1826 год. Слово в день Святителя Алексия, Митрополита Московскаго и всея России чудотворца

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТИЕ.

СЛОВА И РЕЧИ,

ненапечатанныя при жизни проповедника.
(Печатаются с рукописнаго сборника М. М. Евреинова и других рукописей)

1826 год.

CLXXXIV.

32. СЛОВО
в день Святителя Алексия, Митрополита Московскаго
и всея России чудотворца.

(Говорено в Чудове монастыре февраля 12 дня)

<1826 год>

Имеяй ухо слышати, да слышит, что Дух глаголет Церквам:
побеждающему дам ясти от манны сокровенныя.
Апок. II. 17.

Есть обыкновенная пища, о которой говорит Апостол: брашна чреву, и чрево брашном: Бог же и сие и сия упразднит (1 Кор. VI. 13), то есть предаст истлению, и грубыя оных действия прекратит. Была некогда необыкновенная пища, – чудесная манна, видимо сходившая с небеси, о которой глаголет Спаситель Иудеям: отцы ваши ядоша манну в пустыни, и умроша (Иоан. VI. 49). Дух святый возвещает и обещает еще иной род пищи, совсем неизвестный обыкновенным людям, и потому названный манною сокровенною: побеждающему, глаголет, дам ясти от манны сокровенныя.

Кто же знает, что то за новая пища, без сомнения, лучшая других родов, потому что не всякому дают оную, а берегут для угощения победителя? – Для примера могу вам сказать, что сие знает сей, ублажаемый ныне, победитель греха, увенчанный нетлением. Ибо как приемлющие тленную пищу предаются и сами тлению: так, напротив, Преподобный Божий, которому недано видети истления (Пс. XV. 10), без сомнения, приготовлен к состоянию нетления нетленною и пищею, и следственно, предварительно дано ему ясти от манны сокровенныя. Посему самому и гроб его соделался трапезою, от которой верующие, одним благоговейным приближением, или прикосновением уст, уже некоторым образом причащаются также манны сокровенныя, то-есть, силы духовной, укрепляющей, услаждающей, успокоивающей и восполняющей.

Поелику же Дух, как пишет Тайновидец, о манне сокровенной глаголет Церквам, и следственно сия манна хотя и сокровенная, обещается не каким-либо людям, но всем верно и мужественно подвизающимся в воинствующей Церкви Христовой: то и мы, хотя, может быть, более побеждаемые, нежели побеждающие, отважимся нечто гадательствовать о манне сокровенной, и сею наградою побеждающих поощрять себя к подвигу и победе.

Все мы знаем, что тело подвержено гладу и жажде, и нужду имеет в пище и питии, которыми утоляются неприятныя чувствования глада и жажды, услаждается вкус, подкрепляются силы, восполняется ущерб вещества в телесном составе. Но и дух не подвержен-ли также гладу и жажде? Не имеет-ли нужды в питании? Что может свойственным ему образом питать его? Знаем-ли мы сие о духе так ясно, как о теле?

Един Бог есть существо самодовольное, в Себе Самом всегда полное и обилующее всяким благом, никогда ни в чем не оскудевающее отвне, и следственно не имеющее нужды ни в каком питании. Дух человеческий, как сотворенный и непрестанно зависящий от Бога, не есть самодоволен, потому что не есть Бог; а не будучи самодоволен, он имеет нужду приобретать потребное себе довольство, или свойственным себе образом питаться. Воля его, как пищи, алчет добра; ум его, как пития, жаждет истины. Но не в нем корень добра, не в нем источник истины: следственно, не имеет он пищи и пития в себе; надобно, чтобы оныя ему даны были. В Боге корень добра, в Боге источник истины: следственно, для питания духа требуется не то, что восходит из земли, но что с неба нисходит, – манна. Хлеб, не только по происхождению, но и по свойству чисто небесный, нельзя положить на земле открыто пред очами телесными, воду жизни нельзя влить в сосуд из мертваго вещества; потому истинная пища духа, по необходимости, есть сокровенная для плоти.

Слово Божие часто говорит о сей пище, давая нам познать и восчувствовать существенный наш глад и обрести спасительное питание. Пророк Давид сказует, как сам он питался сею пищею: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. Уготовал еси предо мною трапезу сопротив стужающим мне: чаша Твоя упоявающи мя, яко державна (Псал. XXII. 1. 5). Иногда изображает божественное обилие сея пищи для всех человеков: умножил еси милость Твою, Боже: сынове же человечестии в крове крилу Твоею надеятися имут. Упиются от тука дому Твоего, и потоком сладости Твоея напоиши я. Яко у Тебе источник живота (Пс. XXXV. 8. 9. 10). Иногда, как угоститель, приглашает приступить к сему божественному пиршеству: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. XXXIII. 9). Приидите, взывает также божественная Премудрость, ядите мой хлеб, и пийте вино, еже растворих вам (Прит. IX. 5). А иногда она и саму себя превращает в пищу и питие: ядущии мя, говорит, еще взалчут, и пиющии мя еще вжаждутся (Сир. XXIV. 23). Подобно сему и Воплощенная Премудрость глаголет: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки (Иоан. VI. 51). И к Самаряныне глаголет: иже пиет от воды, юже Аз дам ему, не вжаждется во веки: но вода, юже Аз дам ему, будет в нем источник воды, текущия в живот вечный (Иоан. IV. 14). И еще: не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем изо уст Божиих (Мф. IV. 4). И Апостол истинных христиан описывает, как вкусивших дара небеснаго, и причастников бывших Духа Святаго, и добраго вкусивших Божия глагола, и силы грядущаго века (Евр. VI. 4. 5).

Скажут-ли, что это суть только иносказания? Положим, если угодно, что то правда. Но как-бы то ни было: поелику духовное, по естеству своему, более заключает в себе существенности и силы, нежели телесное: то сии, если угодно так назвать, иносказания и уподобления должны заключать в себе более существенности и силы, нежели те вещи, от коих оныя заимствованы. Если мысль о пище телесной и ея потребность не есть мечта, то кольми паче мысль о пище духовной и ея потребности есть истина.

Спросят-ли: как можно представить питание духа, который, как существо простое, не знает ни ущерба, ни прибавления? Ответствую: в духе все должно представлять духовно. Тело лишенное свойственной ему пищи, наконец разрушается; а дух разрушиться не может. Но как тело от продолжаемаго чрезмерно голода тоскует и слабеет: так и дух без пищи, ему свойственной, тоскует и слабеет. И сии состояния еще более относятся к духу, нежели к телу, которое только по действию духа может иметь живую силу и ощущение удовольствия. Как телесная пища и питие услаждают, подкрепляют, делают покойным и довольным чувственнаго человека: так духовная пища духовному человеку доставляет внутреннее, сердечное и умное услаждение, подкрепление, покой и довольство.

Спросят-ли еще некоторые: как-же мы не чувствуем в себе мнимаго духовнаго глада, или жажды? Пусть присовокупят к сему и еще вопрос: как-же, когда мы слышим слово Божие, которое называют хлебом или водою жизни, мы не примечаем в душе нашей живых ощущений наслаждения, или внутренняго питания, и, когда слово умолкает, вскоре остаемся также пусты, как прежде онаго? – Чтобы на сие ответствовать, спросите человека, у котораго болезнь, или грубая невозможность повредила вкус и естественное расположение к питанию: почему пища для него невкусна? Почему он не хочет принимать ея, или приняв, но не напитавшись, безпорядочно извергает? Неукрощенная чувственность и земныя страсти разслабляют дух, заглушают его внутренния ощущения, повреждают его небесныя желания.

По сему-то и не всякому обещается манна сокровенная. Какая польза, и как можно давать пищу тому, в ком болезнь произвела отвращение от нея и неспособность к питанию? Когда тело преодолеет борющуюся с ним болезнь: тогда может воспользоваться пищею. Когда дух победит чувственность и страсти: тогда способен будет во здравие духовное ясти1, от манны сокровенныя. Имеяй ухо слышати, да слышит, что Дух глаголет Церквам: побеждающему дам ясти от манны сокровенныя.

Подвизайся мужественно, христианин! Побеждай диавола, мир, плоть, самаго себя. Побеждай гордость, как враждебную силу диавола, – похоть очес, или зависть и любостяжание, как порабощенную силу мира, – похоть плоти, или чувственное желание наслаждения, как бунтующую силу плоти; наконец, поелику не одне внешния силы ведут брань против духа твоего и Духа Божия в тебе, но в тебе самом, в твоих неумерщвленных желаниях сердечных, в твоих неочищенных помыслах, есть благоприятствующая врагам твоим сила, – побеждай самаго себя. Распинай плоть со страстми и похотми (Гал. V. 24). Низлагай в себе помышления и всяко возношение взимающееся на разум Божий (2 Кор. 10. 4. 5). Тогда ухо услышит звуки слова Божия; а ум и сердце с услаждением найдут в них манну сокровенную или воду живую. Уста примут видимые дары Таинства; а любовь духа живым ощущением приимет Господа, входящаго вечерять с тобою.

Душе Святый! Сам даруй и нам ухо слышати, и ум разумети, что глаголеши Церквам, и сотвори, благодатною Твоею силою, да победим и вкусим от манны сокровенныя, юже Ты Един даеши побеждающим. Аминь.



Оглавление

Богослужения

7 августа 2020 г. ( ст. ст.)

Успение прав. Анны, матери Пресвятой Богородицы. Свв. жен Олимпиады диакониссы (409) и Евпраксии девы, Тавеннской (413). Прп. Макария Желтоводского, Унженского (1444). Память V Вселенского Собора (553). Сщмч. Николая Удинцева пресвитера (1918); сщмч. Александра Сахарова пресвитера (1927); св. Ираиды Тихо́вой исп. (1967).
05:30 Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00 Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. ФИЛИПП, ДОРОФЕЙ, ЛЕВ; иером. ФИЛАРЕТ, ВИКТОРИН, ВАДИМ, АРИСТАРХ, ЕМИЛИАН, МОИСЕЙ, СПИРИДОН, ПРОКЛ
Сергиевский Трапезный храм

06:30 Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.