Слово в день рождения Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича

CCCVIII.

227. Слово
в день рождения Благочестивейшаго Государя
Императора Николая Павловича.

(Говорено в Усп. Соборе июня 25; напечатано в Твор. Св. Oт. 1848 г.,
в Ведом. Моск. Город. Полиции и в собр. 1861 г.)

<1848 год>

Клятся Господь Давиду истиною, и не отвержется
ея: от плода чрева твоего посажду на престоле
твоем.
Пс. CXXXI. 11.

Когда мы, воспоминая день воцарения Благочестивейшаго Самодержца нашего, сие воспоминание с благодарностию, с радостию, с молитвою приносим в церкви пред Бога: мы чрез сие ознаменовываем то, что царство земное связано с небесным, что Царь воцаряется и царствует не без действия и содействия Царя царствующих: мы отзываемся на глас Всевышняго: Мною царие царствуют (Притч. VIII. 15).

Подобным образом, когда воспоминание о священном венчании и помазании Царя пред Бога приносим: чрез сие мы предполагаем и признаем, что Богом Он венчан, помазан и освящен для дел царствования.

Когда же и самое рождение Царя, который родился не царем еще, а младенцем, хотя и от державнаго рода, торжественно воспоминаем пред Богом: чрез сие действие мы выражаем ту истину, что не только воцарение, венчание, помазание, но, и еще прежде, самое рождение Царя есть особенное устроение Провидения Божия; что в день, в который Присноживущий Царь благословил сего младенца на жизнь, благословил Его уже и на царство. Посему-то, при возвращении сего дня, и прибегаем мы к Богу с вопиющим сердцем: благослови Его и еще, благослови Его царствовать долго, и всегда с благословением наследственным и потомственным.

Глубокая мысль – в основание могущества и власти царской полагать могущество и власть Божию.

Возвышенная мысль – источника для мудрости и благости Царевой искать в свете и любви Божественной, и царское величество величием Божиим в одно время и возносить и преклонять к кротости и смирению.

Прекрасная мысль – еще над колыбелью созерцать зарю вышняго света, осиявающаго в последствии времени Престол.

Если бы сии мысли были наше изобретение: можно было бы хвалиться счастливым изобретением.

Если бы это были мысли только догадочныя: жаль было бы колебать их сомнением. Так оне привлекательны; так успокоительны; так благотворны.

К счастию, это суть мысли основательныя, словом Божиим утвержденныя.

Посмотрите, на чем премудрый Соломон основывает свое царское величие и свои царския надежды: – на том, что клятся Господь Давиду истиною, и не отвержется ея: от плода чрева твоего посажду на престоле твоем.

Клятвы о истине свидетельствуемаго и обещаемаго и человеки, в мыслях и поступках основательные, не употребляют расточительно и без нужды; а берегут ее для дел особенной важности, и для утверждения истины, которая преимущественно требует ограждения от недоумений. Кольми паче Бог, Котораго слово и без клятвы самодостоверно, если достоверность его усиливает клятвою, то, конечно, сим указывает на особенную важность предмета, и на преимущественную потребность и благотворность удостоверения.

Подтвердим сие примерами. По таинственному повелению Божию, Авраам, хотя не окончательным делом рук, тем не менее совершенною решимостию воли приносит в жертву единороднаго сына; и представляет образ крестной жертвы Единороднаго Сына Божия, предавшаго Себя, и преданнаго Богом Отцем, за спасение мира. Надлежало наградить безпримерное повиновение, указать на таинство, дать Аврааму обетование о Христе: и Бог изрекает оное с клятвою. Мною Самем кляхся, глаголет Господь, его же ради сотворил ecu глагол сей, и не пощадел еси сына твоего возлюбленнаго Мене ради: воистину благословляя благословлю тя, – и благословятся о семени твоем вcu языцы земнии (Быт. ХХII. 16–18). Подобным образом надлежало некогда изъяснить, что, по предвечному совету Божию, Христос есть не только жертва страждущая, но и вечный Священник, Божественною силою священнодействующий спасение наше: и Бог, у Пророка, сию великую и спасительную истину изрекает с подтверждающею ее клятвою: клятся Господь и не раскается: Ты иepeй во век по чину Мелхиседекову (Пс. CIX. 4).

Согласно с сими примерами надлежит полагать, что когда и Давиду клятся Господь истиною, то есть, утвердил клятвою истину Своего слова с дополнением, что не отвержется ея, то есть, не одновременно исполнит Свое слово, но сохранит оное на продолжение времен: то сим указано на предмет важный, благопотребный, благотворный. А какой это предмет? – Царская власть наследственная. От плода чрева твоего посажду на престоле твоем.

В следствие сих соображений мы можем изречение Божественное разрешить на следующия изречения истины.

Первое: Бог посаждает царя на престоле; или, иначе сказать: царская власть есть Божественное учреждение.

Второе: Бог посаждает на престоле царевом от плода чрева его, то есть, наследственность царской власти есть также Божественное учреждение.

Третие: царская наследственная власть есть высокий дар Божий избранному Божию, как о сем свидетельствует обещание сего дара с клятвою, и другое Божественное изречение: вознесох избраннаго от людей Моих (Пс. LXXXVIII. 20).

Четвертое: царская наследственная власть есть и для народа благопотребный и благотворный дар Божий: поелику благость Божия безпристрастна, и премудрость Божия всеобъемлюща; и потому, если Бог дает Царю дар, от котораго зависеть должна судьба народа, то, без сомнения, дает, провидя и предустрояя тем благо и всего народа.

Вот коренныя положения царскаго и государственнаго права, конечно, не имеющия недостатка в твердости, поелику основаны на слове Божием, утверждены властию Царя царствующих, и запечатлены печатию клятвы Его!

Не Россиянин, может быть, спросил бы меня теперь: почему на постановленное Богом для одного народа, и на обещанное одному Царю, я смотрю, как на общий закон для Царей и народов? И я не затруднился бы ответствовать: потому что закон, истекший от благости и премудрости Божией, без сомнения, есть закон совершенный; а совершеннаго почему не предлагать для всех? Или ты думаешь изобрести закон, который был бы совершеннее, нежели закон, истекший от Божией благости и премудрости?

От Россиянина могу ожидать инаго вопроса: к чему труд удостоверения о Божественном учреждении и благотворности наследственной царской власти? Сие учение уже написано на сердцах Россиян. – Знаю, возлюбленные, и радуюсь. Но если и не нужно удостоверять о том, чтo есть уже в сердце, тем не меньше естественно беседовать о том. Таков закон слова, который признала сама премудрость: от избытка сердца уста глаголют (Матф. XII. 34). Кроме сего, время теперь повторять себе и подтверждать самыя известныя истины: потому что дух времени не оставил ни одной истины, которую бы не покушался колебать, или словом, или на деле.

Когда темнеет на дворе: усиливают свет в доме. Береги, Россия, и возжигай сильнее твой домашний свет: потому что за пределами твоими, по слову пророческому, тма покрывает землю, и мрак на языки (Иса. LX. 2), Шаташася языцы, и людие поучишася тщетным (Пс. II. 1). Перестав утверждать государственныя постановления на слове и власти Того, Кем царие царствуют, они уже не умели ни чтить, ни хранить царей. Престолы стали там не тверды; народы объюродели. Не то, чтобы уже совсем не стало разумевающих: но дерзновенное безумие взяло верх, и попирает малодушную мудрость, не укрепившую себя премудростию Божиею. Из мысли о народе выработали идол: и не хотят понять даже той очевидности, что для столь огромнаго идола недостанет никаких жертв. Мечтают пожать мир, когда сеют мятеж. Не возлюбив свободно повиноваться законной и благотворной власти царя, принуждены раболепствовать пред дикою силою своевольных скопищ. Так твердая земля превращается там в волнующееся море народов, которое частию поглощает уже, частию грозит поглотить учреждения, законы, порядок, общественное доверие, довольство, безопасность.

Но благословен Запрещающий морю (Матф. VIII. 26)! Для нас еще слышен, в событиях, Его глас: до сего дойдеши, и не прейдеши (Иов. XXXVIII. 11). Крепкая благочестием и самодержавием Россия стоит твердо и спокойно, подобно каменной горе, у подножия которой сокрушаются волны моря. Она спокойна, потому что державная рука Помазанника Божия держит ея мир: и сугубо спокойна, потому что это мир не дремлющий, но бодрствующий с оружием против ненавидящих мира.

С нами Бог! да взывает каждый из нас заедино с Благочестивейшим Самодержцем нашим. С нами Бог благодатию православныя веры. С нами Бог благодатным даром благословеннаго наследственнаго Самодержавия. Да пребываем же и мы с Богом, чистою верою и достойною веры жизнию, непоколебимою верностию к богодарованному Царю и соответственным единоначалию единодушием!

Начальствующие от Отца небеснаго и от царя земнаго да заимствуют отеческий дух любви и попечительности, для действования на подчиненных, обеим сторонам приятнаго.

Подчиненные да ревнуют быть, как пред Отцем отечества небеснаго, так и пред отцем отечества земнаго, чадами послушания (1 Петр. I. 14) искренняго и совершеннаго, помышляя, что как противляйся власти, Божию повелению противляется (Рим. XIII. 2), так равно и повинующийся власти, Божию повелению повинуется, и следственно одним действием повиновения можно совершить, сугубую добродетель, и приобрести сугубую награду.

Блюстители правосудия да памятуют, яко суд Божий есть (Втор. I. 17), и да изрекают судимым не иной суд, как изрекаемый от Бога Им самим в Его слове, в законе и в их совести. Правосудие, в отношении к телу общества, есть род врачевания: если членам, потерпевшим лишение, не доставят они восполнения, поврежденным исправления, и не отсекут зараженных смертоносною язвою; то могут сделаться виновными в смертоносном заражении всего тела.

Служители просвещения да открывают очи неведущих к небесному, и содружному с небесным, свету, при котором можно право ходить, и делать полезное: и да не прельщаются, и да не прельщают каким нибудь ночным светением червя или гнилаго вещества, котораго блеск может удивить на минуту; но не разгонит мрака, не осветит пути, не посветит делу.

Призываемые к оружию для безопасности отечества да идут с любовию и самоотвержением, по гласу Цареву и по гласу Христову: больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Иoaн. XV. 13).

Каждый в деле своего звания, в земледелии, в ремесле, в художестве, в торговле, в царской и общественной службе, да обращается честно, предпочитая своей пользе пользу общую, ожидая успеха в устроении общаго и частнаго блага, от Божия благословения правоте, не ревнуя лукавнующим, ниже завидя творящим беззаконие, зане яко трава скоро изсшут (Псал. XXXVI. 1. 2). Живый на небесех посмеется им, и Господь поругается им (Псал. II. 4).

С нами Бог, верные Богу и Царю, Россияне! В Боге наша крепость. В Нем надежда. От Него мир, и, если нужно будет, от Него победа. Аминь.



Оглавление

Богослужения

8 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Сщмчч. Ермолая, Ермиппа и Ермократа, иереев Никомидийских (ок. 305). Прп. Моисея Угрина, Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1043). Прмц. Параскевы (138–161). Сщмч. Сергия Стрельникова пресвитера (1937).
17:00  Всенощное бдение с литией
Успенский собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.