Слово в день восшествия на Всероссийский Престол Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича

CCCL.

261. Слово
в день восшествия на Всероссийский Престол
Благочестивейшаго Государя Императора
Николая Павловича.

(Говорено в Чудове монаст. ноября 22;
напечатано в Губерн. Вед. 1850 г., в Твор. Св. От. 1851 г. и в собр. 1861 г.)

<1850 год>

Нынешний день, прежде проповедующаго, сам говорит слово, которое отдается глубоко в сердце Русском, и возбуждает думы: – двадцать пять лет совершилось, как царствует над нами Благочестивейший Государь Император Николай Павлович.

Времена нельзя было бы исчислять1, если бы их не разделяли на круги, ограниченные известными пределами. Посему Бог создал светила, с тою между прочим целию, да будут в знамения, и во времена, и во дни, и в лета (Быт. I. 14). Не довольствуясь естественным разделением времен, Он дал им разныя сочетания, приспособленныя к высшим, преимущественно нравственным и духовным целям. Так образовал Он седмицу дней, а в законе Моисеевом и седмицу лет, и седмицу седмилетий; и поставил в особенное внимание седмый день, седмый год, и, по седми седмилетиях, пятидесятый год: дабы человек, прошед определенное поприще времени, особенно не краткое, остановился как бы на рубеже, осмотрелся, разсмотрел над своими путями пути Провидения, воздал славу Небесному Водителю и Охранителю, из опытов прошедшаго извлек для себя наставление в отношении к будущему.

Пятидесятилетний круг времени, который у Евреев был законным, церковным и государственным, у Христиан, вместе с прочими ветхозаветными обрядовыми учреждениями, потерял силу закона: однако не совсем уничтожился, а перешел в область обычаев; и когда, быв приспособлен к человеку лично, представился2 слишком долгим для недолгой по естеству человеческой жизни, тогда понадобилось разделить пятидесятилетний круг на два, и образовать двадцати-пяти-летний круг. Ибо и двадцати-пяти-летие пребывания, деятельности, подвигов, в известном состоянии жизни представляет такое поприще, которое пройдти значит одержать не малую победу над всеизменяющею силою времени.

Что же скажем о благополучном совершении двадцатипятилетняго поприща столь высокой деятельности, столь многотрудных подвигов, как царствование над обширным Царством, во времена особенно трудныя для Царей и Царств? – Не по применению к обычаю только, но по размышлению о истинном основании для обычая, говорим, что день, запечатлевающий двадцати-пяти-летие благополучно продолжаемаго царствования, – день нынешний, есть особенно достойный благоговейнаго внимания, достопамятный, благознаменательный.

При разсматривании ознаменовавших сие двадцати-пяти-летие Царских деяний, можно близкими опытами поверять то, что древняя мудрость и Царская опытность внушили Царю мудрецу написать: егда Царь праведен на престоле сядет, не противится пред очима Его ничтоже лукаво (Притч. XX. 8). Приметьте, что есть лукавое в Царстве и праведнаго Царя; потому что в небесном только Царствии нет зла, ни порока, ни беды: но лукавое не имеет силы противиться Царю праведному.

Лукавое с дерзостию явилось было в то самое время, когда Николай Первый должен был возсесть на прародительский престол; и внезапная буря угрожала общественному порядку и безопасности. Но Царь, твердый правдою своего призвания, и упованием на Бога, не поколебался ни на мгновение; крепостию Своего духа запретил буре; утвердил Престол в то самое время, когда возсел на него, в первый день Царствования сделался избавителем Царства.

Вскоре потом две не-Христианския державы, одна по другой, вызывали Его на подвиги бранные: и хотя открытая сила врагов подкрепляема была не менее значительною тайною силою завидующих России; однако правда и крепость нашего Царя в брани и уверенность в победе низлагали открытое, и обезоруживали скрытое противоборство так, что исполнению намерений Его не могло противиться ничтоже лукаво.

Так было и тогда, когда народ, не совсем иноплеменный, утраченное им достоинство царства получивший только по милости Русскаго Царя, и доведенный до безпримернаго в прежней истории его благоустройства и благосостояния, воздал за благодеяния неблагодарностию, и за благоуправление мятежем. Грозен и неотвратим был громовый удар Царской правды, поразивший крамолу и своеволие: но вслед за тем, подобно как громовое облако благотворным дождем, разрешилась Царская правда Царскою милостию, простираемою на всю страну, и в особенности на несчастных, и даже на виновных, поколику можно было миловать безвредно.

Хотите ли видеть во внутренних делах Государства не воспящаемую затруднениями правду Цареву? – Посмотрите на законодательство. Век прошел до Николая Перваго в неутвердившихся предположениях и в неуспешных трудах, чтобы дать благоустройство Русскому Законодательству. Он совершил сие в немногие годы.

Говорящему в церкви было бы не свойственно не коснуться сколько нибудь и дел церковных в соотношении с делами Государства. Единство веры есть важное подкрепление единству народности, и оба сии единства вместе имеют важное отношение к силе Государства. Около двух миллионов Русскаго народа, прежде единоверных, в три прошедшие века, чуждою хитростию и насилием отторжены были от Православной Церкви, и употреблены продолжительныя всевозможныя усилия прикрепить их к Церкви Западной. Правительство же Русское поступало с ними по правилам веротерпимости. Посему, сколько должно было желать, столько же мало можно было надеяться их возсоединения с Православною Церковию. Но они вдруг, собственным движением, под предводительством всех своих высших пастырей, и почти всех священнослужителей, тихо и свободно пришли в Православную Церковь, подобно как овцы возвращаются во двор овчий, из котораго недавно вышли. Как это сделалось? Если смотреть на средства человеческия: действие оказывается сильнее средств. Так и должно быть в деле Божием. Это дар Провидения благочестивой правде Царевой, ко благу Царства.

Но я не жатву собираю, а только срываю некоторые класы на многоплодном поле Царскаго двадцати-пяти-летия.

Можно ли однако не упомянуть о недавних событиях, когда правда Царя нашего подвиглась на защищение оскорбленной правды Царя-Союзника? – Не могло Державному Защитнику правды противиться ничтоже лукаво, хотя для сопротивления поднят был почти поголовно целый народ, обольщенный и обладаемый сынами лукавства, из многих народов соединившимися в единомыслие лукавства.

Приятно для верных сынов России слышать, что и в царствах, в которых на Россию привыкли смотреть только со страхом ея силы, и с опасением ея усиления, и сквозь туман собственных мечтаний не могли ясно видеть истинно высокаго духа Самодержца Ея, наконец в настоящее время раздаются громкия признания правоты, твердости, умеренности правил Самодержца Всероссийскаго в отношении к другим державам, и благотворной силы слова Его к прекращению опасных несогласий между некоторыми из них.

Прославим, Россияне, Господа, в руце Котораго власть земли, и Который потребнаго воздвигает во время на ней (Сир. X. 4). Воистину, благопотребнаго воздвигнул Он Благочестивейшаго Самодержца нашего Николая Павловича, – благопотребнаго для России, чтобы твердою рукою держать бразды правления обширнейшаго Царства, чтобы любовию ко всему отечественному охранять чистоту Русскаго духа от чуждых влияний, – благопотребнаго для Православной Церкви, чтобы ревностию к Православию споспешествовать распространению пределов ея, чтобы неослабною попечительностию возвышать благоустройство в чине служащих Церкви, чтобы благочестием сообщать жизненную силу умственному и нравственному образованию народа, – благопотребнаго для многих Царств и народов, чтобы силою правды и правдою силы и за пределами своей державы поддерживать законную власть, порядок, взаимную правду и мир между царствами и народами, тогда как род строптив и преогорчеваяй, род, иже не исправи сердца своего, и не увери с Богом духа своего (Пс. LXXVII. 8), волнует народы, когда царства, раздельшияся на ся, колеблются, когда неправда домогается восхитить силу, а сила не довольно чтит правду, когда мечтают на мятеже основать законность, во всенародных распрях найдти источник общественнаго согласия, иметь свободное управление посредством порабощеннаго Правительства, когда безначалие хочет быть началом, очевидно не созидательным, а разрушительным.

Поелику же разсмотрение совершившихся в известном круге времени событий, открывая нам пути Провидения, должно, как мы сказали, преподать нам и наставление: то да слышим. Пример Царя, правдою победоноснаго и славнаго, проповедует правду народу. И взоры на всю современность, чем более их разширяем и углубляем, тем сильнее побуждают вопиять с Пророком и с Царем Пророком: правде научитеся живущии на земли (Ис. XXVI. 9). Правда возвышает язык; умаляют же племена греси (Притч. XIV. 34). Правда мужей правых избавит их; безсоветием же уловляются беззаконнии (Притч. XI. 6).

Надобно ли объяснять, как нужна правда? – Вообрази, что ты окружен людьми, которые не говорят правды, не делают правды; что следственно уверениям в доброжелательстве нельзя верить; что на обещания нельзя полагаться; что призываемый тобою, или посылаемый на дело скажет: пойду3, и не пойдет; что должник скажет: заплачу, и не заплатит; что выслушавший твою просьбу о защите скажет: защищу, и не защитит. Можно ли между такими людьми хотя день провести спокойно и безопасно? Не видишь ли, что без правды нельзя жить?

Скажешь ли: я позволяю себе только малую неправду, от которой не будет великаго бедствия? – ответствует тебе Премудрый: уничижаяй маля по малая упадет (Сир. XIX. 1). Если ты сегодня позволишь себе неправду в малом слове, завтра в малом деле; если другие, приметив сие, будут отвечать тебе тем же; если начальствующий не будет соблюдать правды в распоряжении, подчиненный в исполнении повеленнаго; если приходящий в суд позволит себе приносить неправыя просьбы, и прельщать судящаго дарами, а судящий уступит прельщению: то неправда может неприметно возрасти в такую гору, которая, обрушась, многих погребет под развалинами.

Впрочем не совершенна была бы правда, если бы ее соблюдали только из страха беды и погибели. Да любим и да творим правду: потому что она сама в себе любезна; потому что сродна душе нашей, и еще паче потому, что Господь любит праведники (Пс. CXLV. 8). Аминь.



Оглавление

Богослужения

8 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Сщмчч. Ермолая, Ермиппа и Ермократа, иереев Никомидийских (ок. 305). Прп. Моисея Угрина, Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1043). Прмц. Параскевы (138–161). Сщмч. Сергия Стрельникова пресвитера (1937).
17:00  Всенощное бдение с литией
Успенский собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.