Слово в неделю 28-ю по Пятдесятнице

XLI.

5. СЛОВО
в неделю 28 по пятдесятнице.

<1806–1808>

Имей мя отречена. Лук. XIV. 18.

Так ответствовали все званные на вечерю! Какая нечувствительность! Еслибы человек убогий – людей неизвестных приглашал к своей трапезе, такой отказ не был бы удивителен. Владыка дому, Отец семейства зовет уже званных, – зовет детей своих, зовет на вечерю велию. Какая же причина удерживает вас, рабы непокорные? Село купих; волов купих (Лук. XIV. 18 и 19) они ответствуют. Но или забыли вы чей это дар, чье благословение – ищите прежде царствия Божия, сей великой вечери, и вся, разумея гораздо более, нежели село и волы ваши, приложатся вам (Матф. VI. 33). Притом не говорит уже: ищите, избавляя нас труда сего; но грядите, яко уже готова суть вся (Лук. XIV. 17). Грядите; но один ответствует – жену поях (20); эта-то жена, которая помощницею дана на пути к сей вечери, теперь делается идолом, которая сердце своего мужа отнимает у Бога, которая сделала тебя уже прелюбодеем, заставив изменить благости Божией. Это Евва падшая, дающая Адаму невинному снедь запрещенную в приданое – и приносит проклятие, рождает болезни, оставляет в наследство смерть. Оставь ее! Напрасныя убеждения: уже воля в плену, сердце в оковах. Он ответствует вестнику Божию с первыми: имей мя отречена. Боже мой! наша ожесточенность не только меру Твоего терпения, но и всякий степень удивления нашего превышает. Согласимся ли мы взять крест Твой, принять хотя одну каплю от той чаши, которую Ты выпил за нас до самаго дрождия, когда самыя блага Твои не пленяют нас? Пойдем ли мы с Тобою на Голгофу, когда отреклись идти к Тебе на вечерю?

Вот горькие плоды неверия! Сердце неимущее веры, не только трудностей в подвиге Иисуса Христа, но и самых благ Его страшится и, подобно преступнику, подозревает самого Отца небеснаго. Одна вера приводит нас к Богу. Если мы истинноверны, то не только село, волы, жена, но и весь мир, ни ангелы, ни настоящая, ни грядущая не возмогут разлучить нас от Бога. Обратим внимание на сей предмет, откроем сердце к принятию его.

Вы, может-быть, сего не ожидали, а некоторые сочтут за излишнее говорить о вере верным?.. Но что, если вера зреет у них только в устах, а на делах нет ея и листвия, а в сердце еще не возникла? Дай Бог, чтобы опыт обманул нас – и тогда говорить о ней будет излишне. Обличай премудра (Притч. IX. 8), говорит Премудрость, тогда не будет нужды отвращать от пороков, пленять красотою добродетелей: аще корень свят, то и ветви (Рим. XI. 16). Не может древо добро плоды злы творити (Матф. VII. 18).

Обратимся к той минуте, когда исконный враг и человекоубийца позавидовал счастию невинности, обольстил прародителей. Это не ошибка Премудрости, но ход высочайшей Ея экономии: определено в предвечном совете получить человеку царствие, уготованное от сложения мира. Дабы получить его, дабы обладать и наслаждаться Самим Богом, не довольно было нашей невинности: для сего нужны были заслуги. Не только правда, самая любовь Божия сего требовала. Ибо чрез сие она еще хотела усугубить сладость благ небесных; то добро и не бывает особенно приятно нам, которое без труда приобретается. Сии заслуги, еслибы предоставить собственным каждаго силам, то когда должны оне совершиться? – В состоянии невинности? Но какой подвиг определить ему, когда и столь малаго – воздержаться от запрещенной снеди – не мог исполнить, когда сие из праха и персти составленное творение, любуясь собственною красотою, возмнило себя достойным славы и чести божеской? Согласился ли бы он добровольно из Эдема идти на Голгофу? Он бы верно отказался столь дорогою ценою покупать блаженство на небесах, живя и на земле в раю. По падении? Но какой подвиг, какое пожертвование, чья жизнь, чья смерть могли удовлетворить суду раздраженной правды? Какой жертвы кровь могла угасить хотя несколько геенны нашей, не только купить мир агнца Божия? Сияние славы Отчи, Сын предвечный оставил для Себя доставить нам право на блаженство. В последок дний Он совершает сие великое дело, дая узреть небесным, земным и преисподним, како возлюби мир сей. Наконец правосудие удовлетворено, преступление Адамово омыто, наши грехи забыты... Херувим, изгнавший праотцев из рая, отверзает врата царства небеснаго. Вместо пламеннаго оружия приемлет ветвь мира. На жертвеннике крестном вечными сияет буквами: Совершишася (Иоан. XIX. 30). Таким образом совершив сие, Ходатай наш чего от нас требует? – Одного согласия принять новое величайшее благодеяние; сие сердечное принятие заслуг Его с полным на них упованием есть – вера наша.

Сия-то благодатная вера Адаму в невинности была ограждением: еслибы праотец верил, что смертию умрет, в оньже аще день снест от древа (Быт. II. 17), не внял бы гласу прелестника; по падении – единственным утешением. Если бы не верил, что семя жены сотрет главу змия, то его живаго поглотили бы бездны адовы с его дражайшим наследием; Святии вси послушествовани быша верою (Евр. XI. 39). Сия самая вера гремела в устах пророков, пронесла проповедь Апостолов до конец вселенныя, озлатила уста пастырей Церкви, в исповедниках и мучениках победила весь мир, наконец и до наших сердец достигла. Теперь посмотрим, сия столько живая вера жива ли в нас?.. А дабы узнать сие, открой нам, сосуде избранный, божественный Павле, ту веру, в ней же свидетельствовани быша древнии! Верою, начинает он, множайшую жертву Авель паче Каина принесе Богу (Евр. XI. 4). Мы приносим ли жертву?.. и какую? Давид поет: жертва Богу дух сокрушен (Псал. X. 19). И Сам Господь глаголет: милости хощу (Матф. IX. 13). Но сколь часто дух наш в надмении возносится выше небес, в грубых удовольствиях плоти нисходит даже до ада. Сколь часто Лазари в язвах, от глада, от жажды издыхают пред вратами богатых. Сколь часто мы равнодушно слышим стоны больнаго – все кроме сердец наших воплями своими пронзающие: человека не имам (Иоан. V. 7). Верою Сарра паче времени возраста роди (Евр. XI. 11): наша неплоды – душа не только паче времени возраста, но и во время благоприятно, во дни спасения (2 Кор. VI. 2) не приносит плодов покаяния и дел благих. Верою Авраам единороднаго приношаше (Евр. XI. 17): мы, оставляя долу осля и отроча – плоть и буйный разум, восходим ли с ним на гору и приносим ли Исаака – собственное сердце? Ах! не только для Бога, но для собственнаго блаженства, не только своего сердца, но осла и волов своих нам жаль оставить. Верою Моисей остави Египет (27). Нас вместо Моисея ведет Христос, вместо столпа огненнаго праведное нам возсия Солнце. И мы, осуждая ропот древняго Израиля в пустыни, сами еще не трогаемся из Египта, не престаем работать миру сему прелюбодейному и грешному и диаволу. Верою, продолжал он; но довольно, ученик неба, ученик земли! Закрой сие зерцало, в коем очень ясно видим, каковы мы. Да и возможно ли ждать плодов веры, когда есть из нас такие, кои едва ли получили и зерно ея? Как можно искать ее в делах, когда часто не даем ей места в уме? Есть в наш век довольно таких, кои сами не желают и других учат ничему не верить, чего не может видеть ни око плотское, ни мудрость мира объюродевшая. Несмысленные! Или не знают они, сколько нужна вера в делах даже видимых и естественных! Стал ли бы земледелец сеять, когда не знал бы, что земля возвратит сторицею? Кто бы стал плавать по морю, когда не верил бы кораблю и кормчему? Кто бы мог излечиться от болезни, не имея доверенности ко врачу? Кто бы мог изучиться какому-нибудь искусству, еслибы не верил художнику? И если отнять веру в сих делах, что выйдет из сего мира прекраснаго? – Пустыня смерти, гроб, который живых нас погребл бы себе! Итак, если требуют веры от нас земля, вода, воздух, ближний наш для нашего же блага, то для чего мы отказываем Богу? Вы имеете ближних, друзей: не видя сердца их, им верите. Для чего же Бога лишаете того удовольствия, в коем не отказываете людям, во всем вам подобным? Чем Он заслужил такую недоверенность? Напишите другие уставы для вечной Премудрости, как Ей поступить с нами, и как нам соделаться блаженными. Или о богатстве благости Божией и кротости и долготерпении не радите? Вы слышали в чтенном ныне Евангелии суд Его о званных отрекшихся: Глаголю вам, сказал он, яко ни един мужей тех званных вкусит моей вечери (24). Подивитесь теперь особенной Его любви к нам. Мы многократно отрицались идти на вечерю к Нему, и Он доселе гласом Церкви не престает звать нас: грядите. Се наступают дни покаяния! Он усугубит глас Свой, не ожесточая сердец наших: иззуим сапоги от ног своих, совлечемся греху, станем на месте святе чистыми, приимем дух веры – это есть одеяние брачное. Потом приступим к сей трапезе вкусить вечери Господней; приобщимся крови заветной и Агнцу Божию. Приняв сие напутие живота вечнаго, поспешим на ту вечерю велию, где блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человека не взыдоша (1 Кор. II. 9). Поспешим, не умедлим, и во взаимное уверение сердцем и устами скажем друг другу: аминь.



Оглавление

Богослужения

1 ноября 2020 г. (19 октября ст. ст.)

Перенесение мощей прп. Иоанна Рыльского. Прор. Иоиля (800 г. до Р. Х.). Мч. Уара и с ним семи учителей христианских (ок. 307). Блж. Клеопатры (327) и сына ее Иоанна (320). Сщмч. Садока, еп. Персидского, и с ним 128-ми мучеников (342). Собор святых Архангельской митрополии. Сщмч. Сергия Покровского пресвитера (1937).
05:00 Молебен с акафистом преподобному Сергию
Троицкий собор
05:00 Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. ВАСИЛИСК; иером. ПАИСИЙ, ПЕТР, ВАДИМ, АГАФОН, ДАЛМАТ, ПРОКОПИЙ, АВРАМИЙ    
Сергиевский Трапезный храм
05:30 Ранняя Литургия
Успенский собор

Частые вопросы

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.