Слово о молитве, преимущественно церковной, в день памяти Преподобнаго Сергия

ССХХХ.

149. Слово
о молитве, преимущественно церковной,
в день памяти Преподобнаго Cepгия.

(Говорено в Троицкой Сергиевой Лавре, 25 сент.;
напечатано в Христ. Чтении 1840 г. и в собраниях 1844 и 1848 гг.)

<1839 год>

Молитеся о нас: уповаем бо, яко добру совесть имамы, во всех добре хотяще жити (Евр. XIII. 18). – Пишет святый Апостол Павел ко Евреем, то есть, к Христианам из Евреев.

Молитеся о нас: говорим иногда и мы людям, которых почитаем сильными в молитве, или, по крайней мере, упражняющимися в ней с приметным вниманием. И ныне, для чего множество людей собралось во храме сем, если не для того наипаче, чтобы сказать Преподобному Сергию, как могущественному молитвеннику: моли Бога о нас?

Воспользуемся же словами Апостола, чтоб извлечь из них о взаимной молитве некоторыя мысли, для нас полезныя.

Молитеся о нас. Подумайте, кто это просит себе молитвы других? – Павел, который некогда, с своим сотрудником Силою, в темнице Филиппийской, совершал молитвенное Богу славословие, с такою духовною силою, что внезапу трус бысть велий, яко поколебатися основанию темничному, отверзошася же абие двери вся, и всем юзы ослабеша (Деян. XVI. 25. 26); – Павел, который объятием сострадательной любви и молитвы воскресил Евтиха; – Павел, котораго молитве даровал Бог вдруг двести семдесят шесть душ, сопутников его в плавании, готовых погибнуть от кораблекрушения; – Павел, котораго сам Господь нарек избранным сосудом благодати Своея, и который сам о себе не обинулся исповедать: вся могу о укрепляющем мя Иисусе Христе (Фил. IV. 13). И сей, вся могущий, просит себе помощи молитвенной; и от кого просит? – Не от каких либо избранных, крепких молитвенников, но от всех Христиан-Евреев, без разбора, не исключая и последняго мирянина. Что ж такое делает святый Павел? Да, что он делает, то достойно глубокаго внимания нашего, и, если будем внимательны, может подать нам немаловажныя наставления.

Пример Апостола должен вразумить нас, Христиане, как настоятельна потребность взаимной друг о друге молитвы, и наипаче общественной, когда и сей, толико крепкий подвижник духовный, признает для себя нужду сей духовной помощи; как дерзко было бы опираться на силу одной собственной молитвы, хотя бы кто в ней уже имел некоторые опыты, и достиг некоторых успехов, когда на собственную молитву не дерзает положиться муж, облагодатствованный столь необыкновенно и чудесно; с каким смирением и простотою надлежит нам не отвергать, не пренебрегать молитвенной помощи немощнейшаго из верующих, когда прозорливый дух Павла не употребил в сем случае разборчивости, которую трудно употребить без возношения себя и без уничижения ближняго, и которая была бы без цели, потому что сила Божия в немощех совершается, следственно может иногда совершиться и в немощнейших, по видимому, молитвенниках.

Кстати заметим из примера святаго Павла, как верно, даже до ныне, в Церкви Божией сохраняется тот же дух и тот же чин, какой учением и примером ввели в нее святые Апостолы. В каждом Богослужении слышите вы, как Церковь призывает всех верующих, не исключая немощнейшаго и последняго, молиться, как друг за друга вообще и в разных отношениях, так в особенности за тех, которые призваны в преемственное Апостолам служение благодати.

Дабы, без трудных разсуждений, ясно показать вам благотворное действие молитвы друг за друга, приведу пример другаго Апостола. Петра стрежаху в темнице: молитва же бе прилежна бываемая от Церкве к Богу о нем. Егда же хотяше его извести Ирод, для суда, и, вероятно, для убиения, в нощи той бе Петр спя между двема воинома, связан железнома ужема двема, стражие же пред дверми стрежаху темницы. Опасность крайняя; избавление кажется невозможным; притом же сам Петр не молится о избавлении: бе Петр спя. Но какая нечаянность! Се Ангел Господень предста. Он разбудил Петра; оковы спали с него сами собою; Ангел провел его сквозь запертыя двери, между стоящими при них стражами, и оставил на свободе. Каким же образом Петр не вымолил, а покоясь сном приобрел себе избавление1? Тем образом что молитва, бе прилежна бываемая от Церкве к Богу о нем. Она совершила избавление Петра без его усилия и без его ведома.

Мало сведущие в делах духа могут спросить: почему посторонняго молитвеннаго содействия, или даже полнаго действия, требуют и такие люди, которые имеют сами дар молитвы, возделанный упражнением, и приносящий даже чудесные плоды? Некоторые, по недоумению, в простоте, могут сказать о Петре или Павле то, что некогда Иудеи, в ожесточении, в укоризну говорили о Христе: иныя спасе, себе ли не можешь спасти? На сие, для искренно вопрошающих, ответствуем: Павел просит себе чужой молитвы, по смирению; Петр не спасает себя из темницы, по отвержению своей воли, по преданности в волю Провидения Божия: между тем как того же Петра, и того же Павла, в молитве за других гораздо более свободными, и по вере дерзновенными, делает человеколюбие и сострадание; и потому они подлинно иныя спасают своей молитвою, и не стыдятся сами молитвою иных быть спасаемы. Но для чего Бог полагает на избранных Своих сей образ духовной скудости и уничижения, что они заимствуются пособиями молитвы от других людей, менее облагодатствованных? Для того же, чтобы лучше сберечь высоту их достоинства в глубине их смирения. Или, пусть сии люди2 сами изъяснятся о дивном в них смотрении Божием: имамы, говорят, сокровище cиe в скудельных сосудех, да премножество силы будет Божия, а не от нас (2 Кор. IV. 7). Если бы Святые всегда были также чудесно могущественны для себя, как часто бывают для других: то непроницательные люди удобно приписали бы им самим силу Божию, в них действующую; и следственно похитили бы у Бога славу, Ему принадлежащую: но когда теже люди в одном случае Богоподобны чудесным могуществом, а в другом подобострастны нам общею человекам немощию; тогда и малопроницательные должны усмотреть, что тут является премножество силы Божия, а не от нас.

Возвратимся к словам Апостола, которыя мы взяли в руководство настоящему размышлению. Молитеся о нас: уповаем бо, яко добру coвесть имамы, во всех добре хотяще жити. Не просто требует он молитв о себе, но представляет нечто такое, по чему бы его требование признали справедливым, и не отказали в требуемом: уповаем бо, яко добру совесть имамы, во всех добре хотяще жити. В сих словах можно видеть следующее размышление Апостола: если бы я признавал в себе совесть не добрую, неочищенную от грехов, по возможности человеческой и по благодати Божией; если бы не имел искренняго намерения вести добрую жизнь во всех отношениях: то не отважился бы просить себе от Церкви молитвенной помощи, которой нечистая совесть недостойна, и которая злому намерению споспешествовать не может: но поелику, испытуя сердце свое пред Богом, не нахожу, чтобы совесть обличила меня в делах, заведомо и по намерению злых; а напротив того стараюсь во всех случаях иметь намерения Богу угодныя, ближним полезныя, собственной душе моей спасительныя; то с несмущенным дерзновением прибегаю к духу благодати и щедрот, дышущему в Церкви, испытующему сердца, и дающему всем по сердцу каждаго. И так, вот еще наставление, которое мы должны для себя извлечь из примера Апостола: кто желает воспользоваться споспешествующею молитвою ближних и всея Церкви; тот должен прилежно испытать свою совесть, отвергнуть всякое намерение греховное, всякое хотение нечистое, стараться нелицемерно, во всяком случае, соделать такую долю добра и правды, какая возможна ему, по дару Божию естественному, и по предварительной благодати; и потом уже с упованием просить достойнейшей помощи духовной и благодатной от душ, искренно молящихся.

Таковы суть, братия, законы общественнаго духа молитвы; таков порядок его действования. Кто не подчиняется сим законам; кто не обращает внимания на сей порядок: тот напрасно вздумает жаловаться на скудость плодов общественной и взаимной молитвы; он должен жаловаться на самого себя, на свое неразумие, или, поелику для простаго добролюбиваго неведения есть простыя внушения духа и тайная помощь благодати, еще справедливее должен жаловаться на свое произвольное нерадение или неверность.

Церковь непрестанно призывает нас к молитве взаимности, то в особенности за начальствующих и служащих Церкви, то за братий наших, разнообразно бедствующих, то за всех единоверных вообще. Учрежденный лик, то и дело, вопиет за нас ко Господу о помиловании нас; и подаянии нам благодати. Что же ты предстоящий? Вопиешь ли также в cиe время в сердце твоем? Чувствуешь ли важность сего общения, чтобы присоединить твой малый молитвенный глас к великому молитвенному согласию Церкви? Помышляешь ли о твоей частной молитве смиренно и униженно, а о соединенной молитве Церкви – благоговейно и благонадежно? Или только слушаешь пробегающия слова чтеца, как шум ветра, и глас певца, как звук свирели, и, между одушевленными духом молитвы, стоишь празднен, холоден, безчувствен? Если, по несчастию, так: то очувствуйся, полумертвая душа, возбуди сердце твое, воззови ко Господу из глубины твоей внутренней, да возможешь реянием твоим коснуться глубин Духа Божия, исполняющаго Церковь Божию, и привлещи себе начаток духа благодати и щедрот, в обновление и благоуправление твоея жизни.

Иные, по видимому, обращаются к молитвам Церкви, призывают молитвы Святых, просят молитв от некоторых ближних: но между тем не довольно обращаются к своей совести, не довольно внимания обращают на свою жизнь, не восприемлют добрых намерений, или, восприяв, не сохраняют. Говорят Святому: молися о нас, а сами беззаботно стоят на пути грешных. Подумали ль вы, чего требуете? Не ужели дух молитвы для того дан Церкви, чтобы он, как вихрь, мог схватить некающагося грешника, и бросить в рай? Какая в сем случае была б правда у Бога? И что было бы с самым раем, когда бы его наполнили неочищенные покаянием и неисправленные в житии грешники? – Блаженное место не может сделать блаженным грешника; но грешник и блаженное место оскверняет собою и повреждает, как именно с сим блаженным некогда миром случилось чрез грех Адама. Нет! – Благодатный дух молитвы дарован от Бога для помощи грешникам, восчувствовавшим и возненавидевшим свою греховность, решительно возжелавшим очищения и совершеннаго исправления, у которых не достает только силы делать добро, а не добраго намерения.

Желаю, братия, чтобы как можно менее нашлось между нами таких, для которых в настоящем размышлении нашем найдется обличение. – Кто же найдет здесь для себя обличение: тот да не гневается на обличающаго по долгу, но да приимет доброжелательное напоминание, и употребит оное к своему исправлению, которое да подастся всем нам благодатию Господа Бога и Спаса нашего Ииcyca Христа, молитвами Преподобнаго Отца нашето Сергия и всех Святых. Аминь.



Оглавление

Богослужения

7 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Успение прав. Анны, матери Пресвятой Богородицы. Свв. жен Олимпиады диакониссы (409) и Евпраксии девы, Тавеннской (413). Прп. Макария Желтоводского, Унженского (1444). Память V Вселенского Собора (553). Сщмч. Николая Удинцева пресвитера (1918); сщмч. Александра Сахарова пресвитера (1927); св. Ираиды Тихо́вой исп. (1967).
05:30 Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00 Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, ЛЕВ; иером. ФИЛАРЕТ, ВИКТОРИН, ВАДИМ, АРИСТАРХ, ЕМИЛИАН, МОИСЕЙ, СПИРИДОН, ПРОКЛ
Сергиевский Трапезный храм

06:30 Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.