлетворительнее для человека, поступление от разширения свободы к ея ограничению, или напротив от ея ограничения к разширению? – Очевидно последнее. Итак надобно вести детей от ограничения свободы к разширению ея. Иначе сделавшийся слишком свободным слишком рано, куда направится далее с своим желанием поступления вперед и возрастающаго удовлетворения? Не будет ли он в искушении поколебать справедливые пределы разумной и законной7 свободы?

Провидением Божиим призванные быть родителями, воспитателями и наставниками8 детей да не пренебрегут сих напоминаний; да помышляют о них благовременно и предусмотрительно: и наипаче, чтобы основанием и душою воспитания было благочестие, да пекутся о сем с искренним усердием ради детей, ради себя, ради отечества, ради потомства. В чадех своих познан будет муж (Сир. XI. 28). Аминь.



Оглавление

Богослужения

8 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Сщмчч. Ермолая, Ермиппа и Ермократа, иереев Никомидийских (ок. 305). Прп. Моисея Угрина, Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1043). Прмц. Параскевы (138–161). Сщмч. Сергия Стрельникова пресвитера (1937).
17:00  Всенощное бдение с литией
Успенский собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.