Беседа по освящении храма нерукотвореннаго образа Господня в здании Барыковской Богадельни

CDV.

316. Беседа
по освящении храма Нерукотвореннаго
Образа Господня в здании Барыковской богадельни.

(Говорена ноября 17-го; напечатана в
Твор. Св. Отц. в 1856 г. и в собр. 1861 г.)

<1855 год>

 

Мы же вси откровеным лицем славу
Господню взирающе, в тойжде образ
преобразуемся от славы в славу, якоже
от Господня Духа
(2 Кор. III. 18).

Образ Господень освятил предварительно сие место: потом благоговение к Образу Господню посвятило ему сей храм.

За сорок три года пред сим вражеская святотатственная рука коснулась храма сего, и в следствие сего прекращено было в нем священнослужение. Но Господень Образ сохранил себя от святотатственной руки; и сохранил свой храм от совершеннаго уничтожения; впрочем на время оставил его не столько в действии, сколько в надежде и ожидании. Долго смотрели мы на сей храм, не желая уничтожить его, но и не встречая условий, при которых могли бы возвратить ему полное и непрерывное1 священнодействие. Молитвенники приходили к Образу Господню: но Царь славы не входил в двери олтаря сего, для совершения великаго таинства Тела и Крови Своея.

Время всякой вещи под небесем (Еккл. III. 1), сказал проницательный наблюдатель событий в мире. Наконец надежда и ожидание оказались тщетными. Молящийся пред сим Образом Господним ощутил благодатный плод молитвы: и дар возбудил благодарность2. Благоговение и человеколюбие соединились, чтобы не только храму сему возвратить вполне святыню его, но и дом сей посвятить на дело Божие, – на дело призрения безпомощных. Сие дело одного лица сделалось делом общества, одушевленнаго тем же духом благоговения и человеколюбия: и храм сей облекся в благолепие, какого не имел от начала.

Да узрят нищии и возвеселятся (Псал. LXVIII. 33). Да возвеселится сердце ищущих Господа (Пс. CIV. 3). Да прославят верующие Господа, судьбами Своими воздающаго честь святому Своему Образу.

И не безвременно теперь для благоговейных поклонников Образа Господня помыслить, как можно и должно нам воздавать ему подобающую честь и славу.

Обыкновенно мы приближаемся к Образу Христову, и взираем на него, с мыслию и чувством благоговения. Достойно и праведно! Потому что посредством изображения приближаемся и взираем к Самому изображенному, к Господу нашему Иисусу Христу, воплощенному Сыну Божию.

Покланяемся пред Образом Христовым. Прилично и знаменательно! Это есть свойственное человеку выражение смирения пред величеством Богочеловека.

Возжигаем пред Образом Христовым свещу. Издревле сие было знамением являющагося величества, и благоговения пред величеством. И в скинии Моисеевой, и в Храме Соломоновом пред святынею, прообразовавшею Христа, горел седмисветный светильник, который также был прообразованием света Христова. Поставляя пред Образом Христа горящую свещу, мы сим действием как бы говорим Ему: Ты еси не вещественный свет мира; приими от нас наименее вещественное приношение – свет и огнь, и воздаждь нам внутренний благодатный свет уму и огнь сердцу.

Дерзаем прикасаться к Образу Христову и целовать оный. Дерзновение утешительное для верующаго! Это есть видимое знамение невидимаго прикосновения веры (Лук. VIII. 46), движение благочестиваго усердия в сретение чаемому снисхождению благодати.

Пред Образом Христовым возносим молитву Христу Богу. Премудрое в простоте учреждение! Благотворная помощь3 молитвеннику! Чтобы невидимость и непостижимость Божества не казались отсутствием Его, чтобы ища присутствия Божия ум не впал в представления мечтательныя, чтобы мысли сосредоточивались и охранялись от разсеяния, святый Образ Бога, явившагося во плоти4, предстоит в одно время и зрению чувственному и созерцанию духовному, и собирает мысли и чувства внешния и внутренния к одному созерцанию Божественнаго.

Когда, по молитве нашей или других пред Образом Христовым, приемлем или видим Божие благодеяние: мы удивляемся, радуемся, сорадуемся, хвалим и благодарим Христа Бога; и наша вера получает новое побуждение прибегать к источнику благодати, с особенною очевидностию для нас открывшемуся. Все сии душевныя движения соответствуют существу дела и нашей обязанности.

Все ли таким образом совершено? Довольно ли сего? – Не спешите отвечать: довольно.

Иной из нас приближился к Образу Господню, поклонился ему, произнес или выслушал молитву, может быть, даже получил благодеяние с благодарностию: но потом удалился от Образа Господня не только телом, но и духом; перестал на него взирать не оком только, но и умом; разсыпал свои взоры по суетам и прелестям мира; угасил кадило своей молитвы; наполнил свою душу образами, или, вернее сказать, идолами страстей и вожделений. Какую же принес он жертву Христу? Что значит несколько слов, которыя имели в себе молитвенное значение, но не дух молитвы в произносящем их, и которыя исчезли в воздухе? Что значит минутная благодарность, которая исчезла в сердце? Что приобрел он себе? Не все ли утрачено, если что и было приобретено?

Что же нужно еще, чтобы нам быть истинными, достойными, Богоугодными чтителями Образа Господня? – Послушаем одного из таких чтителей, и поучимся. Мы вси, говорит святый Апостол Павел, откровеным лицем славу Господню взирающе, в тойжде образ преобразуемся от славы в славу, якоже от Господня Духа. Приметьте, что он говорит не о себе одном, а о всех; следственно говорит не об особенном преимуществе мужа Богодухновеннаго, а о действии и состоянии, которое доступно многим, и в некоторой степени всем. Мы вси, говорит, откровеным лицем славу Господню взираем, то-есть, взираем не просто на лице Христово, но на славу Его, сущую внутрь5, на свет Его Божественной истины, Его добродетелей и совершенств; взираем, не как зрители бездейственные, но представляем светоносному лицу Христову душу нашу, как зеркало для принятия света Его; приемля же и усвояя сей благодатный свет, и сами в тойжде образ преобразуемся, – по мере нашей возможности деятельно впечатлеваем в нашей душе и в нашей жизни черты Христовой истины и Христовых добродетелей; преобразуемся от славы в славу, непрерывно стараясь возрастать в уподоблении образу Христову; и все сие действуется в нас не так, как можно было бы ожидать от человеческой природы, оставленной себе самой, но как должно быть от Господня Духа, подаваемаго верующим.

Невнимательный к истинной жизни духовной, может быть, скажет: неужели каждому из нас надобно преобразиться в образ Христов? Как это можно? – Что это надобно, в том удостоверяет нас верное слово Божие: ихже предуведе, то-есть, в которых людях Бог предусмотрел искреннее и неизменное желание благоугождать Ему, и достигнуть вечнаго спасения: тех и предустави сообразными быти образу Сына Своего (Римл. VIII. 29). Если же предопределил Бог сделать нас сообразными образу Сына Своего: то, конечно, сделал сие и возможным, и даже удобным.

Христос Спаситель отчасти Сам написал Свой образ, когда сказал: кроток есмь и смирен сердцем. И с сим вместе показал и то, как можем мы преображаться в сей образ: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Матф. XI. 29). Изгладь в душе твоей черты гневливости и гордости; положи в ней черты кротости и смирения: и ты положишь в себе черты образа Христова.

По сему примеру, взирая оком чувственным на образ Христа Спасителя видимый, да взираем прилежно оком ума и сердца на образ Его духовный. И просвещая себя светом истины Его, и подражая, елико можем, явленным в земном житии Его добродетелям, Его ревности о славе Отца небеснаго, Его приснопребыванию в молитве, Его благости и человеколюбию, Его кротости и смирению, Его терпению и послушанию воле Отца небеснаго даже до смерти, в тойжде образ да преобразуемся от славы в славу, якоже от Господня Духа. Аще и недостойни есмы; не обезнадежим себя: но неослабным подвигом да подвизаемся, чтобы достигнуть сей благодати, отверзающей единственный вход в славу вечную. Аминь.



Оглавление

Богослужения

8 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Сщмчч. Ермолая, Ермиппа и Ермократа, иереев Никомидийских (ок. 305). Прп. Моисея Угрина, Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1043). Прмц. Параскевы (138–161). Сщмч. Сергия Стрельникова пресвитера (1937).
17:00  Всенощное бдение с литией
Успенский собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.